Приложение к публикации: только в Internet-версии!

 

К полемике в "РМ" N 4252 за 07.01.99
Спор о заявлениях Александра Солженицына:

...Это суждение доводит до крайности многочисленные высказывания писателя, особенно его телевизионных передач, тексты которых "РМ" регулярно печатала (хотя и считала их содержание весьма спорным), видя в них исторические документы, но до сих пор никогда их не комментировала.

Ирина Иловайская. Ответ главного редактора. "Русская мысль", N 4252,
Париж, 07.01.99 г.


 

Из архива "Русской мысли" за 1997 г.

Александр Солженицын
размышляет о России

(23 марта 1997 г., программа "Итоги", телеканал НТВ)

Ведущий Евгений Киселев: - Александр Исаевич: президент Ельцин предложил сделать нынешний год - год 80-летия Февральской революции, год 80-летия Октябрьской революции - годом национального примирения, согласия, годом достижения гражданского мира.

Но что получается?

Коммунисты в парламенте ругают президента последними словами. Президент тоже очень жестко им отвечает - он даже грозится Ленина из мавзолея вынести. Что называется, "на святое самое (у коммунистов) замахивается". Те, в свою очередь, грозят ответными жесткими мерами...

Мы накануне всероссийской забастовки 27 марта, которая неизвестно еще чем закончится...

В этой ситуации возможно ли вообще какое-то национальное согласие, примирение, какой-то гражданский мир? Есть ли, по-вашему, какой-то просвет?

Солженицын: Действительно, сейчас объявили "год примирения и согласия". До этого тоже несколько раз было - то "пакт согласия" был после 1993 года, то еще несколько раз говорилось о согласии.

Я боюсь, что этот вопрос ставится слишком мелко. Как будто все время понимается под этим согласием - согласие между партией власти и партией оппозиции. Вот если они придут к согласию - даже одно время их заставляли подписываться, предлагали подписываться, - и все будет в порядке...

Нет!

У нас сегодня разногласия между партией власти и партией оппозиции, действительно, выражаются очень резко в бранных словах и, действительно, очень крайних. Но, на самом деле, сказывается общность их генетическая: природа, откуда они проистекают, те и другие, не показывает между ними настоящего контраста. И Дума... - все эти бури в Думе очень осторожны: Дума боится потерять свое привилегированное положение.

С этой стороны опасности настоящей нет. И у меня в прошлые выборы, в президентские, было чувство, что оппозиция боится выиграть. Она боится выиграть, она только кричит, но не хочет выиграть.

На самом же деле, у нас есть ужасающий раскол в стране. Ужасающий! Но как будто бы не он имеется в виду, когда говорят об этом "годе примирения".

Вот Февральская революция, которой я так много занимался. Отчего крахнула Россия в Февральскую революцию? От раскола между властью и образованным обществом. Только! Народ не участвовал в этом конфликте до самого последнего момента. А тот конфликт нарастал десятилетиями. И... - крахнуло!

Сегодня - глубже раскол, чем был перед февралем 17-го. Сегодня между властью (говорю широко. Теперь еще имущие слои туда пошли, все грязнохваты, все хищники, которые сумели обогатиться, вместе с ними в одном строю) - и всем народом, обнищавшим в результате этих, невменяемых, реформ, истерических порывов (то освобождение цен при монопольных производителях; то приватизация - за один, за два процента стоимости раздача национального состояния).

Обедневший народ и... - кучка грабителей, либо коррумпированных чиновников. Вот эта пропасть гораздо глубже, чем та, что была перед Февральской революцией.

Я боюсь, что если ставится вопрос так - о примирении между двумя партиями, то, значит, власть не понимает всей глубины опасности. Мы сейчас в очень большой опасности. То есть можно назвать двадцать-тридцать проблем вопиющих, от которых зависит вся судьба России. А слышим? А слышим мы все время сейчас "вот новое правительство". Что оно говорит? Как зарплату выплатить, как пенсии выплатить... Боже мой, да это - не великая задача, это - позорный долг, который создался, и размеры этих пенсий и зарплат не таковы, чтобы соответствовать и вложенному труду людей, и достоинству их, и потребностям!..

