ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Александр Парнис

«Мы находимся к Пушкину под прямым углом»

Футуристы и Пушкин


В основу статьи положен текст доклада, прочитанного на международной конференции "Пушкин-европеец", проходившей в Риме и Венеции 13-17 октября 1998 г.

[Начало статьи]

 

[1.]

 

В декабре 1912 г. русские футуристы опубликовали скандально-знаменитый манифест "Пощечина общественному вкусу", в котором "сбрасывали" Пушкина и других классиков с "Парохода Современности".

Футуристы боролись не с Пушкиным, а с "культом Пушкина". Как остроумно заметил один исследователь (М.Петровский), хотя футуристы и "сбрасывали" Пушкина с "Парохода Современности", но парадокс в том, что его "багаж" оставался на этом самом пароходе.

Приведенные в названии статьи эпатажные слова из полемического доклада Д.Бурлюка "Пушкин и Хлебников", прочитанного в ноябре 1913 г. в петербургском Тенишевском училище. Этот футуристический тезис Бурлюка, направленный против Пушкина, был сформулирован на два года раньше его знаменитых антипушкинских строк из стихотворения "Утверждение вкуса", первоначально напечатанного под заглавием "Плодоносящие" (1915):

Мне нравится беременный мужчина,

Как он хорош у памятника Пушкину...

Загадочный оксюморон "беременный мужчина", вероятно, восходит к сербской пословице: "Све бите може, до бредь чоек" ("Все бывает, кроме беременного мужчины"), использованной Хлебниковым в рассказе "Загадочное сердце (Из черногорской жизни)". Рассказ был впервые опубликованном под псевдонимом "В-кiй" в 1913 году.

Более 85 лет назад, в марте 1913 г., в Риме на художественной выставке возник конфликт между двумя русскими поэтами. Синдик акмеизма Сергей Городецкий вызвал на дуэль мэтра символизма Вячеслава Иванова. Ссора произошла из-за Пушкина; это случилось в футуристическом зале и на фоне, что важно подчеркнуть, картин итальянских футуристов. Присутствовавший при ссоре журналист М.М.Гаккебуш, редактор "Биржевых ведомостей", рассказал о ней в Петербурге немецкому поэту-переводчику Ф.Ф.Фидлеру, который сделал запись об этом скандальном эпизоде в своем дневнике, написанном на немецком языке. Фрагменты из него были напечатаны в 1994 г. К.М.Азадовским: "Городецкий сказал, что понимает Пушкина. Иванов возразил, что он, Городецкий, либо мерзавец, потому что лжет, либо безумец. Городецкий, глубоко обидевшись, вызвал его на дуэль. Но вскоре конфликт был улажен за двумя бутылками шампанского".

Попытаемся установить причины инцидента и понять, в чем суть спора о Пушкине. Здесь возможны различные толкования. Азадовский связывает этот конфликт с дискуссиями о современной поэзии, которые велись в печати в 1911-1913 гг. и были инициированы возникновением антагонистических символизму направлений в искусстве акмеизма (одним из его вождей был участник конфликта С.Городецкий) и футуризма.

Между тем, на этот вопрос можно ответить более определенно действительная причина ссоры, как нам кажется, была другая. Обратимся к историко-литературным фактам и дополнительным источникам. Частично разъяснение можно найти в сохранившихся двух письмах Городецкого к Вяч. Иванову, цитаты из которых приводит Азадовский: "Не относись к акмеизму так болезненно, писал он из Равенны 7 апреля 1913 г. Нет гнусности, которой бы ты в нем не заподозрил! Нехорошо! <...> Я не знаю, могу ли простить твои ругательства. Кажется, не могу уже. В зале футуристов ты напал из-за угла, как член мафии, и употребил во зло все, что нас связывает. Ты взял потом обратно свои термины. Это возвращает тебе право участвовать в полемике, но и только. И так это все было некстати именно в Риме!" В другом письме, отправленном 19 апреля уже из Петербурга, он снова возвращается к этому конфликту: "У меня досадное чувство, что мы римские дни проспорили далеко не прекрасно и только от немногих мгновений, когда шаги наши зазвенели ночью о камни, есть светлое ощущение".

Эту конфликтную ситуацию можно в определенной степени прояснить, если рассматривать ее в конкретном контексте. Скорее всего, в полемике между Вяч. Ивановым и Городецким шел разговор не только о "понимании" или любви к Пушкину. Несомненно, конфликт связан и с предшествующими событиями, которые произошли в последние месяцы в литературно-художественной жизни обеих русских столиц. Так как конфликт произошел в футуристическом зале, то можно предположить, что спор о Пушкине был связан как с программой акмеистов, так и с выпадами футуристов, или их "акциями", как сегодня бы сказали, направленными против Пушкина и других классиков, а также ниспровергательными заявлениями футуристов в манифестах и публичных выступлениях. Можно предположить, что Городецкий занял профутуристическую позицию. Более того, родной брат С.Городецкого Александр выступил как поэт (под псевдонимом "А.Гей") в первом боевом альманахе поэтов-"будетлян" (термин В.Хлебникова) "Садке судей", вышедшем в 1910 году.

Восстановим хронику футуристических акций накануне конфликта.

<<   К оглавлению статьи  |||   К следующей главе  >>

Москва

© "Русская мысль",
NN 4255-4256, Париж: 28.01.99; 04.02.99


   



ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....