РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

Православная Церковь

в Белоруссии


Публикуется с продолжением

 

Русская Православная Церковь бесспорно является в Белоруссии ведущей конфессией.

Это признают и общественные деятели республики, и представители других конфессий. Организационно РПЦ в этой стране представляет Белорусский экзархат во главе с митрополитом Минским и Слуцким Филаретом (Вахромеевым). В экзархате 10 епархий и более тысячи храмов.

По официальным данным, оглашенным президентом, православные составляют 80% населения Белоруссии. Цифра эта весьма сильно завышена и вызывает скепсис даже у православных священников: "Как это так: десять лет назад 80% атеистов, сейчас 80% православных? И когда это они воцерковиться успели?" Реально в 10-миллионной Белоруссии число практикующих православных (которые приходят в храм хотя бы на Пасху) вряд ли превысит миллион человек (если считать, что каждый из тысячи имеющихся храмов посетит на Пасху по тысяче человек, хотя эта цифра для большинства приходов, особенно сельских, предельная).

Свято-Михайловский кафедральный собор в городе Слуцке (Минская обл.)

Религиозность населения и распространение православия в Белоруссии увеличиваются с Востока на Запад. Граничащие с Польшей Гродненская и Брестская области были оккупированы СССР в 1939 году, но оказались под влиянием советской пропаганды только в начале 50-х, поэтому здесь высокий процент верующих, а также находятся наиболее крупные общины других традиционных для Белоруссии конфессий католиков и протестантов. Вся остальная территория республики с начала 20-х годов была подвержена мощнейшему идеологическому давлению. Говорят, что в 70-е годы республику даже объявили зоной атеистического эксперимента. Например, в таком крупном областном центре, как Витебск, вообще не осталось ни одного храма.

Именно поэтому у западных и восточных епархий Белорусского экзархата разные проблемы. Если на востоке основной упор делается на восстановление и постройку храмов (один из архиереев мне с гордостью рассказывал, что, по сравнению с 1998 г. наконец-то в его епархии во всех райцентрах появились действующие церкви), то на западе епископы больше озабочены повышением уровня образования священников, не способных конкурировать на духовной ниве с подготовленными в польских семинариях ксендзами. Если в восточном Витебске лучших священников отправляют "поднимать" отдаленные приходы, а кафедральный собор используется как исправительное заведение для проштрафившихся, то в западном Гродно архиерей добивается того, чтобы все священники собора получили академическое образование, что необходимо для осуществления образовательных проектов епархии.

Белорусские архиереи

Ситуация в епархиях в значительной степени зависит от личных качеств Владыки.

Митрополитом Минским и Слуцким, Патриаршим Экзархом всея Белоруссии и, по должности, постоянным членом Священного Синода РПЦ является 63-летний Филарет (Вахромеев).

Митрополит Филарет

Это один из наиболее авторитетных церковных иерархов с очень хорошей, по церковным меркам, биографией. Русский, москвич с ярославскими корнями. Отец его известный музыковед, автор популярного учебника для музыкальных училищ. Сразу после окончания школы молодой Кирилл Вахромеев успел послужить иподиаконом у Патриарха Алексия (Симанского), затем закончил московские духовные школы и четыре года преподавал в академии. С начала 60-х годов активно участвовал в экуменической деятельности. В 1965 г. стал епископом. В течение нескольких лет был одним из ближайших помощников второго лица в Церкви митрополита Никодима (Ротова) и одновременно ректором московских духовных школ. После смерти митрополита Никодима Филарет ушед на относительно спокойную и провинциальную (но весьма важную для Церкви) Минскую кафедру. В 1989 г. он сделал еще один принципиально важный шаг: добившись для Экзарха Белоруссии статуса постоянного члена Св. Синода, оставил пост председателя ОВЦС (который возглавлял восемь лет) и целиком сосредотачивается на делах экзархата. Тем самым он избежал нападок антиэкуменически настроенной внутрицерковной оппозиции и создал надежный тыл на своей территории.

Руководство митрополита Филарета отделом внешних церковных сношений было отмечено активностью и инициативностью. Прот. Иоанн Свиридов, который работал в ОВЦС в то время, вспоминает: "Он делал основной упор на участие в работе комиссии ВСЦ "Вера и церковное устройство", привлекая для этого лучшие богословские силы и тем самым поощряя богословскую работу в Церкви. Митрополит сам возил из-за границы в своем чемодане Библии, издания ИМКА-Пресс и другую религиозную литературу и, наоборот, за границу рукописи о.Александра Меня. И атмосфера в отделе была живая, не бюрократическая. Там можно было жить. С другой стороны, ОВСЦ в те годы практически был секретариатом Патриарха Пимена, здесь готовились его речи и послания, что позволяло усиливать "церковную ноту" в деятельности Патриархии".