- ...Ну, выплатить-то надо эти деньги?!.

...Конечно, надо! Но сейчас это так выставляется, как будто это главная задача.

Нет, главные задачи не эти. Главные задачи нам новое правительство - 10 дней уже оно как будто существует - не сказало. Ну, простые вещи: угнетение отечественного производства прекратится или нет? Гнет с производства снимут или нет? Без этого мы расти, жить больше не можем! Или другой вопрос. Школа, образование, наука, высокая наука и высокая культура - они же гниют. Они же разваливаются на наших глазах. Еще несколько лет, и нас можно перевести во второстепенную африканскую державу. Второстепенную! И тогда нечего хлопотать правительству ни о чем - придут новые хозяева и этой колонией распорядятся.

Мы не представляем, насколько все вопросы дошли уже до края. Они не исчерпываются политическими диспутами в Думе. Они очень глубоки.

Примирение нужно - между грабителями и ограбленными. А для этого грабители - вот те, которые за это время незаконно присваивали народное достояние или государственное, - они должны отдать его. Отдать! Не знаю, как. Но если этого не будет, то раскол покрыть нельзя - пактом одним, объявлением нельзя покрыть.

Александр Исаевич, но вот смотрите, ведь правительство тем не менее пытается изыскать деньги для того, чтобы и поднять производство, и для того, чтобы тратилось больше на науку, на культуру, на ту же школу. Это же вопрос пустой казны! Как в старину говорили: "казна пуста", надо эти деньги найти...

Потому она и пуста, что государственное достояние раздали за бесценок. Вот потому она и пуста! И, кроме того, алкоголь пустили - от монополии государства освободили...

...Сейчас-то как раз хотят восстановить государственную монополию!..

Сейчас-то "хотят", только хотят. Само от себя государство отталкивало все основные доходы. И теперь удивляются, почему пустая казна.

Ну, как же можно было достояние - народное достояние! - раздавать вот так - за один, за два процента от стоимости? Что это такое?!. И сегодня Чубайс говорит, что... - он первое, что сказал, нас очень ободрил, - он сказал, что приватизация продолжится и ускорится...

Кошмар! Надо бы сказать: мы совершили преступление, мы все делали неправильно. Отныне, когда будем приватизировать, только 100 процентов брать за объект. 100 процентов.

Когда туда к ним попал Полеванов (бывший председатель Госкомимущества РФ. - Ред.) на два месяца и пытался как-то остановить грабеж, его сразу вытолкнули. Потому что не "свой", потому что там должны быть "свои" - "кто услужен, тот и нужен"...

Да, конечно, казна пуста. Но ее сделало государство само пустой. А эти непрерывные лицензии? А эти подарки - кому можно по лицензиям, кому можно льготно импортировать, экспортировать?

А что мы сделали... - как мы можем выслушать идиотский диктат Международного валютного фонда, чтобы мы нефть и газ экспортировали без экспортных пошлин?!? И за это - за потери многих-многих миллиардов - нам Международный валютный фонд потом даст взаймы... немножечко. И мы - безумно! - согласились. Мы делаем так: пусть нефть дешевле на Западе, дороже у нас и казна будет пуста. Мы на это согласились.

Александр Исаевич, скажите, вот сейчас в обществе возобновилась дискуссия, давняя, о русской идее, о национальной идее или, скажем, как говорят некоторые, об идее новой России.

Как вы считаете, вообще есть такая идея? Возможна ли она? Что может, какая идея может сейчас объединить страну, объединить народ, заставить нас двигаться в новом направлении?

Издавать указ о том, чтобы выработали национальную идею, невозможно. Это смехотворно. Так вот, указом, нельзя выработать. Сейчас некоторые группы собираются, согласно этому указу собираются и (смеется) вырабатывают...

