ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Юрий Дружников


[1.]

 

   "Очищать русскую литературу есть чистить нужники и зависеть от полиции... Черт их побери! У меня кровь в желчь превращается..."

Пушкин жене, 6 мая 1836.

Коллективный ум Пушкина

Пора наконец признать, что первым официальным пушкинистом был назначен начальник корпуса жандармов Леонтий Дубельт, который сразу после смерти поэта разбирал и регистрировал бумаги в его домашнем архиве. По распоряжению Николая Павловича первое издание сочинений Пушкина финансировалось госказной. Последним наиболее авторитетным и влиятельным пушкинистом, плоды деятельности которого мы продолжаем нести в себе от яслей до гроба, был генералиссимус Сталин.

Афродита родилась из крови оскопленного Урана, попавшей в морскую пену; пушкинистика родилась из крови Пушкина, попавшей в пену литературную. Отбросим соблазнительную ассоциацию об оскоплении мыслей сочинителя его биографами. Отметим лишь, что истоками пушкинистики (за пределами рукописей) были слухи и сплетни, байки и анекдоты, просто застольное вранье людей, желавших продемонстрировать причастность к поэту. Все это вперемешку с историческими фактами и свидетельствами очевидцев осталось в письмах, дневниках, мемуарах.

Ярлыки на Пушкина начали навешивать сразу: "божественный дар", пошлый, как татуировка, троп "солнце русской поэзии" и фрейдистский поиск врага, где с одной стороны "невольник чести", а с другой "свободы, гения и славы палачи". Белинский, описав на двухстах страницах (где треть текста цитаты) сочинения Пушкина, заметил, что хорошо бы уловить "тайну личности поэта". Критик призвал к тому, что начисто проигнорировали: смотреть на Пушкина "с любовью, но без ослепления и предубеждений в его пользу или против него".

Первое научное издание Пушкина протолкнули не его биографы, а два генерала: Иван и Федор Анненковы. Будучи в приятелях со вторым мужем Натальи Николаевны генералом Ланским, они уговорили своего младшего брата Павла Анненкова, который взялся за дело, сулившее большую прибыль.

Скандальная атмосфера вокруг живого поэта перешла после его смерти по наследству к пушкинистам. Коллекционирование материалов о Пушкине начали, как известно, Анненков и Бартенев. Всю жизнь они ненавидели друг друга и спорили о том, кто из них имеет больше права публиковать записи очевидцев. Третьим можно считать Грота. Если бы не они, Пушкин скорей всего не достиг бы того апофеоза, какой мы наблюдаем сегодня. Враждовали между собой П.Ефремов и П.Морозов, Морозов с В.Якушкиным, М.Цявловский с Н.Лернером, П.Щеголев с В.Вересаевым и многими другими. "Порою кажется, исповедовался бежавший раньше многих других на Запад сотрудник Пушкинского Дома Л.Домгерр, что слова Боратынского "людей недружная судьба" относятся именно к пушкинистам". Неловко читать интервью известного пушкиниста С.Бонди, в котором он многих своих коллег считает дураками.

Особому статусу Пушкина в русской культуре способствовали три фактора: скандальность его жизни и смерти, популярность его среди женщин и выгодность использования известного имени для идеологических, политических, националистических, военных и других целей (скажем, образовательных). Собственно тексты, то есть суть деятельности писателя, реальный вклад Пушкина в поэзию и прозу, как ни удивительно, оказались менее существенными, а иногда даже мешали: то "Гаврилиада" и "Сказка о попе", то, наоборот, религиозные высказывания, то наличие так называемых "вольнолюбивых" строк, то их недостаток. Не случайно Пушкин, опубликованный при жизни на 34 процента, оставался таковым (с медленным увеличением этого процента) до наших дней: заготовки к истории Петра опубликованы лишь через сто лет, поэма "Тень Баркова" в "Литературном обозрении" 1991 года.

Случай с Пушкиным уникальный. Зачем государство с его бюрократическим аппаратом, тайной полицией, борьбой классов, партий и наций до такой степени влезло в литературоведческие дела? Пушкин еще при жизни стал строкой госбюджета. Политическая конъюнктура слилась с лирикой. Власть занималась его огосударствлением. Оппозиционная критика а la Писарев доказывала, что роль Пушкина отрицательная (непонимание народа, безделье и бесцельность его героев). Но на каждом этапе истории централизованная власть, стремясь владеть Пушкиным полностью, оказывалась сильней. Требования сверху менялись. Рискнем предложить следующие семь периодов развития пушкинистики. Она была романовская, ленинская, сталинская, хрущевская, брежневско-андроповская, горбачевская и нынче ельцинская. Не оригинально, скажете? Но так сложилось. Подробный анализ уведет нас в сторону, оставим возможность углубиться в детали этих семи этапов другим.

