АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

ПАРТИЗАНЫ НА КОРОТКОМ ПОВОДКЕ

Курдский терроризм был порожден советской разведкой

Глава Рабочей партии Курдистана Абдула Оджалан
был связан с европейскими левотеррористическими группами.

Арест турецкими агентами лидера Рабочей партии Курдистана Абдулы Оджалана и массовые волнения курдов в европейских городах привлекли внимание общественности к проблеме курдского национального движения. Борьба курдов, этнические земли которых оказались разделены между Турцией, Ираком, Ираном и Сирией, за создание независимого государства Курдистан продолжается уже более ста лет. И практически все это время разные страны пытались использовать курдское движение для воздействия на ситуацию в регионе в своих интересах.

Не остались в стороне от интриг вокруг курдов и советские спецслужбы. Благодаря Москве курдское движение получило кадры профессиональных террористов и самую прогрессивную марксистско-ленинскую идеологию.

Первая попытка: курды в обмен на дашнаков

Советская секретная служба, называвшаяся в ту пору иностранным отделом ОГПУ (ИНО ОГПУ), примерно с середины 20-х гг. пыталась установить контакты с вождями многочисленных воинственных племен Ближнего Востока для того, чтобы использовать эти племена в борьбе против «международного империализма». Так, в 1927 г. резидент ОГПУ в Тегеране Георгий Агабеков получил задание «подготовить, на случай конфликта с Англией, возможность восстания на индийской границе из Индии. Подготовка должна была заключаться в подкупе вождей племен, расположенных у индийской границы, и устройстве тайных складов оружия, которым можно было бы в нужный момент вооружить племена и двинуть на Индию» (Г.Агабеков. Секретный террор. Записки разведчика. М., 1996). В Иране, Ираке, Афганистане представители ОГПУ искали выходы на влиятельных вождей, вербовали агентов, подкупали губернаторов, участвовали в торговле оружием и даже прикрывали контрабанду наркотиков.

Лидеры курдского восстания середины 20-х гг.
Советские власти использовали информацию
об их связях с партией дашнаков
для дискредитации армянских националистов.

Восстания курдов в 1925-1927 гг. привлекли внимание советской разведки к Курдистану. Резидент ОГПУ в иранском Керманшахе Михаил Алхазов (Аллахвердов), официально являвшийся секретарем советского консульства, наладил связь с влиятельным курдским шейхом Низаметдином, который подробно сообщал о деятельности и планах курдских повстанцев в Иране и их связях с курдами Ирака. О курдском движении в Турции Москву информировал представитель армянской партии «Дашнакцутюн» в Курдистане Арташес Мурадян, завербованный тифлисским ОГПУ.

В 1927 г. руководитель иностранного отдела ОГПУ Михаил Трилиссер приказал восточному сектору ИНО «заблаговременно подготовить курдские племена к выступлению против Ирака, где, по сведениям ОГПУ, концентрировались воздушные силы англичан» (там же). Одно время для того, чтобы привлечь к Советскому Союзу симпатии курдских племен Турции, Ирана и Ирака, в Москве даже рассматривался вопрос о создании на территории Азербайджанской ССР, в районе компактного проживания курдов, «Советского Курдистана». В 1929-1930 гг. был создан Курдистанский округ с центром в городе Лачине, начала выходить газета «Советский Курдистан». Однако проект создания автономии Курдистана вызвал категорические возражения наркомата иностранных дел СССР, опасавшегося, что открытая поддержка советским правительством курдского движения вызовет обострение отношений с Турцией и Ираном, которые боролись против курдского сепаратизма. В итоге Курдистанский округ был упразднен, а сами курды в 30-40-х гг. были выселены в Казахстан.

Советские власти использовали информацию о связях партии «Дашнакцутюн» с курдами, полученную по каналам ОГПУ, чтобы нейтрализовать армянскую национальную эмиграцию, активно действовавшую на Ближнем Востоке. Советский полпред в Тегеране Яков Давтян (Давыдов) передал документы об участии дашнаков в вооружении и обучении курдских повстанцев турецкому и иранскому правительствам. Реакция Тегерана и Анкары не заставила ждать: в Турции и Иране были проведены обыски и аресты среди дашнакских активистов, что практически парализовало деятельность «Дашнакцутюна» на южных границах СССР.

