ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

Весна. Рубли прилетели

Конец марта стал для российской валюты худшим временем в году

После двух месяцев стабильного колебания у отметки в 23 рубля за доллар российская национальная валюта не выдержала и "накренилась". На последней неделе марта падение рубля пошло угрожающими темпами: 19 марта на торгах ММВБ средневзвешенный курс доллара по сделкам to-morrow составил 24 руб., а 26 марта - уже 26,89. За неделю доллар вырос более чем на 10%. В обменных пунктах Москвы 26 марта максимальный курс покупки доллара составил 26,5, а курс продажи достиг 28 руб. Относительно благополучное поведение официального курса, устанавливаемого Центробанком, никого не смогло ввести в заблуждение: банк пытался "делать хорошую мину при плохой игре". Фактически образовалось два курса: отставание официального курса доллара от курса в системе электронных лотовых торгов ММВБ превысило к концу недели 2,5 рубля.

Грозящая катастрофа и как с ней бороться

Валютный рынок был охвачен паникой. Крупные финансовые игроки спешно конвертировали свободные рубли в валюту, при этом скачок курса доллара на торгах ММВБ спровоцировал аналогичные события и на рынке наличной валюты. Там не только выросли котировки продажи доллара, но и резко увеличилась маржа, превысившая 2 рубля, что является верным симптомом начала массовой скупки долларов населением. Население, как и финансовые структуры, поспешило все свободные средства бросить на покупку валюты, уводя их с товарного рынка.

Хронологически скачок курса совпал с событиями на Балканах; связанная с ними неожиданная, хотя и краткая, пауза в переговорах России с МВФ весьма негативно сказалась на устойчивости рубля. Однако внешние факторы лишь катализировали те негативные тенденции, которые наметились несколько раньше, в середине марта. Основной внутренней причиной обвала стал рост предложения рублей при сохранении прежних высоких темпов утечки иностранной валюты из России. Такой негативной тенденции способствуют три момента: появление на рынке первой порции рублей, полученных корпоративными инвесторами от реструктуризации ГКО-ОФЗ; рост инфляционных ожиданий в связи с намеченной на март крупномасштабной денежной эмиссией; исчерпанность валютных резервов ЦБ и вследствие этого его неспособность одновременно поддерживать национальную валюту и осуществлять текущие выплаты по внешнему долгу.

Последнее иллюстрируется очередным сокращением золотовалютных резервов: если 12 марта они достигали 11,4 млрд. долл., то 19-го - уже на 200 млн. меньше. Между тем рублей на рынке прибывает: около 7 млрд. дали только выплаты в рамках реструктуризации внутреннего долга. Инфляционные ожидания подстегиваются возможностью скорого возобновления денежной эмиссии. Ее причина - не исчерпанная Центробанком в январе-феврале квота на эмиссию в первом квартале, предусмотренная законом о бюджете-99. О решимости властей использовать эту квоту еще до конца марта косвенно свидетельствуют обещание кабинета министров повысить с 1 апреля зарплату бюджетникам и погасить долги по пенсиям, а также начало рублевых выплат корпоративным держателям в рамках реструктуризации ГКО-ОФЗ.

Центральный банк, лишенный возможности поддержать рубль при помощи чисто рыночных механизмов, прибегает к административным мерам. Во-первых, с 5 до 7% была повышена норма резервирования по банковским депозитам юридических лиц; эта мера должна несколько сократить объем свободных остатков на корсчетах банков в ЦБ, которые они направляют в основном на покупку валюты. Во-вторых, ЦБ отключил ряд банков от системы электронных лотовых торгов по итогам проверок выполнения банками валютного законодательства. Проверки его соблюдения были проведены спецбригадами из представителей ЦБ и налоговых органов, и по их итогам от торгов в СЭЛТ были отключены Депозитно-клиринговый банк, банк "Кредиттраст", Национальный коммерческий банк, банк "Павелецкий". Отключенные от торгов банки - не крупные игроки на валютном рынке, но санкции против них должны были послужить предупреждением остальным его участникам.

В-третьих, 25 марта ЦБ ужесточил порядок покупки валюты импортерами: теперь одновременно с переводом авансовых платежей за импорт зарубежным поставщикам они обязаны депонировать в российских банках такую же сумму в рублях; эти деньги можно будет получить обратно только после поступление товара в страну. Новый порядок покупки валюты импортерами направлен на блокирование путей незаконного вывоза иностранной валюты из страны, но он неизбежно будет иметь и негативные последствия: пострадают честные импортеры, которые вынуждены будут изыскивать значительные средства для депонирования. Это затруднит восстановление докризисных объемов импорта, обозначившееся в начале года.

Назад, к политике дорогих денег?

Если процесс девальвации и может быть задержан Центральным банком, то лишь посредством возврата к отвергнутой в сентябре 1998 г. политике "дорогих денег". Первые шаги в этом направлении уже сделаны; если учесть кризисность ситуации, Банк России может пойти не только на увеличение нормы обязательных банковских резервов по остальным видам счетов, но и на повышение ставки рефинансирования. Политика "дорогих денег" означает отказ от обеспечения реального сектора дополнительными денежными ресурсами. Повышение нормы обязательных банковских резервов является свидетельством неспособности правительства обеспечивать направление средств кредитных организаций в реальный сектор. Сознательно удорожая предложение денег ради спасения рубля от очередного обвала, кабинет министров тем самым ограничивает доступ товаропроизводителей на кредитный рынок.

Но такой маневр будет означать отказ от решения задачи, заявленной правительством Примакова в качестве программной, - обеспечения инвестиционной направленности кредитно-денежной политики. Потери реального сектора в этой связи могут быть компенсированы только прямым государственным инвестированием и кредитованием из средств "бюджета развития". Несмотря на отсутствие средств на его исполнение, агропромышленное крыло правительства в марте активизировало давление на премьера и Минфин с целью добиться реализации обещаний государства на деле поддержать отечественного товаропроизводителя.

В надежде на кредиты

Пока ни одна из мер, реализованных ЦБ, не смогла сбить панику и приостановить понижательную тенденцию. Основанная на обилии у банков свободных рублевых ресурсов и дефиците ликвидных и надежных источников для вложения, она действует в полную силу. Новые административные барьеры способны отсечь часть свободных рублевых средств от валютного рынка, что приведет в краткосрочной перспективе к падению темпов обесценения рубля. Те рубли, которые не удалось конвертировать в валюту, будут обращены в наиболее привлекательные ценные бумаги (на прошлой неделе на 4-7% вырос курс акций российских "голубых фишек"). Это означает, что рубль окончательно перестал пользоваться доверием у инвесторов и, будучи лишенными возможности купить валюту, они пытаются вложить их в акции российских эмитентов.

Вероятно, что и в дальнейшем Центробанк продолжит административными мерами ограничивать доступ на валютный рынок. В его арсенале есть, например, введение стопроцентной продажи валютной выручки экспортерами и ограничение (или хотя бы угроза ограничения) хождения доллара на территории РФ. Но ввести их будет трудно и политически, и аппаратно. Свидетельство этому - подписанный 15 марта президентом указ "Об изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки". Указ не только не увеличивает давление на экспортеров, но, наоборот, делает им существенные послабления. Всерьез остановить падение рубля может лишь выделение кредита МВФ в полном объеме, но сценарий этот пока кажется сверхоптимистичным.

К.С.

Москва

© "Русская мысль", N 4263,
Париж, 1 апреля 1999 г.


   ....