РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

Православная Церковь

в Белоруссии


[Окончание.]

 

Церковная пресса

Белорусская православная пресса вызывает приятное удивление. Почти в каждой епархии издается регулярная газета. И почти все газеты весьма приличного (по меркам православной прессы) качества.

Наиболее заметен издательский центр братства "Трех Виленских Мучеников". Он находится на хорах Свято-Петропавловской церкви старейшего православного храма Минска. Председатель братства мирянин Николай Матрунчик, а духовник и главный редактор настоятель храма протоиерей Георгий Латушко. Фактически братство исполняет функции издательского отдела всего экзархата, выпуская церковный календарь на русском и белорусском языке (последнее убыточно, но нужно для "приобщения народа к белорусскому языку"), ежемесячную газету "Церковное слово", информационный бюллетень, книги, среди которых можно выделить очень качественно сделанные справочники "Церкви и приходы Минска" и "Полоцкая епархия".

Почти все газеты имеют катехизаторскую направленность ("Церковное слово", "Гродненские епархиальные ведомости"; "Преображение" Слуцк; "Наше православие" Витебск; "Духовный вестник" Брест), однако есть и пример богословского издания ("Могилевские епархиальные ведомости"). Последние специализируются также на публикации материалов о местных святых и перепечатывают "страшилки" из российской православной прессы о "зашитых в руку идентификационных кодах", зловещем влиянии пластиковых карточек на православных и свежих примерах скорого прихода Антихриста.

Видимо, в силу того, что большинство православных газет Белоруссии выбрало катехизаторскую направленность, их информационная составляющая весьма невелика. Новостной раздел в самой крупной газете "Церковное слово" занимает 2 страницы из 16. В других газетах ситуация не лучше. Из епархиальных новостей можно найти лишь сведения об архиерейских богослужениях. Практически не поднимаются даже такие актуальные темы, как приходская жизнь и история храмов. Информация о событиях за пределами республики дается в виде кратких сообщений, перепечатанных с Интернет-сервера "Россия Православная" или из "Информационного бюллетеня ОВЦС", регулярно присылаемого архиереям из Москвы.

В некоторых областях церковные газеты лежат даже в киосках "Союзпечати", на них указан тираж: 1000 экземпляров. Рекордсменом является "Церковное слово" с тиражом 10 тысяч (второе место по этому показателю после самарского "Благовеста" среди всех изданий РПЦ).

Монастыри

В советский период монашество в Белоруссии ограничивалось рамками известной Свято-Успенской мужской обители в с.Жировицы Слонимского района Гродненской области и некоторым числом монашествующих на приходах. Большинство лиц с "монашеским настроем" добивались пострига за пределами республики, особенно популярна в этом плане была Троице-Сергиева лавра, где и сейчас монахи-белорусы составляют заметную часть насельников.

Свято-Никольский женский монастырь в Могилеве

На рубеже 80-90-х годов, с открытием новых епархий, ситуация изменилась: теперь практически в каждой епархии есть по одному мужскому и по одному женскому монастырю. Большинство из них влачат довольно жалкое существование около десятка насельников (насельниц) пытаются отремонтировать доставшиеся им полуразрушенные здания, при этом часто ссорятся и доставляют лишние заботы правящему архиерею.

Наиболее крупные и заметные обители (помимо Жировиц центра церковной жизни для западных епархий): мужской Гомельский Свято-Никольский монастырь (настоятель архимандрит Антоний (Кузнецов), бывший келейник Патриарха Пимена) и женские Полоцкий Свято-Евфросиниевский, Могилевский Свято-Никольский (исполняет функции епархиального центра и в последний год резиденции архиепископа) и Гомельский Свято-Тихвинский (находится в здании епархиального управления).

Этим монастырям, видимо, суждено сохраниться в будущем. Имея сейчас от 20 до 70 насельников, они способны поддерживать на приемлемом уровне и монашескую жизнь, и монастырское хозяйство, а также заботиться о престарелых братьях и сестрах (их доля в монастырях весьма высока). Ожидать массового притока новых иноков в ближайшие годы не приходится, к тому же значительная часть потенциальных монахов отправляется в Россию, в более крупные и известные монастыри, так что более мелким обителям предстоит либо свернуть свою деятельность, либо превратиться в малолюдные скиты.

Проблемы языка и тайные автокефалисты

Для экзархата, расположенного на территории самостоятельного государства, проблема языка, конечно же, является одной из важнейших. Все городское население (и, вероятно, подавляющее большинство крестьян) очень хорошо говорит по-русски, смотрит ОРТ и предпочитает российскую эстраду белорусской. Однако национальное чувство заставляет многих белорусов (особенно представителей интеллигенции) использовать белорусский язык даже в тех случаях, когда без него вполне можно было бы обойтись. Это увлечение особенно характерно для представителей западных областей, которые задают тон в научной и университетской среде (значительная часть уроженцев восточной Белоруссии настроена прорусски).

