РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

«Я всегда восхищался
подлинностью
личности Газданова»

На вопросы Андрея Корлякова отвечает
директор парижского издательства
«ИМКА-Пресс» проф. Никита Алексеевич Струве

Никита Алексеевич, среди присутствующих вы один из немногих, кто лично помнит Гайто Газданова...

Я имел честь и счастье с ним работать на радио «Свобода». Свои сообщения я делал тогда под его руководством и в его присутствии, а также участвовал с ним в «круглых столах». Один из них я хорошо помню о только что вышедшем тогда «Раковом корпусе» Солженицына. Я всегда восхищался простотой, щедростью, подлинностью личности Газданова. С ним в этом смысле было очень легко работать. Я тогда еще мало читал его произведений, и о его творчестве мы с ним не говорили.

Вы долгие годы изучаете историю русской эмигрантской литературы. Газданов выдающийся писатель русской эмиграции...

Конечно, особенно в этом поколении. Это было, по выражению Владимира Варшавского, «незамеченное поколение», а Газданов стал в нем заметным, и этом уже его большая заслуга. Он родился в 1903 году, попал в эмиграцию 17-летним и здесь во Франции закончил свое образование. Стать при этом писателем определенного склада романического мира это огромное достижение.

Недавно с этого же кладбища переносили в Россию останки русского писателя-эмигранта Ивана Шмелева. Не приятнее ли видеть, как, не тревожа прах усопших, на кладбище из России привозят памятники...

Мне несколько жаль, что этот памятник без креста и всякого религиозного знака. Я знаю, что Газданов был скорее скептиком в отношении религии, но тем не менее его хоронили по православному обряду. И на этом кладбище памятник без креста это, как мне кажется, неправильно. Я был против перенесения останков Шмелева в Россию. Меня, правда, никто и не спрашивал, но внутренне я был против и отказался в этом участвовать. Мне кажется, что это кладбище в Сен-Женевьев де Буа призвано быть собором русском эмиграции.

Ваше мнение о самом памятнике Газданову?

Мне кажется, что на кладбище памятники не должны слишком выдаваться своей оригинальностью. Они должны быть скромнее. Потом мне не очень понятна символика скульптора. Я не могу это сопоставить ни с творчеством Газданова, ни со стилем кладбища, ни в целом с судьбой эмиграции.

Сент-Женевьев де Буа



©   "Русская мысль", Париж,
N 4379, 04 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...