Пишите наш адрес:
ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ

 

ПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ

Всеволоду Сахарову, автору статьи

«Вернется ли наследие?»
(«РМ» N4377)

Глубокоуважаемый господин Всеволод Сахаров!

Мы не знакомы, но, так как Вы опубликовали в «Русской мысли» статью, имеющую прямое отношение к моей работе, я пользуюсь правом ответа читателя на публичное выступление, и, надеюсь, мое письмо Вас ни в чем не обидит и не огорчит.

Дело в том, что общий смысл Ваших доводов остается мне неясным. хотя я читала Вас внимательно.

Вы пишете, что многие русские эмигранты в прошлом обеспечили свое место в Пантеоне русской литературы и приводите имена и князя Курбского, и Герцена, и Гоголя, и, конечно, Набокова. Далее Вы говорите, что «у эмиграции свои кумиры и идеалы, на нас они смотрят трезво», и далее: «...этой трезвости стоит поучиться». Значит, трезвость эта плюс. Но до этого вы процитировали Набокова, который пессимистически смотрит на потомков всех крупных эмигрантских писателей и вообще готов потопить всю эмигрантскую литературу. Значит, Вы согласны с Набоковым, что эмигрантской литературы как таковой нет и остается только «дистанция», так как это литература «с другого берега»?

Тут возникает первая для меня неясность: считаете ли Вы, что этой литературы не было вообще или что она «чужая» и в обоих случаях русскому читателю не нужна? Тогда почему же Вы сами вспоминаете, что, как только это стало возможным, эту литературу печатали и печатают в метрополии, ею зачитываются, она интересует читателя не только как эмигрантская, но и как литература высокого качества. Те писатели, которые не гениальны и бесталанны, от эмигрантской или от советской жизни не стали ни талантливыми, ни гениальными, не правда ли? Значит, эмиграция, может, и ни при чем?

Я помню давний симпозиум в Женеве с вызывающим названием «Одна или две литературы?». Дело было в 1978 году. Говорили и писали люди в очень жесткие времена, и, тем не менее, они стремились понять достоинства того, что писалось и тут и там, так как верили в одну многоликую и богатую русскую литературу. А если искать, что общего между разными писателями, кроме бабочек, как Вы пишете, отказываясь сравнивать Михаила Булгакова с Набоковым, то я, конечно, соглашусь с Вами и тоже не стану сравнивать Акунина с Аксеновым или Маринину с Буковским.

Вы еще в статье затрагиваете другой, очень больной вопрос, которому тоже была посвящена международная конференция несколько лет назад в Москве и другая в прошлом году в Париже. Это вопрос архивов. Было время, когда русские люди, оставшиеся живыми на Западе, после Второй Мировой войны считали своим долгом отправлять все, что у них имелось в семейных архивах, «домой», «в Россию» (т.е. в СССР). Тем более что на Западе далеко не всегда были подходящие условия для хранения бесценных собраний. Но бывало и иное, похожее на то, что случилось в Праге в один миг, когда весь Пражский русский архив исчез, вывезенный в СССР, или позднее во Франции, когда весь архив Бердяева потихоньку исчез из Кламара, так же, как полный архив малоизвестного «Братства Святого Фотия», который был отдан в Москву! И Вы сами жалуетесь, что некоторые архивы до сих пор лежат в ящиках и никому не доступны. Именно поэтому меня нисколько не удивляет недоверие некоторых русских, которые теперь предпочитают отдавать архивы в американские центры, где доступ к ним легче, чем в наши дни в России.

Я хотела бы понять Вашу точку зрения как человека, имеющего дело с эмигрантскими «дарителями» и «хранителями». Я могу дать один пример почти безукоризненный как специалист по Цветаевой. Начиная с 1971 года я перезнакомилась с широким кругом издателей, редакторов, архивистов Цветаевой. Ее архив был недоступен, по запрету дочери, до 2000 года. И теперь выходят книги как царские дочки, одна краше другой, и доступ в архив открыт. И все мы, «цветаеведы», участвуем в этой работе и в эмиграции, и в России. Смею надеяться, что это не единственный пример настоящего, бескорыстного и доверчивого сотрудничества. Как Вы думаете?

ВЕРОНИКА ЛОССКАЯ


Ответ Всеволода Сахарова
читайте в «РМ» N4386 за 22.11.2001

Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4382, 25 октября 2001 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ...