СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Информационные войны
Второй раунд: правительство наносит ответный удар

Общественное российское телевидение по праву может претендовать на звание политического барометра страны. Внимание, с которым общественность следит за наличием или отсутствием в эфире телеведущего Сергея Доренко и развитием дела о банкротстве ОРТ, напоминает интерес советологов былых времен к порядку расстановки советских вождей на трибуне Мавзолея. И, видимо, не без причин: по крайней мере, в последние дни именно резкая критика Доренко в адрес главы правительства Евгения Примакова и введение арбитражным судом внешнего управления на ОРТ послужили прологом к новому острому конфликту между премьером и главным российским политическим авантюристом неформальным владельцем ОРТ Борисом Березовским.

За кредитом банкротство?

Относительное затишье в дискуссиях о будущем ОРТ наступило после декабрьского заявления президента Ельцина о готовности взять под защиту телеканалы. Но уже в конце января видимое спокойствие было существенно поколеблено. Во-первых, обещанный каналу валютный кредит Внешэкономбанка, который должен пойти на покрытие основной части долгов канала, предоставлен с большой затяжкой и попал в распоряжение компании совсем недавно. Во-вторых, 29 января арбитражный суд Москвы по иску Международной ассоциации клубов "Что? Где? Когда" объявил о введении на ОРТ внешнего управления. Внешним управляющим назначен некий Павел Черновалов с репутацией "специалиста по банкротствам". Видимо, ему и предстоит определять, как будет расходоваться стомиллионный кредит.

Прежнее руководство телеканала: гендиректор Игорь Шабдурасулов и его заместители продолжает исполнять свои обязанности. Но всем понятно: угроза банкротства нависла над ОРТ всерьез. Пожалуй, сейчас она даже более реальна, чем в ноябре прошлого года, когда на первый канал пришли судебные исполнители описывать имущество. Выпуски новостей ОРТ тогда вышли в сокращенном режиме: это придумал Шабдурасулов, рассчитавший, что неизбежный психологический шок заставит государство озаботиться защитой своего телевидения от кредиторов. И менеджеры ОРТ своего добились в дело вмешался сам президент.

Но "водяное перемирие", т.е. объявленный правительством мораторий на судебное преследование телекомпании со стороны ее кредиторов, сработал только в отношении государственных организаций, которым задолжал первый канал. Частные же фирмы правительственным обязательством "поддержать ОРТ" связаны не были, а юридических оснований для отказа во введении внешнего управления на канале суд не нашел. Перед владельцами ОРТ (49% ее акций принадлежит частным инвесторам, которых представляет Борис Березовский) замаячила весьма опасная перспектива пересмотра их долей за долги.

Возможно, в иной ситуации заинтересованным сторонам и удалось бы договориться по-тихому. Ведь до сих пор неясно, кто стоит за вновь назначенным внешним управляющим. Есть версия, что Павел Черновалов представляет только самого себя и своих компаньонов таких же, как он безликих профессионалов, научившихся использовать процесс внешнего управления и банкротства для извлечения собственных выгод. Но политический подтекст конфликта острое соперничество между Березовским и Примаковым, ни один из которых не желает сдавать завоеванных позиций и поступаться самостоятельностью и влиянием, надежд на компромисс не оставил. И действительно, наш суд, при всей его формальной независимости, вряд ли рискнул бы нарушить прямую рекомендацию правительства "не трогать" ОРТ. Может быть, рекомендацию было решено считать недействительной? Так или иначе, но Березовский почувствовал опасность и отреагировал на нее в привычном для себя духе.

И грянул бой...

Первые залпы новой "информационной войны" прозвучали 30 января. Вернувшийся в декабре в эфир ведущий телепрограммы "Время" Сергей Доренко главный информационный рупор Березовского, или, по терминологии газеты "МК", "телеубийца Доренко" обрушился на премьера с беспрецедентно жесткой критикой. В вину ему было поставлено, среди прочего, протежирование авиакомпании "Трансаэро", руководит которой якобы сын жены Примакова, видной авиационной чиновницы СНГ Татьяны Анодиной. Атмосфера, созданная Доренко, один к одному напомнила его прошлогодние издевательства над Анатолием Чубайсом и "младореформаторами".

Реакция премьера последовала незамедлительно: он отказался от обещанного интервью ОРТ в Давосе, а его пресс-служба напомнила журналистам, что жену Примакова зовут Ирина. Вслед за этим правительство нанесло по телемагнату куда более мощный удар, санкционировав серию обысков и изъятие документов в ряде подконтрольных Березовскому коммерческих структур нефтяной компании "Сибнефть", агентстве NFQ и др. Очередной эфир Доренко, назначенный 6 февраля, был спешно отменен под предлогом заболевания "телеубийцы".

Рассчитывать на то, что Березовский сдастся без боя, наивно. После августовского финансового кризиса и радикальной смены лиц в российском государственном руководстве телеканал остается его главным политическим капиталом. Контроль над ОРТ важный рычаг влияния Березовского на президентское окружение, рассчитывающее задействовать телеканал в разворачивающейся предвыборной кампании. Широкие возможности открывает ОРТ его владельцам и за пределами России: благожелательное отношение крупнейшей российской телекомпании, программы которой все еще принимаются на всем постсоветском пространстве, весьма важно для президентов большинства стран СНГ. Наконец, Березовский нуждается в ОРТ, чтобы парировать всё учащающиеся выпады оппонентов по его адресу. Тем более что другой прежде подконтрольный исполнительному секретарю СНГ телеканал "ТВ-6", где Березовский владеет 25% акций, в последнее время демонстрирует все больше признаков нелояльности. В довершение ко всему ОРТ это бизнес, и довольно-таки успешный, даже в условиях обвала российского рекламного рынка.

Видимо, теперь, когда открытый "наезд" на премьера не удался и обернулся против его организатора, Березовский испробует более тонкие комбинации. Главной из них может стать передача 20-процентного пакета акций ОРТ в залог международному медиа-магнату Руперту Мердоку. Его финансы, юристы и связи в западном истеблишменте, видимо, призваны защитить ОРТ от ренационализации или других экстравагантных шагов властей типа описи имущества или изъятия документов. А сам Березовский рассчитывает быть "проводником" Мердока на запутанном российском медиа- и политическом рынке...

ВАЛЕРИЙ ФЕДОРОВ

Москва

© "Русская мысль",
N 4257, Париж, 11 февраля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....