ВОЙНА НА БАЛКАНАХ

 

Россия Сербия:
жить или вместе умереть?

Несмотря на подогреваемый коммунистами "патриотический угар" россиян, у которых вот уже на протяжении трех недель возбуждают чувство "славянского братства" по отношению к сербам, президенту России и правительству некоторое время удавалось не выходить за пределы возможного и разумного, памятуя о горьких уроках 1914, 1948 и других годов и понимая, что России нет никакого резона окончательно ссориться с США и странами Западной Европы. Тем более ради Слободана Милошевича, от которого она и потерпела самое главное унижение. Не он ли постоянно игнорировал многократные обещание, данные российским дипломатам, которые, со своей стороны, убеждали мир в наличии "особых отношений" между Москвой и Белградом?

Ситуация, однако, резко изменилась после того, как в конце прошлой недели Борис Ельцин заявил о возможности европейской или даже мировой войны, а спикер Думы Геннадий Селезнев о перенацеливании российских ракет на страны НАТО и о планах присоединения Югославии к России. Несмотря на все последовавшие опровержения, слово было произнесено.

До какой же степени надо не знать, не любить и не понимать Россию, чтобы думать, будто личности, подобные Милошевичу, могут вернуть России былую роль в мире и быть ее "верным союзником". Его цель как раз противоположна. До какой же степени нужно не любить, не понимать и не знать сербов и Сербию, чтобы воспринимать подобных деятелей как единственных выразителей настроений и интересов сербского народа, который стал его первой жертвой, пусть даже и не всегда это осознавая.

Ведь его "устное предложение" о "славянском союзе", за которое столь радостно ухватились в Москве и Минске, есть чистейшей воды примитивная провокация, рассчитанная не на усиление, а на долгосрочное ослабление позиций России и в Сербии, и в Югославии, и на Балканах, и в Европе, и в мире. Хотя сейчас ни в России, ни на Западе почти никто не воспринимает всерьез возможность осуществления такого союза, политикам необходимо ясно представлять себе трагические последствия даже выдвижения подобных планов.

Реформы в России не то что остановятся, но стремительно пойдут вспять: они опять как и раньше, будут принесены в жертву несбыточным имперским амбициям. Будет нарушен и без того хрупкий баланс межэтнических и региональных взаимоотношений в России. Так или иначе ввязавшись в конфликт, Россия сделает большой шаг к переносу межэтнического и межрелигиозного конфликта, гражданской войны на свою территорию, войны, которая может завершиться ее распадом. Война для России в любом случае гибельна.

Не принесет никаких плодов предполагаемый "союз" и на внешнеполитическом поприще. В лице Сербии Россия получает очень слабого союзника, который в силу своего геополитического положения и национальных интересов будет стремиться несмотря ни на что восстановить связи с Западом. Россия ему тут не только нужна, но даже является конкурентом в борьбе за кредиты. Сама же она не сможет предоставить ни денег, ни технологий, необходимых не только для восстановления разрушенного бомбардировками, но и для восстановления всей сербской экономики, разрушенной политикой Милошевича. Сам президент Югославии никогда не скрывал своего критического отношения к столь милому коммунистам СССР. Югославию же сербские социалисты считают стратегическим центром Балканского полуострова, поэтому столкновение интересов Белграда и Москвы неизбежно. Боле того, сербские власти будут с удовольствием сваливать все свои неудачи и просчеты на Россию, что вовсе не будет способствовать усилению симпатий между жителями Сербии и России, в том числе и между сербами и русскими.

Вступив в союз с Югославией, Россия возьмет на себя ответственность и за косовский кризис, причем совершенно ясно, что как она никакого влияния на Милошевича не могла оказать, так и не сможет. Она лишь окажется скомпрометированной в глазах всего мира, лишившись возможности выполнять посредническую функцию. Да и никаких конкретных планов решения косовской, как и боснийской проблемы у Москвы нет. Более того, вступив в союз с Милошевичем не с Сербией, Россия испортит свои отношения с соседними, в том числе и славянскими, странами Словенией, Хорватией, Боснией и Герцеговиной, Македонией, Болгарией. Да и с Черногорией второй республикой в составе Югославии, которая изо всех сил сопротивляется политике Милошевича. Недаром черногорское руководство отмежевалось от намеченного на понедельник заседании союзной Скупщины, на котором будет обсуждаться вопрос о присоединении.

На минуту представим себе то, что сейчас, кажется, почти невозможным: президент Милошевич (именно он лично, а не Сербия и не сербы) выходит победителем. Демократическая Россия с ним сотрудничать не сможет и не будет. Если же к власти в России придут коммунисты, то между Москвой и Белградом почти неизбежен конфликт, подобный 1948-1953 гг. Москва будет по привычке требовать полного подчинения "в награду" за поддержку, а приобретший в новых обстоятельствах совершенно иные вес и значение Белград даже и не будет нуждаться в поддержке ослабленной внутренними неурядицами коммунистической России, как не особо нуждается он в ней и сейчас. Слабая же Сербия российским коммунистам в их борьбе "против мирового заговора" нужна не будет. Поэтому в любом случае и о "влиянии России на Балканах", и об "особых отношениях" с Белградом придется забыть. Это очевидные итоги "присоединения" в мирном варианте. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что Милошевич в самый торжественный момент может отказаться от союза с Россией ради соглашения с НАТО.

Если же разразится война, то неужели сербы скажут нам "спасибо" за замену точечных ударов на ковровые бомбардировки или в самом трагическом варианте за превращение их страны в ядерную пустыню?

Главный интерес России на Балканах состоит не в поддержке и спасении режима Милошевича, а в установлении там прочного мира. Для того, чтобы сыграть свою роль в нынешней трагической ситуации, России следует отказаться от любых вариантов военного участия в конфликте. Она должна занять действительно нейтральную и беспристрастную позицию, причем не только в отношении сербо-албанских противоречий, но и в отношении конфликта Милошевича и НАТО.

Именно на этой основе российская политика окажет большое стабилизирующее воздействие и на внутриполитическую ситуацию. Надежду на возобновление конструктивных и продуктивных контактов России со всеми сторонами конфликта внушают предстоящие встречи в рамках контактной группы, переговоры И.Иванова с М.Олбрайт, возможная встреча "восьмерки" на министерском уровне, идею которой поддерживает Германия.

СЕРГЕЙ РОМАНЕНКО

Москва

© "Русская мысль", N 4265,
Париж, 15 апреля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....