СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Вот что получается

ОЧЕРЕДНОЙ ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Во вторник, прибыв в Кремль рано утром, Борис Ельцин провел восемь рабочих встреч. Некоторые из них казались "очередными", как, например, с Евгением Примаковым и Егором Строевым. Другие, наоборот, несколько неожиданными например, с самарским губернатором Константином Титовым или с министром путей сообщения Николаем Аксененко, человеком предельно далеким от политики, но зато всплывавшим некоторое время назад в раскладах аналитиков в качестве неожиданного кандидата на пост премьера. Затем ситуация стала еще более странной. Вскоре после встречи с президентом из окружения премьера поступила информация о его возможном уходе в отпуск. Затем совершенно неожиданно сообщили об отставке первого вице-премьера Вадима Густова и о назначении на его место Сергея Степашина (с сохранением за ним поста министра внутренних дел).

После повторного голосования в Совете Федерации в поддержку Юрия Скуратова в России в корне изменился политический контекст. Еще накануне в верхах, "элитах" и СМИ царили разброд и шатания: администрация президента была уверена в спокойной победе, коммунисты и их союзники вновь лихорадочно схватились за импичмент, пресса как бы забыла, что еще недавно списала президента в тираж, политические оппоненты президента, в том числе и такие влиятельные и "неявные", как Примаков и Лужков, посылали "примирительные" сигналы.

И вдруг как по мановению злой волшебной палочки все изменилось. После голосования сенаторов в поддержку генпрокурора Борис Ельцин оказался один против всех в кольце политического окружения. Юрий Лужков и его политические приспешники, совершив зигзаг от оппозиции к президенту и обратно, демонстративно выступили против главы государства. Неуклюжее публичное заявление "высокопоставленного сотрудника администрации президента" (по слухам, действительно высокопоставленного чуть ли не выше всех) с полуугрозами в адрес сенаторов, премьера и прочих супостатов даже не напугало никого но вот раздразнило очень сильно. "Элита" выступила против президента практически единым фронтом. В тот же день провозгласили свое намерение политически объединиться две крупные структуры, выражающие интересы федеральной и региональной номенклатурной бюрократии лужковское "Отечество" и губернаторская "Вся Россия". Направленность же (во всяком случае в момент первого сообщения о новом союзе) этой "дружбы" оказалась обозначена заявлением КПРФ оказалось, партия Зюганова вполне радушно относится к новономенклатурному фронту ЛужковаШаймиева и предлагает им стратегическое партнерство. Против кого вопросов нет.

В адрес президента и его команды посыпались то уничтожающие, то снисходительные, то просто презрительные выпады. Президенту стали "на пальцах" объяснять, что и как он должен делать: во-первых, ни в коем случае не волноваться и не делать резких движений (Строев, Лужков, Селезнев и др.), во-вторых, примириться с решением Совета Федерации по Скуратову (Лужков, красные губернаторы), в третьих, отправить всю администрацию в отставку (Селезнев), в общем спокойно сидеть и ждать импичмента. И когда сразу же после голосования в СФ Александр Лебедь громогласно заявил, что президентская власть в России рухнула, он был если и не прав, то совсем чуть-чуть. А вот резкий на слово саратовский губернатор Дмитрий Аяцков был, пожалуй, прав полностью он сказал всего лишь о том, что в России попросту начался государственный переворот. Потому что "обратный отсчет" включился.

После того, как все ветви и листья власти, все значимые политики от премьера и председателей палат парламента и до самых мелких оппозиционных активистов фактически объединились против президента, импичмент перестал быть пугалом для власти и кульминационным пунктом реальной борьбы против главы государства, каковым он представлялся еще недавно. Импичмент неожиданно превратился в способ юридически оформить уже завершенный процесс лишения Ельцина власти, процесс, начатый в день повторного голосования сенаторов в поддержку Скуратова. И каждый час безволия, растерянности, самоуспокоенности в окружении президента превращал ситуацию во все менее поправимую. Процесс окончательного, административно-правового оформления номенклатурного реванша в России на глазах вступал в свою финальную фазу.

Во вторник к вечеру что-то сдвинулось. И в речах лукавого Строева засквозила растерянность (дескать, смутил Скуратов членов Совета Федерации они и растерялись). И красные вице-премьеры (начиная с Кулика) засобирались в отставку. И еще вчера болтливые донельзя коммунисты за два часа после первых сообщений о решениях Ельцина так и не собрались выступить с декларацией про "преступный режим". В общем, как это часто случалось и раньше, после нескольких дней обреченности Ельцин вновь бросил вызов столь немилосердной в последнее время к нему судьбе. Однако хотелось бы ошибиться этот вызов скорее всего последний. Насколько хватит сил президенту, собранности и профессионализма его немногочисленным соратникам? Ответ неочевиден. Очевидно другое в России наступают очень, очень трудные времена.

ДМИТРИЙ ЮРЬЕВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4267, 29 апреля 1999 г.


    ....