В конце 20-х гг. советская разведка практически свернула работу против Турции, поскольку руководители ОГПУ планировали превратить Константинополь в центр резидентуры на Ближнем Востоке и полагали, что если ОГПУ не будет задевать интересы турок, то они будут смотреть сквозь пальцы на работу советской разведки против других стран. Поэтому контакты эмиссаров Москвы с курдами были свернуты.

«Курдская революция» с санкции политбюро

Во второй половине 40-х Советы вновь обратили внимание на курдское движение. В это время курды подняли восстание на севере Ирана. Шахские войска быстро разгромили повстанцев, а большинство курдских лидеров были схвачены и казнены. В 1947 г. вооруженные отряды курдов под командованием муллы Мустафы Барзани, теснимые иранской армией, перешли советско-иранскую границу и оказались на территории Азербайджана. Около двух тысяч курдских боевиков и члены их семей были интернированы советскими властями. Барзани и его офицеры стали «почетными гостями» первого секретаря компартии Азербайджана Мир-Джафара Багирова, который рассчитывал использовать курдов для дестабилизиции ситуации в Иранском Азербайджане.

Однако Москва стремилась натравить курдов не на Иран, с которым у Советского Союза в ту пору были хорошие отношения, а на Ирак и Турцию, стратегических союзников Вашингтона и Атлантического блока на Ближнем Востоке. Советские руководители особо рассчитывали при помощи курдов вывести из строя иракские нефтепромыслы в Мосуле, которые играли важную роль в снабжении нефтепродуктами американских и английских войск на Ближнем Востоке.

Масуд Барзани, лидер Курдской демократической партии,
созданной под руководством ЦК КПСС
и при активном участии советской разведки.

В том же 1947 г. к Барзани явился официальный представитель советского правительства, назвавшийся «заместителем генерального директора ТАСС Матвеевым». На самом деле под этим именем скрывался один из руководителей советской разведки генерал-лейтенант Павел Судоплатов, вскоре назначенный начальником бюро по диверсионной работе за границей министерства государственной безопасности СССР. Матвеев-Судоплатов предложил курдскому лидеру и его сторонникам политическое убежище в Советском Союзе. Оказавшиеся на территории СССР курдские боевики с их семьями были расселены в сельских районах Узбекистана. Барзани и его офицеры прошли спецобучение в советских военных училищах и военной академии. Курдов обучали тактике ведения партизанской войны и навыкам, необходимым для организации и подготовки террористических актов и диверсий.

К началу 1952 г. генерал Судоплатов по поручению министра госбезопасности СССР Игнатьева разработал план использования курдских террористов для диверсионных операций на Ближнем Востоке. Судоплатов предложил сформировать из курдов, прошедших спецобучение в советских военных училищах, специальную бригаду в 1,5 тыс. человек. Это подразделение предполагалось использовать для запланированного советской разведкой свержения правительства Нури Саида в Ираке. Кроме того, в соответствии с предложениями Судоплатова, курдской бригаде отводилась важная роль в осуществлении советских планов выведения из строя нефтепроводов на территории Ирака, Ирана и Сирии в случае начала войны против СССР (П.Судоплатов. Спецоперации. Лубянка и Кремль, 1930-1950-е годы. М., 1998).

В марте 1952 г. мулла Барзани вновь встретился с «заместителем генерального директора ТАСС Матвеевым». Выслушав предложения главы диверсионной службы советской разведки, он заявил, что согласен подписать договоренность о сотрудничестве с советским руководством в обмен на гарантии содействия СССР в создании Курдской республики на стыке границ Северного Ирака, Ирана и Турции.

Обсудив требования курдов с первым заместителем председателя правительства В.М.Молотовым и министром иностранных дел А.Я.Вышинским, министр госбезопасности Игнатьев представил их на рассмотрение политбюро, которое дало «добро» на использование курдского движения советской разведкой. Куратором курдов в Москве стал секретарь ЦК КПСС М.А.Суслов. Он встречался с Барзани и обещал ему всестороннюю помощь Советского Союза в борьбе за автономию Курдистана в обмен на помощь курдов в свержении проанглийского правительства в Ираке.

Официально решением политбюро министерству госбезопасности СССР предписывалось организовать военные курсы для курдов и «оказывать содействие в установлении связей с зарубежными соотечественниками» (там же). На самом же деле Судоплатов и его служба «Бюро N1» готовили из курдских боевиков профессиональных диверсантов и террористов.

