ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО

 

Позиционная война

Церковь и музеи не всегда могут найти общий язык

Всего десяток лет назад многие музейные работники были - пусть зачастую и тайно - одними из самых активных сторонников Русской Православной Церкви. Сегодня отношения между большинством музеев и Церковью напоминают затяжную позиционную войну.

Конфликт возник в начале 90-х, когда повсеместно пошел процесс возвращения Церкви храмов и монастырей. По иронии судьбы, две трети зданий, которые надо было вернуть РПЦ, занимали учреждения культуры, в т.ч. и музеи. Многие из них в результате активности церковных деятелей оказывались едва ли не на улице: новые помещения под музеи в период перераспределения недвижимости найти было довольно трудно. Священнослужители, со своей стороны, часто видели в задержке с освобождением помещений намеренный саботаж музейщиками решений власти и пытались ускорить процесс как с помощью той же власти, так и силовыми методами. Музей-заповедник "Кижи", "Валаам", Свердловский и Челябинский областные музеи, Музей городской скульптуры в Санкт-Петербурге - это далеко не полный список "пострадавших" в результате такого рода церковной активности.

Там, где процесс передачи храмов проходил спокойно, скоро начали возникать проблемы другого рода - касающиеся сохранности памятников. Батюшки, ремонтируя полученные храмы и пытаясь достичь полного благолепия, начали закрашивать древние, осыпавшиеся фрески, перекладывать старинные полы, золотить древние иконы. Неудивительно, что подобный подход к памятникам, которые годами тщательно сохранялись музейными работниками, вызвал в их среде шок. Равно как и требование Церкви вернуть ей - в рамках восстановления исторической справедливости - все церковное имущество, в том числе древнейшие иконы, утварь и другие ценности из музейных коллекций.

Принятый Федеральным Собранием закон "О музейном фонде в РФ и музеях в РФ" закрепил за музеями все движимое имущество, находящееся в государственных хранилищах, и подтвердил принцип неделимости государственных коллекций. Это вызвало вздох облегчения у музеев, но недовольство руководства РПЦ, которое продолжило борьбу за церковную собственность как на законодательном уровне, так и на уровне личных отношений с представителями власти. Характерный пример тому - предложение министра культуры Егорова о разделении коллекции музея Троице-Сергиевой лавры и передаче монастырю наиболее ценной ее части, являющейся общенациональным достоянием.

В начале марта нынешнего года Патриарх Алексий II обратился с письмом к спикеру Думы Геннадию Селезневу в связи с предстоящим обсуждением законопроекта "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ". Одна из претензий предстоятеля РПЦ к законопроекту состоит в том, что он закрепляет "неприемлемое для Церкви положение относительно владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия религиозного назначения". Согласно ст.49, "в исключительной федеральной собственности находятся объекты культурного наследия, отнесенные к особо ценным объектам культурного наследия", а "перечень объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности и не подлежащих отчуждению из федеральной собственности, утверждается правительством РФ". Это, по словам Патриарха, означает, что "Церковь не сможет получить в собственность особо ценные объекты культурного наследия, а также любой иной памятник, который войдет в перечень, утвержденный правительством, а это... наши главные православные святыни". Законопроект был в целом охарактеризован Патриархом как имеющий "выраженный антицерковный характер", а его принятие в существующем виде, по мнению Святейшего, "может направить развитие государственно-церковных отношений в самое неперспективное русло".

Удастся ли думскому комитету по культуре отстоять заложенные в законопроекте положения, предсказать трудно. Важно другое. Отношение к Церкви в музейной среде радикально изменилось. Чересчур "собирательской" и не всегда продуманной политикой в отношении культурных ценностей, настойчивой борьбой за собственность, отсутствием понимания значимости культурных ценностей религиозного характера для общества Церковь фактически оттолкнула от себя одну из самых образованных и расположенных к ней групп интеллигенции. Общество же в результате вынуждено вместо цивилизованного сотрудничества представителей религии и культуры наблюдать постоянные конфликты Церкви с музеями, главный побудительный мотив которых - перераспределение собственности.

КСЕНИЯ КОРНЕЕВА

Москва

© "Русская мысль", N 4263,
Париж, 1 апреля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....