СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Вокруг Скуратова и Березовского

Операция «Война с коррупцией» начинается

Отставка генерального прокурора, арест бывшего министра юстиции, 24 обыска в офисах и квартирах, имеющих отношение к "Сибнефти" и ее охранной службе "Атолл", не менее 12 обысков по делу о финансовых злоупотреблениях коммерческих партнеров компаньонов "Аэрофлота", наконец, эпизоды более мелкие (вроде возобновления дела о незаконной приватизации в некрупных размерах против академика Аганбегяна, ректора Академии народного хозяйства при правительстве) вся эта серия событий свидетельствует о том, что борьба группировок в российском руководстве приняла самую острую форму форму "борбы с коррупцией".

Правящая верхушка все последние годы состояла из четырех-пяти конкурирующих номенклатурно-олигархических кланов, которым самые крупные "куски" власти предоставлялись попеременно и не в одни руки в соответствии с доктриной "сдержек и противовесов" в ее ельцинском понимании. Но с осени 1998 г. (после "дефолта", возвышения Евгения Примакова, перехода болезней президента в новое состояние) четкая картина группировок смазалась. Некоторые старые группировки сошли на нет, а границы новых и их отношения (кто с кем и, главное, против кого) еще не вполне определились.

Кто и за что снял Скуратова?

Неясность картины в полной мере проявилась в разноголосице истолкований причин отставки генерального прокурора Юрия Скуратова. Естественно, что никто не поверил официальной версии: внезапная болезнь и добровольный в связи с этим уход по собственному желанию. В конце концов, у нас есть и другие больные государственные деятели, но они в отставку не уходят. И вообще Скуратов еще совсем недавно считался абсолютно здоровым человеком. Поэтому по поводу его отставки возникло сразу же не менее четырех версий.

Газета "Известия" предложила такое объяснение: снял Скуратова (предварительно посоветовав ему "заболеть") разгневанный президент за то, что генеральный прокурор не справился с расследованием ни одного из громких дел, вяло боролся с коррупционерами, распустил экстремистов, а последней каплей в чаше терпения Ельцина, дескать, стал случившийся накануне наглый марш баркашовцев. Это очень удобная для президентской стороны версия, и поэтому она сразу стала как бы полуофициальной (хотя публично и руководитель администрации президента Бордюжа, и премьер Примаков все-таки ссылаются на "состояние здоровья").

Иное объяснение было высказано Михаилом Леонтьевым в его аналитической программе "На самом деле", которая выходит на лужковском канале "ТВ-Центр". По мнению Леонтьева, борьба в верхах приняла такой накал, что с робким генпрокурором, стремящимся ладить со всеми сильными мира сего, действительно случился приступ "медвежьей болезни" и он действительно сам убежал в кусты.

Версия самого Юрия Лужкова: плохой Березовский снял хорошего Скуратова за честную и профессиональную работу (в частности за обыски в "Сибнефти"). К этой же версии фактически присоединился и председатель думского комитета по безопасности, коммуно-националист Виктор Илюхин.

И, наконец, версия, которую с уверенностью изложил журналист Александр Хинштейн, считающийся рупором ФСБ: хороший Примаков убрал плохого Скуратова за то, что тот попытался саботировать фээсбешную кампанию борьбы с коррупцией, в частности атаку на Березовского.

Из этих четырех версий наименее убедительна первая: все-таки слабо верится в простое совпадение во времени обысков в "Сибнефти" с отставкой генпрокурора. Версия Лужкова выглядит наиболее унизительно для президента: выходит, что Березовский, защищаясь от прокуратуры, легко вытащил Ельцина из ЦКБ с единственной задачей выгнать прокурора. К счастью, эта версия не подтверждается: прокурор-то уволен, а атака на структуры Березовского после этого только набрала новые обороты. И, напротив, последовавшие события скорее подтверждают справедливость точки зрения Хинштейна (с поправкой на свойственные этому журналисту демонизацию Березовского и возвеличивание героических правоохранительных органов, в первую очередь ФСБ). Постановления об обысках, кстати, непосредственно подписывал не генпрокурор, а один из его заместителей Михаил Катушев, который, в отличие от Скуратова (чиновника типа "чего изволите?"), имеет репутацию принципиального и слабоуправляемого человека.

Отставка Скуратова это не успех, а поражение Березовского.

Кто хотел березу заломати?

По заявлению Бордюжи, ни президент, ни премьер к обыскам и арестам никакого отношения не имеют и иметь не могут, поскольку это сфера компетенции прокуратуры и органов.

Тем не менее накануне событий отношения Примакова и Березовского из скрытого взаимного недоброжелательства перешли в фазу открытой информационной войны. Обыски начались в понедельник утром 1 февраля, а перед этим, в субботу вечером 30 января, Сергей Доренко обрушился с целой серией нападок на Примакова в своей программе на ОРТ. Телеатака Доренко даже вызвала коллективное обращение в защиту премьера открытое письмо "Остановить грязные политические игры!", которое подписали как деятели "центристского" толка: Рем Вяхирев, Аркадий Вольский, Михаил Шмаков, вице-спикер Думы Артур Чилингаров, так и антикоммунист академик Дмитрий Лихачев. (Коммунисты тоже сочинили письмо в защиту Примакова, но отдельно и несколько позже).

