СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Реформы в российских силовых структурах

Начинаем с Петербурга...

Сославшись на необходимость повышения эффективности работы службы безопасности, директор ФСБ Владимир Путин распорядился создать в структуре федральной службы ряд региональных советов. Одним из первых был создан региональный совет по Северо-Западу, председателем которого назначен заместитель директора ФСБ, начальник УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-лейтенант Александр Григорьев.

Судить о том, насколько мощными выглядят новые образования в структуре российских спецслужб, можно по составу этого регионального совета. В него вошли начальники управлений ФСБ по республикам Карелии и Коми, по Архангельской, Вологодской, Калининградской, Мурманской, Новгородской и Псковской областям, а также начальники управлений военной контрразведки по Ленинградскому военному округу, Северному и Балтийскому флотам и войскам в Калининградской области, Северо-Западному и Арктическому региональным управлениям Федеральной пограничной службы.

28 января в Санкт-Петербурге состоялось первое (разумеется, закрытое) заседание членов регионального совета. О его результатах сообщил начальник пресс-службы УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Алексей Вострецов:

"Самые актуальные проблемы, которые обсуждались на заседании, это обеспечение безопасности АЭС и хранилищ ядерных боеприпасов, контрразведывательное прикрытие государственной границы со странами Скандинавии и Балтии, противодействие контрабанде оружия, наркотиков, культурных и материальных ценностей, борьба с организованной преступностью".

А.Вострецов сослался на то, что ввиду "уникального геополитического значения" Северо-Западный регион "представляет большой интерес не только для потенциальных инвесторов, но и для зарубежных разведок, а также для международной и отечественной организованной преступности, контролирующей наркобизнес, незаконный оборот оружия, отмывание грязных денег, контрабанду, причем весь этот преступный бизнес идет рука об руку с криминальным террором".

Петербургские правозащитники с тревогой восприняли известие о новой реформе в ФСБ и создании региональных советов внутри этой организации. Председатель правозащитной организации "Гражданский контроль" Борис Пустынцев по этому поводу сказал: "Укрупнение спецслужб, закрытых корпоративных организаций, естественно, означает усиление корпоративного духа, большую закрытость для общества и большую отчужденность от общества этих спецслужб. Поэтому в данном отношении это опасный шаг.

Здесь интересно другое. Одна из целей этого укрупнения обеспечение безопасности хранилищ ядерных боеприпасов и отходов. Если бы это означало усиление контроля за условиями хранения ядерных боеприпасов и ядерных отходов, то, несмотря на многие другие возражения, такую инициативу можно было бы приветствовать. Но, к сожалению, есть все основания полагать, что подобные меры выльются в попытки предотвратить любую утечку информации по поводу условий хранения этих боеприпасов и отходов. Мы теперь ничего не будем знать, что происходит в этих опасных зонах. И, когда на нас внезапно обрушится новый Чернобыль, одной из причин этого будет вот такое укрупнение спецслужб".

Борис Пустынцев знает, о чем он говорит: уже третий год его организация "Гражданский контроль" активно защищает эксперта норвежской экологической организации "Беллуна", капитана 2-го ранга Александра Никитина, обвиняемого ФСБ в шпионаже за разглашение информации о катастрофах на российских подводных лодках Северного флота и о грубейших нарушениях условий хранения ядерных отходов командованием этого флота. Дело Александра Никитина, получившее международный резонанс, и сейчас не закончено.

Не только ФСБ, но и МВД

Санкт-Петербург, а точнее сказать Северо-Западный регион, похоже, стал лабораторией для проведения реформаторских экспериментов не только в ФСБ, но и в МВД. Министр внутренних дел Сергей Степашин, побывавший 18 января в "северной столице" во главе представительной делегации "силовиков", объявил о том, что именно с этого региона начинается новое наступление на организованную преступность: "Мы скоординированно вместе с ФБС, с Таможенным комитетом начинаем очень серьезную работу по очищению Санкт-Петербурга от преступников, это не кратковременная акция, не штурм, а начало системной работы, которая начинается с сегодняшнего дня и будет продолжаться до тех пор, пока город не станет свободным от преступного бандитского элемента".

С.Степашина беспокоят не столько "резонансные" убийства Галины Старовойтовой или Михаила Маневича, столько преступления в экономической сфере ситуация вокруг Петербургского порта, вокруг передела собственности, в частности по крупнейшим предприятиям Санкт-Петербурга ЛОМО, «Электросила» и т.д., а также резкий рост бытовых преступлений, "скачок которых произошел после августовских событий".

Короче говоря, о своих планах наступления Степашин доложил Примакову, и тот поддержал инициативу целиком и полностью.

Пока правоохранительные органы Санкт-Петербурга операцию не начали, а только объявили о том, что могут начать ее в самое ближайшее время, вызвав тем самым массовый отъезд из города многочисленных авторитетов преступного мира.

В управлении ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области создание Северо-Западного регионального совета не связывают напрямую с кампанией, начинаемой МВД. Однако начальник пресс-службы управления Алексей Вострецов признает, что вряд ли "ФСБ будет самостоятельно решать острейшие проблемы, которые в нашем регионе присутствуют".

"Период растерянности закончился"

Под предлогом подготовки к осуществлению массовой операции по очистке города и региона от преступных элементов и в структуре МВД происходят своеобразные реформы. И ветер вновь дует из Питера.

23 января среди бела дня в Санкт-Петербурге сержант милиции Игорь Шеин застрелил вооруженного пистолетом "Вальтер" с глушителем преступника, который открыл по нему огонь. Игоря спас бронежилет, из которого впоследствии извлекли три пули.

Если раньше Игоря Шеина и его двух коллег, застреливших бандита, ожидало бы длительное расследование по поводу правомерности применения огнестрельного оружия, то теперь, похоже, времена изменились: 28 января Игорь Шеин и его сослуживцы были награждены премиями за правильные действия во время задержания вооруженного бандита, а для руководства петербургского ГУВД эта история стала поводом для того, чтобы объявить: "Отныне сотрудники правоохранительных органов будут использовать огнестрельное оружие более решительно".

Об этом на пресс-конференции объявил начальник управления кадров ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал Андрей Черненко: "Я бы хотел господ бандитов предупредить, что период растерянности сотрудников правоохранительных органов закончился. Я уполномочен руководством МВД заявить, что тех сотрудников, которые в соответствии с инструкциями применили огнестрельное оружие, мы будем защищать... Теперь все иначе: ствол направлен на тебя стреляй в лоб! Никаких новых инструкций по этому поводу придумано не будет, но действовать вы должны более решительно".

Андрея Черненко поддержал и начальник петербургского университета МВД академик Виктор Сальников: "До сих пор таким образом строилась служба в органах МВД, такова была реакция общественности, что сотрудники милиции боялись применять оружие. Каждый случай применения оружия влек за собой достаточно сложную процедуру расследования этой ситуации, и, как правило, в результате такого расследования работник милиции оказывался виновным. Сейчас обстоятельства значительно изменились".

Любопытно, что на этой же пресс-конференции были оглашены некоторые цифры. Всего по России случаев противозаконного применения оружия сотрудниками правоохранительных органов было в целом в 10 раз меньше, чем несчастных случаев на охоте. В 1997 г. свое табельное оружие для того, чтобы свести счеты с жизнью, применили шестьсот милиционеров, в 1998-м около четырехсот. Самоубийств среди российских милиционеров стало значительно меньше.

АЛЕКСАНДР КАРЕВ

Санкт-Петербург

© "Русская мысль",
N 4256, Париж, 04 февраля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....