Профессиональная пушкинистика, то есть пушкинисты при должностях и на зарплате (заведующий жизнью Пушкина, сторож рукописей его, сотрудники музеев, штатный хранитель его могилы etc.), такой бизнес образовался в сталинский период. Пушкинский дом, задуманный в 1898 г. под покровительством поэта и великого князя Константина Константиновича, поддерживался изнутри энтузиазмом в нем работающих и только после революции извне, партийными органами.

Октябрьская революция уничтожила значительную часть пушкинского наследия, рассеянного по многим владельцам. Часть уникальной библиотеки Николая I, которой пользовался Пушкин, была продана за границу вместе с другими ценностями Эрмитажа. Конфисковали библиотеку Лицея, состоявшую из 30 тысяч томов, сожгли и разорили все музеи. Годы спустя, когда опомнились, остатки стали собирать по крупицам.В пополнении коллекций Пушкинского дома принимало участие ЧК.

Под контролем комиссара просвещения Луначарского (он был и директором Пушкинского дома) помещик Пушкин "прошел чистку" и был назначен "учителем рабочих и крестьян". Вносил свою лепту Горький: в Пушкине "все дворянское, все временное, это не наше, это чуждо и не нужно нам". И еще: он "понял интеллектуальную нищету своего класса". Пушкин "наш, советский", сообщила "Правда". Отбросив камуфляж, заметим: задачей партийного пушкиноведения стало изучать точнее, чтобы фальсифицировать.

До революции затушевывали интерес Пушкина к революции, после революции изо всех сил раздували. Цековец В.Кирпотин назвал Пушкина отщепенцем, с гордостью отделив его от общества пушкинского времени, сделав нашим. Мы знаем, как это слово употребляли власти позднего советского времени: стал нужен законопослушный Пушкин образец для советских писателей. Лидеры партии утверждали, что слава Пушкина организована ими. Генсек комсомола А.Косарев, тоже пушкиновед, в статье "Читайте Пушкина" писал: "Только теперь, в сталинскую эпоху, в эпоху грандиозного подъема материальных и культурных сил советского общества, только теперь слава Пушкина стала подлинно всенародной славой".

Неведомая сила влекла в пушкинистику большевистских деятелей. В.Бонч-Бруевич, брошенный на культурный фронт, поставлял графоманские статьи про Пушкина для "Правды". Редактором двух собраний сочинений Пушкина был полуграмотный Демьян Бедный. Пушкинист Емельян Ярославский в брошюре "Атеизм Пушкина" объяснял: поэт "помогает выполнить задачу, поставленную Лениным в борьбе против религии". В книге "Кастальский ключ", написанной старой большевичкой Е.Драбкиной, дальновидный Пушкин предвидит появление Ленина. Пушкина называли среднекультурным, сильно затронутым либерализмом и обуржуазившимся дворянином. В 1936 г. на заседании Пушкинской комиссии слова "иностранное влияние" применительно к Пушкину предложили официально запретить.

В иерархии советских ценностей поэту предписывалось знать свое место. К пушкинскому юбилею 1937 г. журнал "Литературный критик" опубликовал статью Андрея Платонова о Пушкине и Горьком. Почти уже не печатаемый Платонов, чтобы заработать на хлеб, написал: "Коммунизм, скажем прямо, без Пушкина, некогда убитого, и его, быть может, еще не рожденного преемника, не может полностью состояться". Журнал "Большевик" назвал статью Платонова насквозь путаной и антимарксистской: Пушкин нужен, но людей вдохновляет не он, а сталинская конституция.

Тридцатые годы оказались для иных пушкинистов удобными, чтобы с помощью Пушкина сводить счеты со своими конкурентами. Редактор "Литературного наследства" И.Зильберштейн писал о Н.Лернере, что тот, "прикрываясь Пушкиным, открыто взывал к Фанни Каплан, к террористическим актам". Надо ли говорить, к чему вели тогда подобные упреки в полемике?

 

К оглавлению статьи ||| Следующая часть статьи

Дейвис (Калифорния)

© "Русская мысль",
N 4261, Париж, 11 марта 1999 г.

Венки и бюсты
в каждом абзаце
О кризисе пушкинистики в России


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....