Трудно сказать что-то определенное о взглядах митрополита Филарета на церковные или мирские проблемы. Он старательно избегает встреч со светскими журналистами (как местными, так и приезжими). Интервью, которые он дает церковной прессе (они обычно официозны), рисуют облик человека довольно прагматичного, гибкого, но вместе с тем бесконечно лояльного Патриарху. Патернализм как модель поведения вообще, видимо, очень свойственен митрополиту Филарету. В Белоруссии очевидным образом культивируется мнение, что экзархат это большая семья, где все вопросы решаются ее главой, спокойно, в тиши, и уж точно никакой сор не выносится наружу.

Патернализм этот поддерживается и тем, что большинство архиереев (7 из 10) обязаны своим епископством лично митрополиту Филарету (еще один архиерей держится на своем месте только благодаря воле Экзарха хотя по возрасту и состоянию здоровья давно бы должен уйти на пенсию). И, благодаря дипломатичности и тактичности митрополита, они не теряют к нему чувства элементарной человеческой благодарности.

Помимо митрополита Филарета, наиболее заметные фигуры в белорусском епископате епископ Гомельский и Жлобинский Аристарх (Станкевич), епископ Гродненский и Волковысский Артемий (Кищенко), епископ Витебский и Оршанский Димитрий (Дроздов) и архиепископ Могилевский и Мстиславский Максим (Кроха). Епископы Аристарх и Димитрий яркие представители "лаврского монашества", то есть корпорации бывших насельников Троице-Сергиевой лавры. "Лаврских", занявших высокие посты в церковной иерархии, отличает умение и желание заниматься экстенсивным "возрождением православия", то есть энергичным строительством и реставрацией храмов и массовым рукоположением зачастую не очень образованных "благочестивых мирян" во священники. Обычно такие епископы находят общий язык и с местными властями, на которые патриотическая риторика и внушительный вид прошедших монашескую школу иерархов производят неизгладимое впечатление.

Епископ Артемий, наоборот, являет собой характерный пример выпускника ленинградских духовных школ, служившего приходским священником (безбрачным) вплоть до своей хиротонии во епископа. Инициатор создания первой в Белоруссии воскресной школы, он был и остается преподавателем богословского факультета Европейского гуманитарного университета в Минске (деканом которого является сам митрополит Филарет). Как архиерей основное внимание уделяет образованию и катехизации. При его соборе действуют курсы подготовки преподавателей воскресных школ, которые добровольно посещает несколько десятков человек (цифра для Белоруссии огромная). Он также отстроил при соборе небольшой "детский" храм, который должен стать центром притяжения православной молодежи. Тих, скромен. И машина у него не "Волга", как у нормального архиерея, а несолидный микроавтобус.

Архиепископ Максим это "анфан террибль", положенный каждому коллективу (в том числе Св. Синоду экзархата). Он перенял эту роль у епископа Полоцкого и Глубокского Глеба (Савина), смещенного с должности правящего архиерея в 1996 г. и недавно (30 сентября 1998) почившего. В рамках экзархата епископ Глеб прославился политическими доносами в Священный Синод РПЦ на митрополита Филарета. Архиепископ Максим доносов не пишет, но зато активно участвует во внутрицерковном антиэкуменическом движении, вдохновляемом, в частности, российской газетой "Русь православная". В Белоруссии это выглядит странно, поскольку митрополит Филарет являлся в прошлом активным экуменистом, да и межконфессиональная обстановка здесь иная: с католиками и баптистами предпочитают сотрудничать (об этом ниже), а не воевать. Антиэкуменическая деятельность (Могилевская епархия вероятно, единственная в экзархате подписалась под требованием о выходе РПЦ из ВСЦ) и активные выступления за более тесную интеграцию Белоруссии с Россией реальный шанс для архиепископа Максима получить общецерковную известность и вырваться из захолустного и радиоактивного края (куда он был сослан с престижной тульской кафедры).

Епархиальная жизнь в Белоруссии

Четыре из шести областей республики поделены церковными властями надвое (8 епархий), а две остались под управлением одного архиерея (столичная Минская и маленькая Могилевская). Дробление епархий (напомним, что в России епархия занимает территорию не менее одного субъекта Федерации), безусловно, оживило церковную жизнь, улучшило управление приходами. Многие священники отмечают, что регулярные службы архиереев на разных приходах увеличивают количество прихожан, укрепляют общины и предотвращают возникновение "сектантских" настроений. Однако такое дробление привело к резкому сокращению доходов епархиальных управлений. Большая часть епархий (кроме Минской, Брестской и Пинской) объединяет примерно по 70-80 приходов. Но нельзя сравнивать современные православные общины с богатыми и ухоженными приходами советского времени. Епархиальный налог (25% с оборота) полностью платят считанные единицы. Кроме того, выплата налога производится раз в год в местной валюте, которая за это время успевает сильно похудеть в условиях галопирующей инфляции. Все остальные приходы находятся в стадии строительства, ремонта, покупки необходимой утвари и т.п. Часть приходов (до десятка на епархию) вообще существует только на бумаге: есть "двадцатка", но нет ни священника, ни храма.

