РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Егор Гайдар

Стратегия XXI века:
европейский выбор России

[Продолжение]

 

Причины радикального поворота осени 1998 г.

Сейчас в общественное сознание активно внедряется миф, в соответствии с которым в России якобы на протяжении семи лет проводились радикальные либеральные реформы, и этот курс, который все годы, видимо, проводило правительство Виктора Степановича Черномырдина, и привел страну в тупик, закончившийся финансовым кризисом осенью 1998 года и приходом нового правительства Примакова Маслюкова, провозгласившего поворот в экономической политике.

По моему глубокому убеждению, этот миф не имеет никакого отношения к экономической реальности, но он достаточно важен для серьезного обсуждения проблем, связанных с тем, что же действительно происходило в российской экономической политике, в чем причины того отката, с которым мы столкнулись сегодня.

На самом деле в последние годы в России, по моему убеждению, шла борьба вокруг двух блоков принципиальных вопросов. Первый блок укоренятся ли в России рыночные механизмы и демократические институты. При всех проблемах и сложностях можно сказать, что ответ на этот вопрос по крайней мере на сегодняшний день оказался положительным. Даже сегодня пришедшее к власти левокоммунистическое правительство буквально через несколько дней после начала своей работы начало расписываться в верности рынку и частной собственности.

И был второй вопрос, принципиальный и очень важный о характере формирующегося в России общества, о типе формирующейся рыночной экономики. И здесь реально существовало две линии в экономической политике. Первой линией можно назвать формирование в России номенклатурного капитализма. Именно эта линия последовательно проводилась правительством Черномырдина подавляющую часть времени его существования. И вторая линия на формирование в России свободной рыночной экономики.

В чем суть линии на формирование номенклатурного капитализма? Для социализма характерна система, при которой существует жесткая административная вертикаль и жесткая ответственность руководства предприятий за выполнение административных заданий. Эта система неэффективна, потому что она не позволяет генерировать инновации, но она обеспечивает определенный уровень дисциплины, позволяющей обществу хоть и неэффективно, но функционировать. Нормальная свободная рыночная экономика это тоже система жесткой ответственности, но ответственности финансовой. Предприятие, менеджер или хозяин которого не способны эффективно организовать производство, теряет контроль над ресурсами, разоряется; рынок это наилучший механизм выявления нововведений и отбора тех, кто способен работать в условиях рыночной экономики. Именно эта жесткая финансовая ответственность предприятий позволяет рынку быть важнейшим инструментом, повышающим эффективность использования ресурсов, генерирующих экономический рост.

Период перехода от устойчивой, хотя и неэффективной, социалистической экономики к устойчивой и эффективной рыночной экономике это период такого уникально низкого состояния уровня ответственности и руководителей, и собственников, когда уже не действует страх перед КГБ и райкомом партии и еще не действует страх перед жесткой финансовой ответственностью и банкротством.

На самом деле формирование этой своеобразной "ничейной зоны" началось задолго до нашего прихода в правительство еще в 1987-1988 гг. И очень большая часть номенклатуры была готова принять и реформы, и даже приватизацию, исходя из твердого намерения навсегда сохранить мягкие бюджетные ограничения, законсервировав ситуацию, при которой предприятие, неэффективно использующее ресурсы, где директор пьет и ворует, а рабочие голодают, продолжает функционировать как ни в чем не бывало.

К оглавлению статьи ||| Следующая часть статьи

Москва

© "Русская мысль",
N 4258, Париж, 18 февраля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....