Курдские повстанцы в горах.
Москва использовала повстанческое движение курдов
для давления на Тегеран, Багдад и Анкару.

В 1958 г. обученные в Советском Союзе курды активно участвовали в свержении режима Нури Саида в Ираке, в начале 60-х курдские отряды, вооруженные советскими спецслужбами, развернули повстанческую борьбу в Ираке, Турции и Иране. Москва использовала «курдскую карту» для давления на эти страны, играющие ключевую роль в ближневосточном регионе.

Марксизм-ленинизм плюс терроризм

Для того, чтобы вернее привязать курдское национальное движение к интересам Москвы, советские руководители решили осчастливить курдов «самой передовой идеологией». Еще в 1952 г. специалисты со Старой площади предложили мулле Барзани создать политическую партию, которая должна была стать авангардом борьбы курдов за создание национального государства. Ответственный сотрудник международного отдела ЦК КПСС Маньчха, участвовавший в переговорах с Барзани, подготовил проект формирования Курдской демократической партии. Штаб-квартиру партии предполагалось разместить на территории Узбекистана, недалеко от Ташкента, в правлении курдского колхоза, где обосновались Барзани и его окружение. Партия должна была координировать деятельность курдских организаций во всех районах компактного проживания курдов. Идеологией партии стал, разумеется, марксизм-ленинизм.

«Заместитель генерального директора ТАСС МАТВЕЕВ»,
ведший переговоры с курдскими лидерами в 1947 г.
Он же начальник бюро по диверсионной
работе за границей МГБ СССР Павел СУДОПЛАТОВ.

Генерал Судоплатов с известной долей юмора вспоминает о том, как завершилось первое обсуждение предложения о создании курдской партии:

«Когда беседа закончилась, Барзани пригласил меня на встречу с офицерами своего штаба. При нашем появлении человек тридцать, находившихся в комнате, вытянулись по стойке «смирно». Затем как по команде все они упали на колени и поползли к Барзани, моля позволить им поцеловать край его одежды и сапоги» (там же).

После этого инцидента, отмечает Судоплатов, у него исчезли все сомнения по поводу «демократичности» создаваемой партии. Курдская демократическая партия стала ведущей курдской организацией в Ираке. Позже возникли другие курдские группы, также претендовавшие на роль «политического авангарда»: Патриотический союз Курдистана, Демократическая партия Курдистана, Революционное студенческое объединение ADYOD и др. В 1978 г. в Анкаре была основана Рабочая партия Курдистана, идеологией которого стал «революционный марксизм-ленинизм». После военного переворота в Турции в 1980 г. РПК ушла в подполье, а четыре года спустя лидер партии Абдула Оджалан объявил о начале вооруженной борьбы курдов против турецкого государства. Видимо, по чистой случайности курдское восстание совпало с очередным осложнением советско-турецких отношений...

Если о связях РПК с советскими спецслужбами можно только догадываться, то тесные отношения курдских боевиков с левыми экстремистскими группами Европы давно не являются секретом. В частности, по информации правоохранительных органов ФРГ, представители партии Оджалана активно контактируют с территористическими организациями «Фракция Красной армии» и «Антиимпериалистическая ячейка», боевики которых виновны в совершении многочисленных убийств, взрывов и похищений людей. В 1993 г. министр внутренних дел ФРГ Манфред Кантер добился запрещения деятельности РПК в Германии как террористической организации. Аналогичным образом движение Оджалана квалифицировал Государственный департамент США, а также многие правительственные и международные организации (P.Gruber. Turkei als Ordnungsmacht. «Focus», N15, 10.04.95. См. также: H.-M.Tillack. Kanthers Kurden-Kampf. «Stern», N14, 30.03.94; Diesmal fliegen Bomben. «Spiegel», N14, 1.04.96).

Однако, несмотря на запреты, сторонники РПК свободно действовали в Западной Европе. В то время, как «политический актив» партии проводил митинги и демонстрации, боевики-нелегалы взрывали турецкие фирмы и представительства. Беспечность западных демократий позволила экстремистам в феврале 1999 г. организовать массовые беспорядки и захваты зданий дипломатических представительств почти во всех европейских столицах.

ТИМУР МУЗАЕВ

Москва

© "Русская мысль",
N 4262, Париж, 18 марта 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....