...в администрации президента есть группа, которая над этим работает...

Национальная идея - если она возможна в какой-то период, в какой-то нации, - она должна сама созреть и родиться в сотнях голов, в тысячах голов и грудей. И тогда она формулируется постепенно и ведет страну.

Да, счастье было бы наше, если бы мы национальную идею такую могли сегодня сформулировать. Я сам семь лет назад такую одну национальную идею предложил. Предложил ее в своей книжке "Как нам обустроить Россию", которая тиражом 27 миллионов экземпляров была напечатана, но впечатления не произвела. Да я и не сам придумал - я повторил, только повторил то, что за 250 лет до меня сказал елизаветинский деятель Петр Иванович Шувалов. И вся та идея была сформулирована им в двух словах: "Сбережение народа". Только и всего. Но тут огромный смысл.

Я не говорю, что эта идея вековая. Я не говорю, что она может нас вести через тысячелетия. Но на 20-30 лет нельзя придумать лучше идеи, чем у Шувалова.

Сбережение народа - эта идея сейчас объединит все национальности нашей страны, объединит все слои нашего населения, кроме тех, которые поживились в эти годы.

Я боюсь, что правящий слой равнодушен к ней и потому, что он коррумпирован, и хищники - вот эти грязнохваты - тоже равнодушны, потому что они не хотят делиться.

А сбережение народа - это значит: каждый чиновник, принимая любое решение, руководствуется, как высшим императивом, способствует ли этот шаг сбережению народа или нет. Каждый деятель исходит из этого раньше даже, чем из конституции: конституцию мы принимали суматошно, без народного обсуждения, не знаю, с каким голосованием; конституция - это минимум, минимум юридический. А сбережение народа - это нравственная идея, выше.

Вот такая идея на 20 лет. Примут ее? Боюсь, что нет. Императоры довольно хладнокровно отнеслись к идее Шувалова за 250 лет. О большевиках даже не спрашивай! Но и на то, что я семь лет назад предложил, почти никто не отозвался. Вот так.

Александр Исаевич, насколько я помню, вы в прошлом очень часто говорили о том, что российская провинция - как сейчас можно говорить, "регионы страны" должны играть в процессе обустройства России значительно большую роль, чем они играют сейчас.

В какой-то мере можно сказать, что ваши слова президентом были услышаны. В новом правительстве - я не знаю, как вы лично относитесь к этим назначениям, - ключевые посты получили как раз региональные лидеры, люди, отличившиеся в обустройстве своих провинций, своих мест: нижегородский губернатор Немцов, самарский мэр, "городской голова", как вы наверное бы сказали, Олег Сысуев.

С другой стороны, это усиление региональных властей, региональных лидеров многих пугает - потому что боятся, что эти центробежные силы могут разорвать Россию, растащить ее на удельные княжества.

Что вы скажете - есть ли "золотая середина"?

Я всегда считал, что для такой страны, как Россия - огромная по пространствам, в разных климатических поясах, в разных экономических условиях, разнонациональная, разноверная, - для такой нужна обязательно сильная центральная власть. И эта сильная центральная власть должна иметь исполнительную вертикаль, идущую вниз, которая сужается по компетенции. И поэтому я был долгое время против выборов губернаторов. Но они тем не менее прошли. Я был против, потому что я боялся, что это создаст сепаратистские или региональные вот такие течения - "как бы отделиться".

Ну да, выборный губернатор чувствует себя совершенно по-другому...

...Вот именно. Я был против этого.

Но по той слабости или параличу центральной власти, которые мы наблюдали последние года два или даже уже три, сейчас я скажу, что считаю спасением, что у нас создались независимые губернаторы. Я считаю, что сейчас очень авторитетен, очень высоко стоит Совет Федерации - соединение этих реальных практических работников, которые лучше знают жизнь, чем знает ее центр, которые заняты решением этих жизненных проблем. И когда собираются они вместе, это очень высокий ареопаг.

