ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Александр Парнис

«Мы находимся к Пушкину под прямым углом»

Футуристы и Пушкин


В основу статьи положен текст доклада, прочитанного на международной конференции "Пушкин-европеец", проходившей в Риме и Венеции 13-17 октября 1998 г.

[Продолжение]

 

[3.]

 

К сопоставлению имен Пушкина и Хлебникова, которые стали в русской поэзии символами ХIХ и ХХ веков, литературная критика и исследователи не сразу привыкли и относились по-разному. Так, известный критик и поэт Г.В.Адамович писал в статье "Невозможность поэзии": "У Пушкина с Горацием, например, общие черты очевиднее, чем у Пушкина и Хлебникова, или у Пушкина и французских сюрреалистов". Между тем, автор первого монографического исследования о Хлебникове (1919) и друг поэта Роман Якобсон вспоминал в 1970-е годы: "Для меня было совершенно естественным заглавие лекции Бурлюка "Пушкин и Хлебников". Я его принял совершенно и всецело". Через много лет Якобсон сам написал статью, в которой сравнивал обоих поэтов, "Игра в аду у Пушкина и Хлебникова". А выдающийся ученый Н.С.Трубецкой считал эти имена несопоставимыми и в своем отзыве на монографию Якобсона о Хлебникове, присланную ему автором, отметил: "Если по прочтении Вашей книги поставить себе вопрос, чем отличаются футуристы от Пушкина, то окажется, что отличие только в "степени", а не в принципе... Если бы Пушкин прочел Хлебникова, он просто не счел бы его поэтом. И произошло бы это, конечно, не потому, что футуристы применяют известные приемы не в той пропорции, к которой привык Пушкин, а в силу радикального различия в эстетических подходах".

Если современникам Хлебникова такое соположение имен, за редким исключением, казалось кощунственным или необоснованным, то у новых поколений, уже в наше время, оно не вызывает никакого удивления, тем более протеста. Если Блок в стихотворении "Жизнь моего приятеля" сближал эти имена скорее всего иронически, то у Н.Заболоцкого такое соединение имен звучит совершенно естественно и закономерно:

И голос Пушкина был над листвою слышен,

И птицы Хлебникова пели у воды.

Надо отметить, что "проблема Пушкина" стояла перед всеми значительными поэтами ХХ века: каждый поэт хотел как бы "преодолеть" первого поэта Золотого века. Р.Якобсон в своем выступлении в 1956 г. в Институте мировой литературы вспоминал о примечательном разговоре с молодым Маяковским: "Вообще его заглавия носили полемический характер. Как-то я спросил: "Чем ты занимаешься?" (Это было очень давно, до революции.) Он ответил: "Я переписываю мировую литературу. Я переписал *Онегина*, потом переписал *Войну и мир*, теперь переписываю *Дон Жуана*"". Не следует переоценивать это очень важное признание молодого Маяковского, и можно предположить, что переписанный "Онегин" трагедия 1913 г. "Владимир Маяковский", но эта гипотеза требует отдельного разговора.

Исследователи выявили определенный круг текстов Хлебникова, который свидетельствует о его постоянном пристрастии к Пушкину, о перекличках и полемике с ним. Кроме того, более или менее полно выявлен цитатный "пушкинский" слой его поэзии. Феномен Пушкина интересовал Хлебникова всю его творческую жизнь, у него были периоды притяжения и отталкивания от первого поэта Золотого века, который был знаковой фигурой в его мифопоэтическом мире. Хлебников как бы проверял себя и свое творчество феноменом Пушкина. В одной из неоконченных поэм "Олег Трупов" (1915-1916) он торжественно признавался:

Я верю, Пушкина скитается

Его душа в чудесный час.

И вдруг упав на эти строки,

Виет над пропастью намеки.

Платком столетия пестра

Поет моей душе сестра.

О двух своих поздних поэмах "Лесная тоска" и "Поэт", написанных в 1919 г., он говорил, по свидетельству С.Городецкого, что хотел в них показать, что "умеет писать, как Пушкин". А в начале своего творческого пути Хлебников, как нам удалось установить, даже намеревался стать профессиональным пушкинистом: в 1908 г. он перевелся из Казани в Петербургский университет и вскоре поступил в Пушкинский семинарий профессора С.А.Венгерова, который посещал, вероятно, около года. Его имя значится в первом сборнике "Пушкинист", выпущенном Венгеровым в 1914 г. Кроме того, в неизданных протоколах занятий в Пушкинском семинарии его имя встречается неоднократно, рядом с именами Н.Гумилева, С.Ауслендера и впоследствии известного пушкиниста М.Гофмана. Выступал ли Хлебников с докладами или рефератами на заседаниях семинара, установить пока не удалось. Во всяком случае он начинал свою поэтическую деятельность под "знаком Пушкина".

<<   К предыдущей главе  |||   К следующей главе >>

Москва

© "Русская мысль",
NN 4255-4256, Париж: 28.01.99; 04.02.99


   



ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....