ВОЙНА НА БАЛКАНАХ

 

ВЕНГРИЯ:

Членство в НАТО оказалось непростым делом

Можно дать голову на отсечение, что 12 марта, когда Венгрия вместе с Чехией и Польшей стала полноправным членом НАТО, политики в Будапеште представляли свое участие в Североатлантическом альянсе несколько иначе, чем это выглядит сегодня.

Политическая элита вместе с подавляющей частью венгерского населения была уверена, что вступление в НАТО означает прежде всего желанное присоединение к "евроатлантическому сообществу", важный шаг на пути продвижения страны в Европейский союз. НАТО представлялось своего рода "элитарным клубом", организацией передовых демократических государств, оборонительным союзом, основной задачей которого является защита членов от потенциальной агрессии. Естественно, что участие в альянсе никак не предполагало ухудшения отношений Венгрии с соседями на юге и востоке, не входящими в НАТО. Впрочем, в Будапеште, по правде говоря, до недавнего времени не обращали особого внимания на бурлящий балканский котел. Все взоры были устремлены на запад.

Ситуация радикально изменилась с началом военной операции НАТО против Югославии. Венгрия стала, по выражению натовского представителя Джейми Шеа, "прифронтовым государством". В Будапеште это почувствовали довольно скоро. Бомбардировки Белграда и других городов Сербии вызывают усиливающийся с каждым днем поток сербских беженцев, пытающихся найти временное убежище в Венгрии.

Местные чиновники утверждают, что ни пограничники, ни другие государственные службы не зарегистрировали сколько-нибудь значительного притока людей из Югославии. В частности, в соответствии с информацией, распространенной руководством пограничных войск, всего лишь около 400 сербов обратились к венгерским властям с просьбой о предоставлении им политического убежища.

Венгерские средства массовой информации, однако, рисуют значительно менее благостную картину. По сообщениям местных газет, число сербов, прибывающих в приграничный город Сегед на юге Венгрии, стремительно растет. Один сегедский старожил, пишет, например, "Будапешт сан", оценил общее количество беженцев в "несколько тысяч". В то же время, один приехавший на днях из Белграда серб утверждает, что общее число беженцев, находящихся на территории Венгрии, "может составлять 200 тысяч человек".

Чрезвычайно важно также то, что около половины всех югославских беженцев, нашедших пристанище в Венгрии, составляют "этнические венгры". В Воеводине (автономной территории на севере Сербии) живет не менее 340 тыс. венгров, внезапно оказавшихся, по выражению британского "Экономиста", на "неправильной" стороне новой восточной границы НАТО. Массированные бомбовые удары самолетов альянса по городу Нови Сад (столице Воеводины) и другим населенным пунктам края поставили правительство Венгрии в двусмысленное положение. С одной стороны, Будапешт не может подвергнуть критике действия организации, членства в которой так упорно добивался. С другой венгерские власти не могут не сознавать, что военные действия в Югославии существенно ограничивают их способность защищать интересы "братьев по крови", населяющих территорию Сербии.

В то же время те венгры, которым удалось перебраться на "историческую родину", жалуются на неадекватный прием. В Сербии, говорят они, мы подвергались нападкам и притеснениям со стороны сербской полиции просто за то, что принадлежим к венгерскому меньшинству. Здесь же нам не доверяют, так как мы приехали из Сербии.

Недавние бомбардировки еще одного города в Воеводине Суботицы, населенного преимущественно венграми, заставили, наконец, венгерское руководство предпринять дипломатические шаги, носившие, впрочем, межеумочный характер, отражающий общую сложность ситуации, в которой оказались венгерские власти. Министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони выступил со специальным заявлением по местному телевидению. "Мы были несколько огорошены бомбардировкой Суботицы, сказал он, и потребовали объяснений" (от военного командования НАТО). По словам министра, правительство обратилось к союзникам с просьбой больше не бомбить Суботицу, "насколько это возможно". "Однако, тут же добавил Мартони, мы понимаем, что НАТО не может полностью исключить всю территорию Воеводины как потенциальную военную цель".

Глава венгерской дипломатии полностью исключил возможность предоставления территории Венгрии в качестве плацдарма для возможного начала наземных операций НАТО против Югославии. "НАТО полностью осознаёт, какое воздействие окажет подобная эскалация войны на население Воеводины и на этнических венгров, проживающих там", подчеркнул Мартони. Кроме того, Будапешт до сих пор противится использованию натовской авиацией венгерских баз для осуществления боевых вылетов, хотя и, как отмечает "Экономист", подвергается усиливающемуся давлению со стороны союзников, а специалисты альянса уже приступили к инспекции венгерских военных аэродромов.

Военные действия в Югославии привели и к обострению российско-венгерских отношений. 10 апреля автоколонна с российской и белорусской гуманитарной помощью была на несколько дней задержана на венгерской границе. Венгерские пограничники отказались пропустить через свою территорию пять бронированных "Камазов" и восемь бензовозов. После сложных переговоров (для их проведения в Будапешт специально прилетал российский министр по чрезвычайным ситуациям С.Шойгу) колонне за исключением бронированных грузовиков и половины бензовозов разрешили проследовать в Югославию. Инцидент, однако, вызвал достаточно резкую реакцию в России. Московская пресса дружно оценила поведение венгров как презренную попытку выслужиться перед новым "старшим братом", а МИД отозвал российского посла из Будапешта.

Западные же масс-медиа отмечают, что Венгрии пока с грехом пополам удается выполнять свои обязательства перед альянсом, но общая мечта всех венгров, несомнено, состоит в том, чтобы проблема Косова вдруг каким-нибудь чудом исчезла.

ИГОРЬ ТОРБАКОВ

Будапешт

© "Русская мысль", Париж,
N 4267, 29 апреля 1999 г.


    ....