В Церкви ситуация похожая. Многие священники и часть епископов родом из сельских районов западной Белоруссии. Белорусский язык для них родной, и они считают, что "неважно, на каком языке произносится проповедь, у нас тут одинаково хорошо говорят на обоих". Мнение это, увы, ошибочно. Об этом свидетельствуют и инциденты в восточных епархиях, когда старушки просили заменить говорящих на службе по-белорусски батюшек, и объективные данные о раскупаемости русской и белорусской версий православного календаря.

В результате процесса "белорусизации" верующих в настоящее время сложилась следующая ситуация. Службы повсеместно ведутся на церковнославянском языке. Проповеди произносятся по-русски в восточных областях (за исключением некоторых сельских приходов) и по-белорусски в западных. Епархиальные собрания и заседания православной общественности проходят на двух языках с преобладанием белорусского.

Вопрос о языковых предпочтениях выявляет еще одну доселе проблему. Речь идет о глубоко скрытой, хорошо замаскированной автокефалистской фракции в Белорусском экзархате. Белорусская Автокефальная Церковь существовала на оккупированной немцами территории в 1943-1944 годах. И, хотя она крайне неохотно создавалась тогдашними архиереями, под сильнейшим давлением местных националистов и немецких властей, ее призрак по-прежнему тревожит некоторую часть духовенства, в том числе занимающего достаточно высокие посты. Один из моих собеседников назвал нескольких потенциальных автокефалистов, но предупредил: "Если их в лоб спросить про это, они, конечно, откажутся признаваться. А вот если порассуждать с ними о возможности автокефалии в принципе, они поговорят об этом с удовольствием".

Обретение Белоруссией независимости в начале 90-х вызвало рост подобных настроений, которые, однако, были заморожены в связи с наступлением "эпохи Лукашенко". Новая власть, декларирующая желание интегрироваться с Россией, конечно же, не стала бы поддерживать сепаратистских устремлений в "духовной сфере". Не заинтересовал автокефализм и оппозицию, которая стремится выразить свои национально-религиозные чувства в рамках католицизма или униатства. В последние годы идея об автокефалии ушла исключительно в область мечтаний.

Однако церковные власти понимают потенциальную опасность таких теорий. В 1997 г. в ноябрьском номере газеты "Преображение" (Слуцк) было опубликовано письмо митрополита Филарета настоятелям приходов по поводу появления в пределах республики эмиссаров раскольнических группировок, образованных бывшими клириками Автокефальной Церкви, эмигрировавшими на Запад. В Белоруссии еще не организовано ни одного их прихода, а митрополит уже предупреждает, что "на канонической территории Белорусского экзархата появились силы, стремящиеся внести нестроения и соблазны в жизнь святой Православной Церкви... просим проявить бдительность, охраняя белорусскую паству от лжеучителей".

Межконфессиональные проблемы

В целом межконфессиональную обстановку в Белоруссии можно охарактеризовать как спокойную. Кроме православных, влиятельными конфессиями в республике являются католики и протестанты (баптисты и пятидесятники). Однако когда в беседах со священниками и епископами заходит речь о реальной угрозе православию в регионе, то протестанты отсеиваются, и остаются только католики.

Один из архиереев охарактеризовал ситуацию так: "Католиков, может быть, в селе 15%, а крутятся они так, что кажется, что их все 85". С ним согласны и многие другие православные священники. Они рассказывают, что католический священник, как правило, хорошо подготовленный выпускник польской семинарии, приезжает на отдаленный сельский приход в сопровождении монахинь и с достаточно крупной суммой денег, чтобы сразу начать ремонт и благоустройство. Практически при всех католических приходах действуют воскресные школы и крепкие общины. Одна из сотрудниц Гродненского епархиального управления говорила, что была очень удивлена размахом деятельности первоначально немногочисленной католической общины в селе, где ей пришлось прожить несколько лет. Ее поразил контраст между энергичным и деятельным ксендзом и вялым, обремененным большой семьей местным православным священником. В результате католическая община за короткое время быстро выросла, и в нее потянулись неверующие прежде селяне. В ответ на сетования в епархиальное управление ей было предложение написать рапорт, чтобы иметь основание перевести священника в другое место...

Однако пока католическое влияние всерьез распространяется лишь на западные области Белоруссии. На востоке и в центре республики дело ограничивается созданием небольших общин. Достаточно серьезным сдерживающим фактором является и их желание вести катехизаторскую работу только на белорусском языке. На мой вопрос к главному редактору католических журналов "Аве Мария" и "Наша вера" Кристине Лялько, почему она не печатает материалов на русском языке, последовал довольно резкий ответ, что "католический журнал не "Советская Белоруссия"" (правительственный официоз).

