АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Россия и США спорят
по поводу военных технологий

В последнее время значительно осложнились российско-американские отношения, в особенности из-за проблем с торговлей военными технологиями. Сначала США выступали против сотрудничества российских компаний, в частности нефтяных, со странами, враждебными Вашингтону. На прошлой же неделе разгорелся очередной кризис, связанный с обвинениями России в передаче военных технологий Ирану, а также в подготовке иранских военных специалистов. Были введены санкции против трех ведущих российских научно-исследовательских институтов и вузов: НИИ энерготехники, Российского химико-технологического университета им. Менделеева и Московского авиационного института. Кроме того, США пригрозили отменить или не продлевать квоты на коммерческие запуски американских спутников российскими ракетоносителями. В результате разгорелся небольшой конфликт. Мы хотим предложить вниманию читателей позицию обеих сторон.

Вашингтон предъявляет обвинения...

      Следует напомнить, что летом прошлого года США уже наложили санкции на семь российских институтов и ведомств, обвиняя их в передаче Ирану, Ливии и Северной Корее "секретных технологий". Тогда же Белый Дом потребовал от правительства России ужесточить контроль за деятельностью российских НИИ. Российское правительство приняло ряд мер в этом направлении. В начале января президент Борис Ельцин подписал распоряжение об усилении контроля за военно-техническим сотрудничеством с зарубежными странами. Однако официальные представители американской администрации уверены, что предприятия и институты военно-промышленного комплекса России продолжают помогать, в частности, Ирану проводить разработки в ракетно-ядерной области.

     Объявляя 12 января о введении экономических санкций против российских вузов и НИИ, помощник президента США по вопросам национальной безопасности Самюэл Бергер отметил, что Россия "нуждается в надежной и работающей системе экспортного контроля". "Только Россия может контролировать свои собственные границы, заводы и технологические системы. Но мы не можем допустить, чтобы компании или ведомства других стран нарушали международные принципы нераспространения оружия массового уничтожения. Мы должны защитить свою безопасность".

     Помощник президента сослался на данные спецслужб, определивших, что указанные научные учреждения "предпринимали в течение длительного времени действия, сделавшие невозможной работу правительства США с ними". Их данные указывают на то, что все три института помогали Ирану преодолевать проблемы, связанные со стабилизацией траектории ракет и производством расщепляющихся материалов.

      Санкции запрещают любые связи с НИИ Энерготехники, Российским химико-технологическим университетом и Московским авиационным институтом, в т.ч. экспортные и импортные операции, включая поставки научного оборудования, выделение им какой-либо помощи по линии правительства, а также сотрудничество ученых и обмен студентами. Это означает, что любой сотрудник или студент этих институтов не сможет поехать на работу или учебу в США.

     По словам высокопоставленных представителей американской администрации, эти меры могут в определенной степени повлиять на деятельность названных институтов. Тем не менее они считают, что нынешние экономические трудности увеличивают стремление российских организаций обойти международные правила, чтобы получить доход от экспорта запрещенных технологий.

     Американские СМИ отмечают, что Белый дом не конкретизировал обвинений и не обнародовал доказательств своих утверждений. Однако "действия администрации являются сигналом, демонстрирующим беспокойство относительно передачи ядерных технологий бесчестным государствам и террористам".

     Печать подчеркивает, что, вводя санкции в отношении НИИ энерготехники, руководимого до недавнего времени министром атомной промышленности Евгением Адамовым, американская администрация дала понять российскому министру, что недовольна его поддержкой действий института. НИИ помогает Ирану строить небольшой исследовательский реактор, который, по словам американцев, может быть использован для производства материалов для ядерного оружия.

     По словам официальных представителей администрации, санкции преследуют цель подтолкнуть Москву к ужесточению борьбы против "опасной передачи военной технологии". В заявлении Белого Дома говорится, что "США будут продолжать сотрудничать с Россией с тем, чтобы усилить контроль за подобным экспортом и выполнением как национального законодательства, так и международных договоров по этим операциям".

...а Москва их отвергает

      Говоря о реакции России на меры США, следует подчеркнуть, что она была намного более резкой, чем летом прошлого года. Российская сторона указывала, что она уже предприняла меры по усилению контроля в этой области.

     Российский премьер Евгений Примаков заявил, что "использование санкций против российских организаций со стороны США это контрпродуктивно для отношений, которым мы придаем большое значение". Первый вице-премьер Юрий Маслюков утверждал, в свою очередь, что в России создана и "успешно функционирует эффективная, отвечающая признанным международным стандартам система экспортного контроля".

     Интересно отметить, что представитель российского МИДа заявил 12 января о твердом намерении вынести вопрос о санкциях "на самый высокий политический уровень во время предстоящего визита в Москву госсекретаря США Мадлен Олбрайт". В тот же день министр иностранных дел Игорь Иванов имел телефонный разговор с Мадлен Олбрайт и обсудил с ней положение в Косове. Логично было бы предположить, что министры затронут возникшие трудности в двусторонных отношениях. Однако, судя по официальным сообщениям, Иванов даже не упомянул о мерах Белого Дома.

     Министр обороны Игорь Сергеев указал, что все три института "в принципе" не могли передать кому-либо военную технологию, так как не обладают таковой в полной мере. В то же время он признал "право любой страны высказывать свои претензии".

     В свою очередь министр образования Владимир Филиппов расценил действия США как "нежелание уступать дорогу на мировом рынке новым высоким технологиям из России". К тому же, подчеркнул министр, эти санкции никак не могут повлиять на деятельность вузов. Никакой помощи, включая поставки оборудования, от американского правительства они не получали и переговоров об этом не ведут.

     Более резко отреагировала Государственная Дума. 15 января она приняла специальное заявление, в котором охарактеризовала меры Белого Дома как "противоправные, безосновательные и наносящие ущерб России". Дума считает, что "антироссийские акции не должны оставаться без последствий", и призвала российское правительство "разработать ответные меры".

     Представитель Федеральной службы безопасности Александр Зданович указал, что его ведомство ведет постоянный контроль за деятельностью российских научных учреждений и регулярно предотвращает попытки нарушить международные договоры по нераспространению ракетных технологий. По его словам, "американцам прекрасно известно, что ведущие руководители ядерных программ Ирана обучались в лучших западных научных и учебных центрах". К тому же, "западные фирмы предоставили иранским предприятиям новейшее оборудование".

     Ректоры "провинившихся" институтов крайне удивлены решением американских властей. Ректор РХТУ Павел Саркисов отмечает, что его вуз не поддерживает никаких контактов с Ираном и иранскими организациями ни по какой тематике. "Мы этими делами даже для России не занимаемся", сказал он. Саркисов с иронией заявил, что введение санкций против российских институтов это не только "ущемление прав, но и признание нашей силы".

     Ректор же МАИ Александр Матвиенко сообщил, что все 29 иранских студентов, учащихся в его институте, проходят обучение по так называемым открытым специальностям и не имеют никакого отношения к ракетным технологиям.

     Следует упомянуть и комментарии некоторых российских экологистов, отмечающих, что в прошлом правительство России признавало, что Иран пытался приобрести ракетные и другие военные технологии.

     Излагая позиции России и США в конфликте вокруг обвинений в распространении военных технологий, мы не стремимся дать оценку действиям сторон. Истину могла бы определить только независимая международная экспертиза. Однако, к сожалению, это представляется невозможным по многим причинам, тем более в такой деликатной сфере, как торговля оружием или деятельность спецслужб.

МИХАИЛ ВИСЕНС

Москва

© "Русская мысль",
N 4254, Париж, 21 января 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....