Но не этого нам больше всего не достает - нам не достает народного самоуправления. Это же ужасно. Ведь вертикаль должна сужаться книзу - исполнительная, а народное самоуправление должно широко начинаться и постепенно сужаться кверху. Его же нам с 93-го года вообще не дают. У нас нет народного самоуправления. Хорошо, когда у нас районные администраторы толковые, - я видел замечательно толковых, замечательных! Просто бери его за руку и веди на президентские выборы. Только его никто не выберет, потому что у него денег нет.

Да, нужно дать возможность народу развязать свои силы. Я объехал 26 областей, 26 губерний. Я виделся со множеством людей. Я видел множество инициативных людей, которые не знают, куда себя применить. Они толкаются о стенку административную.

То, что у нас в областях существуют якобы "законодательные собрания", - это не народные самоуправления. Они находятся на зарплате у исполнительной власти. Ну, какое это самоуправление? Самоуправление должно иметь собственные финансы. Две Думы дали два закона о народном самоуправлении, никуда не годных, - они не обеспечили того, чтобы родилось народное самоуправление. Вот чего нам не хватает - того, что называется земством, - оно должно расти. И только тогда развяжутся силы народа.

Нам надо развязать силы народа, а мы все... - у нас тасуется одна и та же колода наверху. Вы посмотрите, все-таки в конце концов очень мало изменяется за эти годы - одни и те же лица.

...Ну, вот Немцов,он вам нравится вообще?

Вы знаете, на отдельные вопросы о лицах я считаю неправильным отвечать, потому что я говорю о процессах, а не о лицах. Лица приходят и уходят, а процессы определяют нашу жизнь.

Сейчас о новом составе правительства я скажу так: "не хвали вино разливши, а хвали вино распивши". Дадим им поработать и посмотрим.

Так вот, регионы тогда себя проявят, когда появится самоуправление на местах. Отдельными личностями мы не спасемся. Не спасемся!

...Это выборное самоуправление - как его сформировать? Что вы имеете в виду?

Сформировать? Я об этом много писал. Я боюсь сейчас утомить слушателей...

Это выборное самоуправление? Да. Но оно выбирается на самых нижних слоях, обычным образом - сельский староста, волостной старшина. Но уже с районов начинается выбор представительства всех заинтересованных групп, или сословий, или профессий, которые там есть. То есть качественный подбор.

Так что там решается не простым голосованием, а в духе русской традиции - не простым голосованием, а единогласием. Или, во всяком случае, доводами убеждают, что так нужно сделать. Это наша русская старая традиция, которая не соответствует обычному голосованию "по большинству".

...То есть делегирование наиболее авторитетных представителей от...

...представителей от каждой заметной группы в данной местности. И вот таким образом составляется местная власть. Она постепенно выдвигает из себя областное самоуправление.

Это я излагал в той брошюре семь лет назад, которая прошла как-то мимо. Как будто не подействовала.

Когда вы вернулись в Россию, ведь очень многие полагали, что вы станете чрезвычайно активно участвовать если не в политической, то в общественной жизни. Что ваше слово будет звучать на злобу дня. Что вы будете высказываться по поводу тех событий, которые происходят в стране и волнуют людей. Тем более, что тогда, когда вы приехали, вы сказали, что как бы ваша основная литературная работа, - основная литературная работа вашей жизни, - уже закончена и вы не планируете начинать работы над какими-то новыми большими книгами, большими романами.

Но сложилось, в общем-то, по-другому. Вы в каком-то смысле продолжали тот же затворнический образ жизни, который вели в Вермонте. Особенно после того, как - не по вашей, конечно, вине - прекратились ваши выступления по телевидению.

