Шахматы

 

Забытые,

но незабываемые

       Сегодня уже мало кто помнит имя замечательного ленинградского шахматиста Александра Толуша, как и имена других мастеров Рашида Нежметдинова, Исаака Липницкого, о которых уже были сделаны обзоры в нашей газете. Да и имена многих других шахматистов. На память приходит такой эпизод. Во время одного из туров соревнований "Гран-При", проходивших ежегодно в начале 90-х годов в Париже, я спустился в буфет и увидел за столиком моего старинного друга гроссмейстера Якова Мурея, беседующего с Василием Иванчуком. Разговор, понятно, шел о шахматах. Вдруг Мурей заговорил о Фишере, и Иванчук, в то время блестящая юная звезда на шахматном небосклоне, обращаясь ко мне, спросил: "А что, Фишер хорошо играл в шахматы?" Я без колебаний кивнул головой. Но устремленный на меня взгляд серых наивных глаз Иванчука хорошо запомнил. Раз такой шахматист, который, кажется, помнит всё, уже забыл Фишера, почему ему и другим помнить Толуша или Нежметдинова? С этими мыслями я написал сегодняшние строчки.

Возможно, из всех советских шахматных чемпионатов самым интересным и захватывающим был турнир, проходивший в Москве в начале 1957 г. Мне повезло: я часто бывал на турах этого первенства, проводившегося в Доме железнодорожников. Хотелось прежде всего увидеть игру знаменитых шахматистов Кереса, Бронштейна, Спасского, Петросяна, Тайманова... Самой главной сенсацией чемпионата, однако, оказалось фантастическое выступление Михаила Таля, в то время еще не очень известного мастера из Риги. Он выиграл чемпионат, и этот турнир стал первым в серии его побед, приведших его в 1960 г. к завоеванию звания чемпиона мира. Не менее сенсационной была игра гроссмейстера из Ленинграда Александра Толуша, знаменитого скорее своими атаками, чем впечатляющими спортивными результатами. Жребий свел 20-летнего Таля с 47-летним Толушем в последнем туре, когда они оба делили первое место, и результат их поединка определял победителя первенства.

Толуш потерпел в этой партии сокрушительное поражение. В тот вечер рухнули его мечты стать чемпионом СССР. Более того, он был безжалостно отброшен назад и оказался на 4-5 местах с Ратмиром Холмовым, пропустив вперед Кереса и Бронштейна. Талю же победа принесла гроссмейстерский титул и звание чемпиона.

М.Таль А.Толуш

1.c4 Kf6 2.Kc3 g6 3.e4 d6 4.d4 Cg7 5.f3 e5 6.Kge2 Kbd7 7.Cg5 c6 8.Фd2 0-0 9.d5 c5 10.g4 a6 11.Kg3 Лe8 12.h4 Фa5 13.Ch6 Kf8 14.h5 Фc7 15.Cd3 b5 16.0-0-0 bc 17.Cb1 Ch8 18.Лdg1 Лb8 19.Kf5 K6d7 20.Cg5 Cg7 21.K:g7 Kp:g7 22.Ch6+ Kpg8 23.f4 ef 24.Ф:f4 Фd8 25.hg K:g6 26.Фh2 Kde5 27.Cf4 Kf8 28.Фh6 Keg6 29.Cg5 f6.

Диаграмма N1 [только в бумажной версии газеты]

30.e5! Л:e5 31.C:g6 Лb7 32.Ke4 fg 33.Лf1 Л:e4 34.C:e4 Лg7 35.Лf6 C:g4 36.Лhf1 Kd7 37.Л:d6 Фe7 38.Л:a6 Kph8 39.C:h7 Kb8 40.Cf5+ Kpg8 41.Ce6+ C:e6 42.Л:e6. Черные сдались.

Много лет спустя, вспоминая эту партию, Таль писал: «С олимпийским спокойствием Александр Казимирович остановил часы и поздравил меня со званием чемпиона. Для меня наступил "звездный час" кроме победы в турнире, я выполнил норму гроссмейстера. Пообещав наседающим корреспондентам ответить через десять минут хоть на сто тысяч вопросов, помчался звонить в Ригу. "Папа, мама, я выиграл!" И вдруг слышу голос отца: "А как Толуш? Он очень расстроен?" А я и не думал об этом. Только через час, когда завершился разговор с журналистами, я увидел его, и то мельком: Толуш медленно шел к выходу и словно о чем-то раздумывал. Поражение безжалостно отбросило его... Титаническое усилие, совершенное в споре с судьбой, пошло прахом. И ветеран понимал, что повторить такое ему уже не удастся. Не правда ли, жестокая штука эта добрая игра в шахматы?»

