ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

РЕПЛИКА

   В интересной и, как всякому ясно, во многом спорной статье Ю.Дружникова меня остановило одно место, где автор, кажется, перешел уже всякие границы. В прошлом номере (т.е. во вступительной и основополагающей части статьи) сказано:

   «Ярлыки на Пушкина начали навешивать сразу: «божественный дар», пошлый, как татуировка, троп «солнце русской поэзии» и фрейдистский поиск врага, где с одной стороны «невольник чести», а с другой «свободы, гения и славы палачи»».

   Разумеется, слова, всеми приводимые по поводу и без повода вот уже более 160 лет, успели стать «пошлыми, как татуировка», но это отнюдь не означает, что они были пошлы изначально и что сегодня мы неспособны извлечь их из-под этой полуторавековой накипи. Изучать литературные тексты и факты надо все-таки в контексте их времени (да и вообще в контексте), иначе мы и всего «Онегина» можем воспринять как большущий расхожий цитатник.

   Оставив в стороне «невольника чести» (кстати, идеально точное определение), обращусь к знаменитой и неимоверно затрепанной цитате «Солнце русской поэзии закатилось».

   Это слова из анонимного (принадлежащего В.Ф.Одоевскому) некролога Пушкину («Литературные прибавления к «Русскому инвалиду»», 30 янв. 1837). В «Крылатых словах» Ашукиных приводится возможный источник этого выражения: когда умер Александр Невский, киевский митрополит Кирилл, «сведав о кончине великого князя (...) в собрании духовенства воскрикнул: «Солнце отечества закатилось». Никто не понял сей речи. Митрополит долго безмолвствовал, залился слезами и сказал: «Не стало Александра!»» (Карамзин, «История государства Российского»). Таким образом, у Одоевского отнюдь не банальная выспренность, а тонко введенный «скрытый текст» «полностью» надо читать: «Солнце русской поэзии закатилось. Не стало Александра!»

   И не случайно эта «пошлость» отозвалась у поэтов, к которым, вероятно, и Ю.Дружников такое слово не рискнет применить: «В Петербурге мы сойдемся снова, / Словно солнце мы похоронили в нем...»; «Принесли мы Смоленской Заступнице, / Принесли Пресвятой Богородице / На руках во гробе серебряном / Наше солнце, в муке погасшее...» (у Ахматовой, как известно, речь тоже о том, что «не стало Александра»).

НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ

Париж

© "Русская мысль",
N 4262, Париж, 18 марта 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....