Епархиальным управлениям приходится кормиться с кафедрального собора и предельно сокращать штат своих сотрудников. Тут не увидишь офисов с компьютерной техникой, как, например, в благополучном Ростове-на-Дону, или свежеотстроенных трехэтажных особняков, как в небогатом, но очень верующем Тернополе. В большинстве епархий нет даже отделов образования, катехизации, социального служения а ведь их создание предписано еще Архиерейским собором РПЦ 1994 года. Что уж тут говорить о самих возможностях катехизаторской работы и социальной помощи... Денег епархиям в лучшем случае хватает на выпуск епархиальных газет (об этом ниже) и, если получается, на помощь духовным школам. Епископ Пинский, например, возит в минские духовные школы картошку, которой с епархиальным управлением расплачиваются приходы.

Духовное школы и православное образование

Наиболее крупным образовательным центром Экзархата является Минская духовная академия и семинария (МинДАиС). Она расположена на территории крупнейшего в Белоруссии Жировицкого мужского монастыря (180 км от Минска) и насчитывает около 300 учащихся (222 в семинарии, 21 в академии и 40 на регентских курсах). Семинария с 5-летним сроком обучения готовит священнослужителей для нужд экзархата (70-80% выпускников связывают свою жизнь с Церковью). Академия, существующая с 1996 г., должна за три года подготовить будущего преподавателя духовных школ или повысить образование священника на уровне благочинного или секретаря епархиального управления. Основные проблемы семинарии недостаточное финансирование и высокий процент отсева, особенно на младших курсах. Из 50 человек, поступающих на 1-й курс, дипломы получает только около половины. Дело в том, что основная масса студентов идет в семинарию прямо со школьной скамьи (первокурсников старше 20 лет единицы). Кто-то из них вскоре понимает, что выбрал в жизни слишком сложный путь, кто-то не может сдать сессию или нарушает дисциплину, кто-то откровенно "косит" от армии. Кроме того, есть категория "тупых, но старательных" учащихся, от которых семинария планирует в будущем избавляться после 3-го курса, а не тащить до 5-го. (Последнее, впрочем, вполне согласуется с планами реформы духовного образования, внедряемой сейчас учебным комитетом РПЦ.)

Особый статус имеет богословский факультет Европейского гуманитарного университета в Минске (около 100 студентов). Факультет дает хорошее (по белорусским меркам) богословское образование и знание иностранных языков и готовит потенциальных референтов, переводчиков и преподавателей для экзархата. Но и в светском учебном заведении не удалось избежать тех же проблем, что и в семинарии. Первый выпуск, состоявшийся в минувшему году, насчитывал всего 4 человека. Остальные отсеялись в процессе обучения.

Проблемы церковного образования являются в экзархате темой оживленных дискуссий, единого мнения о путях его развития в настоящее время нет.

Секретарь педагогического совета МинДАиС о.Георгий Соколов в интервью "Русской мысли" выразил надежду, что уже в недалеком будущем прием в семинарию сократится до 20 человек на курс, поскольку, во-первых, отпадет необходимость в подготовке такого числа священнослужителей, как теперь, а во-вторых, основной упор в плане духовного образования диаконов и церковнослужителей ляжет на епархиальные духовные училища, которые в последние годы развиваются и набирают силу (например, в Минске и Витебске).

Епископ же Гродненский Артемий считает, что потребность в образованных иереях будет удовлетворена еще очень не скоро. В своей епархии он предупредил священников, что со следующего года те, кто не имеет семинарского образования, не смогут рассчитывать на посты настоятеля храма, а только на второстепенные должности (реакцию необразованных настоятелей оставляем за кадром).

В других епархиях также есть понимание необходимости повышать уровень образования клириков. Сейчас лица с семинарским или академическим образованием повсеместно составляют не более 30% от общего числа священников. И такая ситуация, нормальная в прежнее время годы бурного роста православной инфраструктуры, становится абсолютно нетерпимой сейчас. Поэтому, видимо, если количество мест на дневном отделении семинарии сократится, или, говоря по-другому, будет приведено в соответствие с ее весьма скудными финансовыми возможностями, то число заочников наверняка останется прежним, если не возрастет.

Особой проблемой являются воскресные школы. Поскольку реальной отдачи в короткие сроки от этой формы обучения ждать не приходится, в большинстве случаев эти школы находятся на периферии интересов епархиальных управлений. В Белоруссии воскресные школы существуют примерно в 25-30% приходов, и в них обучается от 20 до 40 человек (примерно четверть взрослые). Лишь в Минской и Гродненской епархиях развитием сети воскресных школ занимаются всерьез: здесь созданы курсы для преподавателей. В Гродно на них преподает лично архиерей.

||| Окончание см. в "РМ" N 4255 |||

НИКОЛАЙ МИТРОХИН

Минск Москва

© "Русская мысль",
N 4254, Париж, 21 января 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....