Toлуш одержал в том чемпионате десять побед, и все они были яркими произведениями шахматного искусства. Приведем две из них.

А.Толуш С.Фурман

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Kc3 c5 4.cd ed 5.e4 de 6.d5 f5 7.Cf4 Cd6 8.Cb5+ Kpf7 9.Kh3 Kf6 10.Cc4 a6 11.a4 Лe8 12.Фd2 Фe7 13.a5 Kbd7 14.Kg5+ Kpg6 15.Ke6 h6 16.g4 fg 17.0-0-0 Ke5 18.C:e5 C:e5 19.K:e4 K:e4 20.Фc2 Фf6 21.Лhe1 C:b2+ 22.Kpb1 C:e6 23.de Cd4 24.Л:e4 Kpg5 25.Л:g4+ Kp:g4 26.Фe4+. Черные сдались.

А.Толуш Д.Бронштейн

1.d4 e6 2.Kf3 f5 3.c4 Kf6 4.Kc3 Cb4 5.e3 d6 6.Cd3 0-0 7.Cd2 c5 8.Фc2 Kc6 9.0-0-0 Cd7 10.h3 cd 11.ed Лc8 12.g4 Ke7 13.gf K:f5 14.d5 Kh5 15.de C:e6 16.Kg5 Cd7 17.Ce4 Kph8 18.Cd5 Kf6 19.Kf7+ Л:f7 20.C:f7 Cc5 21.Фd3 Фf8 22.Cd5 Kd4 23.C:b7 Лb8 24.Ce3 Cf5 25.Фd2 Kc2 26.C:c5 dc 27.Cg2 Kd4 28.Ke2 Ke6 29.Kg3 Cg6 30.Фd6 Фc8 31.Лhe1 Лb6 32.Фe7 Kg8 33.Ф:a7 Лb4 34.b3 Kf4 35.Ce4 C:e4 36.Л:e4 K:h3 37.Фd7 Фf8 38.Ф:h3. Черные сдались.

Александр Казимирович дал в том памятном турнире "путевку в жизнь" Михаилу Талю. Но это было, так сказать, случайно и мимоходом. Самое же главное в течение многих лет он был учителем и тренером Бориса Спасского, и его манера игры и понимание шахмат значительно повлияли на формирование комбинационного таланта будущего чемпиона. Спасский в ранней юности был преимущественно позиционным шахматистом. Общение с Толушем дало ему видение другой стороны шахмат жертв и комбинаций. Недаром потом специалисты называли стиль Спасского универсальным. Виктор Корчной, тоже выросший в Ленинграде, вспоминал не без доли "белой зависти", что у него такого тренера никогда не было. Во время одного турнира, вспоминал Корчной в своей книге "Антишахматы", Спасский и Толуш выступали вместе и тренер сказал ученику: "Если не будешь в каждом туре что-то жертвовать, я перестану пожимать тебе руку!" Возможно, не лучшая педагогика, но в данном случае она оказалось действенной. Посмотрите уже давнюю партию, в которой Спасский победил Давида Бронштейна в королевском гамбите излюбленном оружии Бронштейна при игре белыми. Она была сыграна под явным влиянием Толуша, любившего такой жертвенный, рыцарский стиль.

Б.Спасский Д.Бронштейн

(Ленинград, 1960)

1.e4 e5 2.f4 ef 3.Kf3 d5 4.ed Cd6 5.Kc3 Ke7 6.d4 0-0 7.Cd3 Kd7 8.0-0 h6 9.Ke4 K:d5 10.c4 Ke3 11.C:e3 fe 12.c5 Ce7 13.Cc2 Лe8 14.Фd3 e2.

Диаграмма N2 [только в бумажной версии газеты]

15.Kd6!! Kf8 16.K:f7 efФ+ 17.Л:f1 Cf5 18.Ф:f5 Фd7 19.Фf4 Cf6 20.K3e5 Фe7 21.Cb3 C:e5 22.K:e5+ Kph7 23.Фe4+. Черные сдались.

Характерна для сравнения и следующая партия Толуша, в которой хотя и была сыграна довольно, на первый взгляд, спокойная защита Нимцовича, но гроссмейстер посеял бурю примерно в том же стиле, что и Спасский в партии с Бронштейном.

