РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

430138В_Иванов-zglk

    Наконец в мае 1924 г. писателю удалось получить разрешение на отъезд и осенью вся семья оказалась в Риме. Однако быстро найти работу было трудно. В декабре того же года в письме к В.Ф.Ходасевичу писатель даже сравнивает свою жизнь с "пустыней мрачной".
    Друзья пытались ему помочь. Профессор Ф.Ф.Зелинский вел переговоры о кафедре истории римской литературы для Иванова в Каирском университете, предпринимались меры получить профессуру в Кордове (Аргентина). По разным причинам оба намерения осуществить не удалось. В это время Иванов направил письмо и отправил дарственный экземпляр своей книги "Дионис и прадионисийство" М.И.Ростовцеву, продолжая поиски работы в Америке.
    В ответ он получил письмо от 6 июня 1925 г.:

Дорогой Вячеслав Иванович!
        Очень рад был получить весточку от Вас. Я знал приблизительно из разных источников, где и как Вы живете и слышал о всех Ваших горестях и переживаниях. Спасибо за Вашу чудесную книжку, которую пока я успел только перелистать... Что касается до возможности устроиться здесь для Вас, то не могу скрыть от Вас, что это дело трудное, если не невозможное. Преподавание классических наук здесь поставлено иначе, чем в Европе. Профессора классической филологии здесь учителя элементарного греческого и главным образом латинского языка. Такой дисциплины, как древняя религия, здесь нет. Курсы читаются в больших университетах, но это роскошь. На два часа курса лекций приходится восемь-десять часов преподавания языков, причем греческий здесь далеко на втором плане. При этом, конечно, от профессора требуется полное владение английским языком. Наконец, к себе не любят приглашать людей нашего возраста, предпочитая более молодых. И к тому же классические филологи здешние очень не любят иностранцев и по возможности стараются обойтись своими, что не всегда легко. Таковы условия. Боюсь, что шансы достать для Вас приличное место очень невелики тем более, что большинство Ваших книг написаны по-русски, им же нужны книги на английском языке. Мне думается, что единственное место теперь, где можно надеяться видному русскому ученому найти применение своим силам это Прага, София или Белград. Счастливая случайность (как это было со мной) может помочь пробраться сюда и здесь устроиться, но это дело случая. Буду следить за возможностями и сообщу Вам, если что представится... Дай Вам Бог всего хорошего. Помним Вас и любим по-прежнему. Хотелось бы быть полезным.
        Ваш М. Ростовцев.

    Судьба же определила так, что свою дальнейшую жизнь Иванов связал с Италией, где он много и плодотворно работал. Пророческими оказались его слова, произнесенные незадолго до отъезда из Москвы в 1924 г.: "Я еду в Рим, чтобы там жить и умереть".

К началу статьи ||| Предыдущая часть

ГРИГОРИЙ БОНГАРД-ЛЕВИН


Москва


© "Русская мысль", Париж,
N 4301, 20 января 2000 г.

[ 4 / 4 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

       
      [ с 31.01.2000:   ]