Все-таки... Вам не кажется, что сейчас особенно, когда такими крошечными тиражами выходят газеты, когда очень небольшими тиражами выходят книги, когда вообще печатное слово в силу многих причин утратило ту силу, перестало быть доступным десяткам миллионов людей, как когда-то, - ваше молчание лишает чего-то общество?

Ведь вы - один из немногих людей, которые остались сегодня духовными, нравственными авторитетами! Ведь общество нуждается в неформальных духовных лидерах!

Последние месяцы перед возвратом мы были с женой в Европе. У меня очень многие спрашивали (и корреспонденты, и это было напечатано): "Скажите, а вы уверены, что вам дадут говорить свободно в России?"

И я тогда сказал, всем говорил и в Америке тоже, что я буду говорить всю правду, которую вижу, но я совершенно не уверен, что мне в этой, так называемой демократической, стране дадут говорить.

И действительно, достаточно было мне только во Владивостоке откровенную пресс-конференцию провести - одну пресс-конференцию, откровенно, - и сразу меня взяли в блокаду информационную. То есть вся моя поездка по Сибири, по Северу, потом по Югу - все было скрыто.

Тут я с вами не соглашусь, Александр Исаевич?

Почему не согласитесь?

Дело в том, что эксклюзивное право на съемки вашей поездки, вот этой, многомесячной, по России имела английская телекомпания Би-Би-Си и...

Да нет! Она имела "бытовую" - то, что в поезде делается...

Ну, не скажите! Не давали нам! Наш корреспондент ехал с вами...

...ну, скажите. Я вам тоже скажу.

...не давали близко к вам приблизиться. Это не ваша вина...

Нет-нет-нет! В каждой области мои встречи с многолюдными собравшимися областное телевидение без всякого препятствия снимало и показывало. Но и больше ничего - никогда центр этого не брал!

Когда я приехал, действительно мне здесь дали возможность выступать. Я выступал более года. Много раз. Это была большая, тяжелая нагрузка. Но я считал, что я должен все, что я видел по дороге, обобщить и сказать. До тех пор, пока я не коснулся нескольких больных тем - таких, как Чечня и еще другие. И... - вы знаете - меня "закрыли".

Ну, раз закрыли - значит, закрыли. Я сказал, что мог.

За это время я продолжаю ездить по областям. В областях я бурно встречаюсь - бурно! У меня всегда и отдельные встречи, и с малым количеством, и с большим. В каждой области. В Москве я тоже не веду затворнический образ жизни ни в коем случае! Только я не веду светского образа жизни. У нас любят вот эти "тусовки": как что чего - "беги туда, там телевидение будет", "выступай", "говори" или "присутствуй", или "покажи себя"...

Я встречаюсь регулярно со многими людьми, приезжающими ко мне (мы списываемся) и с москвичами. Со многими! У меня бывают дни - прием по пять, по шесть человек в день, с каждым по часу, по полтора. Очень напряженно.

Я переписываюсь с огромным количеством людей, у меня количество писем - трудно описать, сколько их составлено этих папок вдоль двух стен.

Мне шлют трактаты, которые я не успеваю читать, - трактаты "Как спасти Россию", "Как спасти человечество", "Как спасти природу", технические изобретения, которые обязательно я должен "продвинуть", потому что никто не может понять, что "это спасает нас", "дает новый тип энергии"...

Ну, вот. Так что я действительно здесь веду совсем другой образ жизни. Но на "тусовках" я не бываю и не хочу бывать. Мне это не по сердцу.

Большое вам спасибо и знайте, что двери этого телевизионного дома, в том числе в прямом эфире, для вас всегда открыты.

Беседовал ЕВГЕНИЙ КИСЕЛЕВ


Публикацию подготовил ВАЛЕНТИН ЕЛИСЕЕНКО


Москва

© "Русская мысль", N 4167,
Париж, 27 марта 1997 г.

Copyright © "Русская мысль", 1997. All rights reserved.

<< К оглавлению полемики: "РМ", N 4252 07.01.99 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....