Авторы обращения "Остановить грязные политические игры!" выразили возмущение тем, что Примакову "приписывают вину чуть ли не за развал российской экономики, якобы имеющиеся планы «тихого переворота»". Инициатором этих обвинений они называют "одного из владельцев Общественного российского телевидения". Сам Примаков с экрана телевизора посоветовал "международному чиновнику" Березовскому больше внимания обращать на свои обязанности в исполкоме СНГ и воздерживаться от нападок на политику одной из входящих в него стран. Это уже второе совпадение, которое тем более не может быть случайным.

Еще одним "совпадением" (третьим по счету) были названы два события в "Аэрофлоте": чистка этой компании от людей Березовского (старшего вице-президента "Аэрофлота" по коммерции Красненкера и заместителя коммерческого директора Леонида Ицкова выходцев из "Логоваза") и серия обысков в организациях, имеющих контрактные отношения с "Аэрофлотом". На этот раз слово "совпадение" употребил на своей пресс-конференции зять Ельцина (муж его старшей дочери Елены), президент АО "Аэрофлот" Валерий Окулов. 2 февраля он уволил Красненкера и Ицкова, а затем добился одобрения своих действий на собрании трудового коллектива.

Вступление Окулова в войну против Березовского говорит о том, что по крайней мере часть президентской семьи поддерживает в этом конфликте премьера. Поскольку сам президент (в очередной раз восстановивший свою работоспособность вплоть до того, что полетел на похороны короля Хусейна) не пресекает действий следственных органов, похоже, что на "зачистку" Березовского согласие президента получено.

Арест президента "Фонда общественной защиты гражданских прав", бывшего министра юстиции Валентина Ковалева показывает, что связями Березовского решено заняться широко и всерьез. В.Ковалев тесно связан с недавно уволенным другим "силовым министром", бывшим директором ФАПСИ Александром Старовойтовым (в частности, через РАТО-банк, в котором они оба держали весьма крупые суммы, плохо соотносящиеся с их официальными министерскими зарплатами). Под Старовойтова, как и под Ковалева, давно копала ФСБ, снабжая разоблачительными материалами о нем того же А.Хинштейна (статья которого о Березовском в "Московском комсомольце" от 20 января стала формальным поводом для обысков в "Атолле" и "Сибнефти"). Среди деятелей, которым грозят "неприятности" в самое ближайшее время, знающие люди еще называют министра труда Сергея Калашникова этот член примаковского кабинета от ЛДПР является одновременно вице-президентом "Фонда общественной защиты гражданских прав".

Зрелища вместо хлеба

Красивая версия совершающихся и грядущих событий предложена в последнем номере "Новой газеты" (статья "Последний бой президента", автор Михаил Круглов). Президент Ельцин понял, что семь лет играл на публике роль "голого короля" и теперь решил отомстить и "ткачам" реформы, и царедворцам, восклицавшим: "Ах, какое прекрасное шитье!" Именно для этого властные полномочия переданы президентом чекистам Примакову, Бордюже. Начинается крупномасштабная внутренняя "чистка" по образцу 37-го года: аресты вельмож, публичные покаяния потенциальных кандидатов во "враги народа" (пример недавняя нашумевшая статья Петра Авена в "Коммерсанте"), громкие процессы. По мнению автора, 17 августа это было Бородино Ельцина, а сейчас он готовится к своему Ватерлоо.

Пожалуй, это одновременно и чересчур романтично (сравнения с персонажем Андерсона и героем Ватерлоо), и чересчур пугающе (ссылка на 37-й год). Будем надеяться, что все обстоит проще. Дать народу "хлеб", то есть справиться с экономикой, ни Ельцину, ни Примакову не под силу. Зато можно дать "зрелища" борьбу с коррупцией, поиграть в генерала Лебедя (Лебедь, между прочим, эту кампанию уже начал в масштабах подведомственного края, и красноярским жителям кампания нравится, хотя зарплат и пенсий от этого пока не прибавилось).

Как долго хлеб можно заменять зрелищами (например, хватит ли зрелищ до президентских выборов) выяснится в процессе эксперимента. Но пока кампания уже дала новый рост популярности Примакова, "президентский" рейтинг которого в последнем опросе Фонда общественного мнения опять почти сравнялся с рейтингом Зюганова: 17 и 18% соответственно по сравнению с 15 и 19% до начала "войны" с Березовским. (Для тех, кто не смотрел очередные "Итоги" Киселева, приведем и остальные цифры: Лужков 15%, Явлинский 12, Лебедь 9; рейтинг партий: КПРФ 22%, "Отечество" 15, "Яблоко" 15, РНРП Лебедя 9, ЛДПР Жириновского 5).

ВЛАДИМИР ПРИБЫЛОВСКИЙ

Москва

© "Русская мысль",
N 4257, Париж, 11 февраля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....