А.Толуш В.Бывшев

(Москва, 1952)

1.d4 Kf6 2.c4 e6 3.Kc3 Cb4 4.e3 0-0 5.a3 C:c3+ 6.bc Лe8 7.Cd3 e5 8.Ke2 e4 9.Cb1 b6 10.Kg3 Kc6 11.f3! ef 12.0-0! fg. Белые играют в духе королевского гамбита! 13.Лf2 d5 14.cd Cg4 15.Фd3 Ф:d5 16.a4 Фg5 17.Л:f6 gf 18.Ф:h7+ Kpf8 19.Ca3+ Kb4 20.Ce4 Ф:e3+ 21.Kp:g2 Фd2+ 22.Kpf1 Фf4+ 23.Kpg2 Фd2+ 24.Kpf1 Фf4+ 25.Kpg1 Фe3+ 26.Kpg2 Фd2+ 27.Kph1 Ф:c3 28.C:b4+ Ф:b4 29.Лf1 Лad8 30.Фh8+ Kpe7 31.Ф:f6+ Kpd7 32.Фc6+ Kpe7 33.Cf5 C:f5 34.K:f5+ Kpf8 35.Фh6+ Kpg8 36.Фg7x!

А чего стоит победа Толуша над самим Михаилом Ботвинником в одном из чемпионатов СССР! Ботвинник даже не успел сдаться его королю был объявлен мат. Кажется, ни одному из соперников не удавалось добиться этого за всю долгую шахматную карьеру Ботвинника.

Диаграмма N3 [только в бумажной версии газеты]

А.Толуш М.Ботвинник

(Москва, 1944)

41.Лh5! Ф:h5 42.Ф:d5+ Kf7 43.Фe4 Kpf8 44.Лd1 g4 45.Ke1 Kd6 46.Фe6 g3 47.Лd5 Фf7 48.Фh6+ Фg7 49.Фh4 Kf7 50.Kg2 Фg6 51.Лd7 Kpg8 52.Фe7 b6 53.Kh4 Фh5 54.Фf6 Cc5 55.Kg6 g2 56.Ф:f7x!

Вершиной спортивных достижений Толуша в шахматах был турнир в Бухаресте в январе 1953 г. Хотя в нем участвовали Смыслов, Петросян, Болеславский, Спасский и многие сильнейшие зарубежные шахматисты, Толуш блестяще занял первое место и завоевал гроссмейстерское звание. Вот одна из его красивых партий, сыгранных в Бухаресте.

А.Толуш В.Чокылтя

1.d4 Kf6 2.c4 d6 3.Kc3 g6 4.e4 Cg7 5.f3 0-0 6.Cg5 c5 7.d5 Лe8 8.Фd2 Фa5 9.g4 e6 10.Ce2 ed 11.ed a6 12.h4 Kbd7 13.h5 Ke5 14.hg hg 15.0- 0-0 b5 16.cb c4 17.b6 Ф:b6 18.Kh3 Лb8 19.Лh2 Kfd7 20.Лdh1 Kc5 21.Kf2 Cd7 22.Ch6 Cf6 23.Kfe4 K:e4 24.K:e4 K:g4 25.K:f6+ K:f6 26.Cg7! Kh5 27.Л:h5 gh 28.Cd4 Фd8 29.Фh6 Лe5 30.Л:h5. Черные сдались.

Tолуш был великим мастером атаки. У него была привычка, отправляя свои фигуры и пешки в атаку против неприятельского короля, приговаривать, словно воодушевляя себя: "Вперед, Казимирыч!" Эти слова были известны его коллегам и стали чем-то вроде шахматного призыва. В каком-то смысле он был чужаком в советской шахматной школе. Атаки, жертвы были дороги его сердцу. А большинство советских мастеров выросло на отсиживании в защите, контратаке. Американский гроссмейстер Ройбен Файн, выдающийся специалист в области психоанализа, когда-то писал, что склонность советских шахматистов к защите и контратаке определялась подсознательно. По Файну, их существование в СССР принуждало к долготерпению, иначе говоря, защите, а контратаки являлись вспышками, когда они были приперты к стенке угрозой уничтожения.

Лихость, риск, отвага были присущи Толушу. Он был смел во время войны, он рисковал за шахматной доской, он мог блефовать за карточным столом. Все это было его натурой и никоим образом не определялось стремлением нажить капитал.

Толушу не было суждено увидеть самую главную радость своей жизни. Он умер в марте 1969 г. 30 лет назад, не дожив всего двух месяцев до победы своего ученика Спасского в матче на первенство мира...

ЛЕВ ХАРИТОН

Париж

© "Русская мысль", N 4264, Париж, 08 апреля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....