Храм Свв. Петра и Павла в Минске

Настойчивость и энергия католиков порождает достаточно большое число столкновений на местном уровне как с властями (в дни моего пребывания в Белоруссии, 19 декабря, "Народная газета" опубликовала статью о попытках католиков вернуть здание костела с характерным заголовком "Нетерпимость с местечковым уклоном"), так и с некоторыми православными священниками. Однако уже на уровне епархий ситуация более благоприятная. Епископы РПЦ стараются избегать нападок на католиков в официальной обстановке и подчеркивают в беседах, что "у нас отношения хорошие, но у них свое, а у нас свое".

Такие же "никакие" отношения у православных с протестантами. Их деятельность вызывает у священнослужителей легкое раздражение (архиепископ Максим: "Подложили мне баптисты свинью построили свой молитвенный дом в ста метрах от монастыря"), но не вызывает серьезных опасений. Активность протестантов заметна небольшие группки есть почти во всех крупных населенных пунктах республики, но численность их довольно мала. Общее число последователей всех протестантских деноминаций в Белоруссии вряд ли превышает 100 тыс. человек.

В Гомельской области достаточно большое влияние имеют старообрядцы разных толков, однако даже там они представляют чисто этнографический интерес, а в масштабах всей Белоруссии говорить об их активности не приходится. По утверждению священников РПЦ, идет довольно активный процесс перехода выходцев из старообрядческих семей в православие.

Все остальные конфессии в республике едва заметны. Никто не вспоминает даже о весьма популярных в других республиках СНГ "Свидетелях Иеговы".

Более высокий уровень межконфессиональных отношений поддерживается в Минске: здесь есть несколько организаций, где православные сотрудничают с "инославными". В рамкахантиабортариального фонда "Защита жизни у ее истоков", существующего с 1995 г., они действуют вместе с католиками и пятидесятниками, в созданной в 1997 г. "Межконфессиональной рабочей группе" с католиками и баптистами. Последняя инициатива достаточно любопытна и имеет неплохие перспективы. Действующая при Минском международном образовательном центре (латинская аббревиатура IBB), эта группа является своеобразным заповедником для экуменически настроенных "либералов" из всех трех конфессий. Раз в месяц они собираются и на основе консенсуса пытаются осуществлять те или иные проекты. В 1997 г. провели семинар "Социальное служение церкви", в будущем году надеются провести серию собраний, на которых будут делать доклады о самых значительных для каждой из конфессий людях. Не очень понятно, насколько у православных эта деятельность регулируется экзархатом, а вот католики и баптисты контролируют и инициируют ее на уровне национальных организаций.

Можно сказать, что в целом православная иерархия Белоруссии настроена более экуменически, чем архиереи центральной России. Митрополит Филарет сумел опровергнуть известный тезис о противостоянии "экуменистов" из ленинградских духовных школ и "консерваторов" из Троице-Сергиевой лавры. Одну из самых горячих речей в пользу развития межконфессиональных связей я услышал от епископа Витебского Димитрия, имеющего 12-летний опыт лаврского послушания. А единственным архиереем, который выражал сомнение в их необходимости, был выпускник ЛДА архиепископ Могилевский Максим. Вообще заметно, что чем ближе архиереи, да и клирики находятся к западной границе СНГ, на территориях, где межконфессиональная обстановка достаточно сложна, тем меньше они высказывают претензий к тем или иным "инославным" конфессиям.

Отношения с властями

Белоруссия живет в условиях хоть пока и мягкой, но диктатуры. Церковные деятели тоже люди и потому об отношениях с властями рассказывают осторожно, не обобщая. Одно из интервью вообще состоялось только после того, как я уточнил, что вопросов по текущей политической ситуации задавать не буду.

Резюме этих бесед таково. Власть в стране все более становится коммунистической, со всеми вытекающими из этого неприятными для верующих последствиями. Дошло до того, что в Лиде в ноябре прошлого года какой-то мелкий образовательный чиновник в присутствии митрополита накричал на преподавателей, выставивших для встречи архиерея детский хор. Митрополиту пришлось на своем дне Ангела (14 декабря) выражать по этому поводу протест высоким чинам из администрации президента.

На местном уровне тоже не все благополучно. Должности руководителей областных и городских администраций в Белоруссии не избираемые, а назначаемые. Поэтому начальникам нет необходимости выстраивать отношения с местными общественными организациями, в том числе и с Церковью. Епархии не прочь получать от властей материальную помощь в виде льгот или хотя бы участия в восстановлении храмов (что практикуется в некоторых случаях), но в настоящее время говорят лишь об одном: как бы не стало хуже. В "православность" Лукашенко, с показной скромностью держащего перед телекамерой свечу, они не верят.

||| Начало см. в "РМ" N 4254 |||

НИКОЛАЙ МИТРОХИН

Минск Москва

© "Русская мысль",
N 4255, Париж, 28 января 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....