ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Страница поэзии

Татьяна Гаенко

"В субботу покоя волною морскою..."

* * *

"И я бы мог как шут..." - как странно это слышать!
Позор и казнь для них - не знак ли это свыше?
Должны ли мы забыть за давностью веков
День, начатый с бичей, пощечин и плевков?
Из осужденных трех в суде том стародавнем
Один оправдан был, Другой был оправданьем
И, не прикрыв Себя щитами белых крыл,
Он нашу наготу сиянием покрыл.
Носившие в соблазн языческому миру
Бесчестие как честь, увечье как порфиру,
Не ведали, что их почтительных детей
Сгрызет постыдный стыд перед лицом плетей.
Ужели потому и должно было сбыться,
Чтоб сеченый бунтарь, чтоб висельник-убийца
Тому, что христианский мир забыть успел,
Учили бы, его поставив под расстрел?

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

И хор субботний пел,
И в памяти не таял,
И первая капель
Дрожала на весу,

И то был первый день
Великого Поста, и
Тогда у этих стен
Мы встретили весну.

ТРЕТЬЯ СЕДМИЦА

Мы съели уйму постных блюд
И сберегли получки,
Но добродетельней верблюд,
Который ест колючки.

Мы вовремя закрыли рот,
Себе геенну проча,
Но молчаливее нас крот
И несравненно кротче.

Мы простояли битый час
С поникшей головою, -
Увы, самозабвенней нас
Цветы на аналое.

Уж мы старались там и сям,
Молились строго по часам,
И благодать уж по усам,
Считай, текла - и что же?
Посмотришь на себя - а там
Опять всегдашний дым и срам.
Но только Сам, но только Сам
Нас не остави, Боже.

ШЕСТАЯ СЕДМИЦА

Наш путь на исходе назначенных дней,
И тело об отдыхе просит сильней,
Край солнца встает над Долиной Теней;
Но что мы ответим о цели дороги? -
Вершины, как прежде, печальны и строги,
Их тени короче, но явно темней.

Ни сумрачный ритм восходящих террас,
Ни легкость поклажи не радуют нас,
Мы шаг ускоряем, идем торопясь;
Но что мы ответим о цели дороги,
Когда она вдруг на скалистом пороге
Прервется над бездной в полуночный час?

Рубашка к спине при дыхании льнет.
Вершины сверкают - но ярче, чем лёд,
И грязи привычной мучителен гнет;
Но что мы ответим о цели дороги,
Когда Проводник со словами "Вы боги"
Нам руку подаст и над бездной шагнет?

ВЕЛИКАЯ СУББОТА

Суббота покоя, суббота покоя.
Спокоен Пастух, Чье рассеялось стадо,
Где было двенадцать быков разномастых;
Бычок и Овечка над Пастырем плачут,
А Сам Он спокоен, лежит, улыбаясь.

Суббота покоя, суббота покоя,
И кто бы сказал нам, что это такое?
Спокоен Тот Пахарь, Чью зябь потоптали,
Тот недальновидный, рассеянный Пахарь,
Который зерно разбросал на дорогу,
На камень, в колючки, в людские помойки;
Теперь Самого Его бросили в яму,
А Сам Он спокоен, лежит, улыбаясь.

Суббота покоя, суббота покоя!
Тот Узник, Кого неспокойной рукою
Правитель послал на позорную гибель,
Спокоен. Спокоен Тот Плотник и Рыбарь,
Что сеял вчера неспокойствие в массах,
Слепцу беспокойному очи помазав.

Суббота покоя, забота покоя.
Тот Тип, в окруженье Которого вечно
Какие-то нервные люди толпились,
Суббот нарушитель, субботою вешней
Теперь успокоен. Скажите на милость,
Откуда теперь беспокойство старейшин,
Священников первых и книжников старших? -
Они ведь, чей отдых быть должен безгрешен,
Спешат под ветвями цветущих черешен
Опять хлопотать о печатях и стражах,
Опять толковать о печалях и кражах...

Суббота покоя, свобода покоя!
Теперь уже поздно о чем-либо плакать, -
В грехах мы по грудь и в заботах по локоть.
Давали обеты, гордились постами -
Да всё обернулось гробами пустыми.
Суббота покоя, так вот ты какая!
Покой от натуги - под ношей не гнуться.
Покой от потуг за Идущим угнаться.
Однако теперь, когда спит Он, покоясь,
Никто нам уйти не мешает, покаясь
В недавних иллюзиях, свежих покамест -
По части возможности что-то исправить,
Свои бесполезные силы истратить...

Суббота покоя, суббота покоя! -
Мучение и беспокойство какое!
На запад глядим, где светило, покоясь,
В туманную Лету спустилось по пояс,
Где облачной день уплывает рекою.
Клялись мы, что сделаем всё - это мило, -
И сделали всё что могли - это мало. -
О нет, даже меньше. Но что нас томило
Весь день? Что размер нашей речи ломало
Внезапными всхлипами, вздохами, стоном?
И что же, и что говорит оно, что нам?

В субботу покоя волною морскою -
Надежда, надежда, надежда, надежда.

Санкт-Петербург

© "Русская мысль", N 4263,
Париж, 1 апреля 1999 г.

N 4263,
Париж, 1 апреля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....