ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Страница поэзии

Стихи Григория Марка

5-15 дек. 1997

В конце дороги пьяный сторож дремлет.

Гудят стволы обугленные трубы

завода "Лес", закопанного в землю.

И в сером небе намалеван грубо

тяжелый дым над трубами, как кроны.

Вовсю кипит подземная работа.

В отделе кадров за столом огромным

сидит Начальник, обливаясь потом.

Топор над ним сияет как икона.

Сквозь сапоги, измазанные глиной,

колоды ног разбухших прорастают

ветвями красных пальцев в пол бетонный...

Глаза закрыв и голову откинув,

он дело мое медленно листает.

А над землею, в белизне творожной

гудят стволы, мелькают хлопья снега...

Счастливый сторож спит, и осторожно

метель с его лица снимает слепок.

 

13 ноября 1996

Ветер плотно натянет на раму окна

загрунтованный солнцем кусок полотна,

где в соитии синего и желтизны

жирных веток блестящие тени видны,

и над травами, в ворохе мокрых мазков

распускаются кляксы дрожащих птенцов,

горизонт, превратившийся в контур лесной,

пилит пухлое облако черной пилой,

и бессмертная птица в сиянии брызг

неподвижно летит через солнечный диск...

Кто-то знающий меру и смысл Холста

ночью выверил точно детали, цвета

и собрал их под утро в окошко мое.

 

Сказка из будущих времен о базилевсе Василии и правдолюбце Иммануиле

     В начале третьей тысячи лет будет править в России президент-император Василий.

     И будет Василий гипнотизером великим, и соблазнятся им народы. И кровь прольется по всей земле.

     И гербом императора Василия будет Василиск багряный с телом китайского дракона, ползущего на Запад, и с головою русского горящего петуха, вывернутой к Востоку.

     И на каждом доме будет висеть изображение его, и из каждого телевизора будет смотреть его лицо.

     И люди будут ходить, не поднимая глаз, ибо падает замертво тот, кто встретится взглядом с Василиском.

     И в конце времени появится правдолюбец в секретном институте. И имя правдолюбцу будет Иммануил. И смастерит Иммануил специальное зеркало из полированных слов.

     И придет базилевс Василий с клевретами своими в институт, чтобы посмотреть новое оружие, которое придумали для него придворные ученые.

     И подойдет к нему правдолюбец Иммануил, и поднесет зеркало прямо к лицу его.

     И увидит себя базилевс в первый раз каким он есть, и сразу издохнет от ужаса.

     И сожгут тело его, и увезут на ракете космической, и развеют далеко от Земли.

     Но правдолюбца Иммануила президентом не сделают.

Май 1996

 

25 декабря 1996
ГОРОДА
|
|
Медных всадников стаи последних Евгениев травят,
режут небо на ломтики лезвия вздыбленных грив.
Допотопные баржи плывут по Неве величаво,
души рано умерших увозят в белесый залив.
|
Освященный потерями город, где лезут наружу
люди денег, впустившие идолов в сердце себе,
где мое отраженье впечатано в каждую лужу,
этот северный город как памятник нашей судьбе.
|
|
|
|
...Груды белых домов прилепились у самого края
иудейской пустыни ступенями вверх, в небосвод.
Палестиновой пылью над кладбищем голым сияют
Золотые Ворота там в город мессия войдет.
|
Из земли каменистой упрямо растут синагоги.
В душных комнатах шепчут слова оживающих книг
ешиботники русские, мозгом уставившись в Бога,
там, где предал Христа троекратно Его ученик.
|
|
|
И от града святого Петра вдоль по меридиану
к граду мира Иерусалиму, хранителю слов
как по телу живому открытою рваною раной
чуть пульсирует струйка из черных еврейских голов
|

 

Яд ва Шем

Иерусалим

И вдруг пойму: передо мной стена... и жизни каждая по паре строк.

Дощечки из металла, имена... трепещет поминальный огонёк.

Стою, покорно глядя на свечу... кристаллики растут в моих зрачках.

Разинув орган речи, я молчу... лишь волосы седеют на висках.

Над белой головой горит огонь... и медленно сквозь дырку в тишине

течет прохладный голос на ладонь... и судорога сводит душу мне.

22 июля 1997

Ньютон (США, штат Массачусетс)

 

МОСКВА, 1 ЯНВАРЯ 1998

В твердое небо растут над столицею

башни кремлевские, как сталагмиты.

Куртки из кожи животных убитых,

шубы звериные с женскими лицами,

сумки, в которых шевелится пища

вниз по Тверской люди денег в свечении

слов иноземных плывут по течению,

не обращая вниманья на нищих.

Бьется реклама на стенах заснеженных.

Ветер гудит в подворотнях сурово.

Первая ночь Девяносто Восьмого.

Холодно в русской столице приезжему.

1 янв. 1998

 

© "Русская мысль",
N 4254, Париж, 21 января 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....