КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

Успех утописта Неплюева

Régis Ladous. Un bonneur russe.
La communauté slavophile de Nicolas Népluyev.
Losanne, "L'Age d'Homme", 1997.

Всегда находились люди, которые, помня о своеобразии России и ее истории, не отворачивались в то же время от Запада. Они служили своеобразными "мостиками". Об одном их них рассказал в своей книге "Русское счастье" Режис Ладу, профессор истории в Лионском университете. Это Николай Николаевич Неплюев (1851-1908). Крупный земледелец, предводитель черниговского дворянства, он родился в Янполе (железнодорожная станция в окрестностях г.Ямполя), в районе, заселенном потомками казацкой вольницы.

Его мировоззрение сложилось в 70-80-е годы прошлого века, когда в России увлекались материализмом и позитивизмом Бюхнера и Молешотта. Тогда же русское общество оказалось перед казавшимся многим неразрешимым противоречием между наукой и христианским идеалом. Это было время террористов: шесть покушений на Александра II было организовано с лета 1879 по осень 1880-го. Достигло цели седьмое. На это убийство правительство ответило ожесточением во всех областях, причем таким, что и славянофилы не имели возможности публиковаться на родине. Главный труд Хомякова появился в Лозанне в 1872 г., там же, где печатались брошюры нигилистов. А в России в том же году был опубликован русский перевод "Капитала" Маркса...

Мировоззрение Неплюева имело два главных источника: идеи и личность Хомякова и переживание христианства как программы жизни. "В моей душе инстинктивно жил идеал Христа, писал он впоследствии, и перед ним бледнели философские идеалы". Оставив дипломатическую карьеру, Неплюев приступил к опыту организации жизни на христианских началах.

В 1885 г. он основал на своих землях агрономическую школу. Поселок получил название Воздвиженска, по имени построенной там церкви в честь Воздвижения Креста Господня. В эту школу доступ был открыт всем, в том числе сиротам и беспризорным.

Для учащихся была учреждена форма: штаны из солдатского драпа, рубаха с кожаным поясом, сапоги и каракулевая шапка. Приют в Янполе содержал 40 детей; две школы в Воздвиженске насчитывали в 1909 г. 200 учащихся.

Отношения между учителями и учащимися строились на доверии и убеждении, была упразднена система "кнута и пряника".

Многие выпускники школы оставались в окрестностях, образовывали артели (или "семьи") и получали в аренду землю из владений Неплюева, составлявших 20 тысяч гектаров. Из них образовалось "Трудовое братство". Оно управлялось общей ассамблеей и думой из 19 членов.

Позднее возникла потребность в найме рабочей силы. К 1907 г. наемные рабочие составили 250 человек плюс 600-800 сезонников. Предприятие процветало.

Власти в лице Победоносцева поначалу отнеслись к воздвиженскому эксперименту положительно, но потом, когда в нем обнаружились "черты христианского фаланстера", обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев начал стараться о закрытии школы.

В отличие от многих миллионеров, Неплюев находил достойное применение своему богатству. Он финансировал издание трудов Вл. Соловьева, а позднее журнал "Новый путь", печатавший отчеты философско-религиозного собрания, начавшегося по инициативе Розанова и Мережковского.

Неплюев высоко оценивал роль Столыпина, премьер-министра с июля 1906 г., призывая, однако, стремиться к умножению мелких независимых хозяйств и бороться "не против капитализма, а против его крайностей".

Неплюев желал "актуализации" христианства, его перевода из отдела почтенной древности в современную действительность. "Для меня Христос не имя, не догма, не обряд, но живой Сын живого Бога Любви. Мы сыты по горло ложным христианством, которое ненавидит и ищет предлогов к ненависти и разобщению. Мы устали жить во гневе. Мы хотим любить", писал он в 1898 г. парижскому богослову Боне-Мори.

На "Конгрессе русских людей" (Киев, 1906) Неплюев говорил об "открытом православии", целью которого является "самая полная реализация христианства. Подлинное православие не бывает нетерпимым, не отнимает свободы у других вероисповеданий и национальностей".

Педагогика Неплюева ставит своей целью "гармонию души" (так и называлось его произведение, опубликованное в Берлине в 1893 г.). Он исходит из схемы Любовь Разум Чувства, где "Разум повелитель Чувств, подчиненный Любви".

Конечно, у Неплюева были предшественники всем известный Оуэн, например, и его поселение "Новая Гармония" в Америке; опыт поселений духоборов на Кавказе; проекты Фурье, Кабе, а в России группа Петрашевского.

Нашлись и последователи. Само братство отправило группы своих членов в Пермь и Рязань и основало там артели, подобные воздвиженским. Ольга Михельсон, дочь петербургского промышленника-протестанта Мориса Михельсона, основала школу, колонию для отдыха, санаторий и приют для подкидышей.

В 1896-1900 гг. братство пережило кризис, начавшийся, как обычно, с разделения на две группировки. Одни хотели усилить экономическую сторону, другие сохранить первоначальную морально-религиозную направленность. Неплюев ездил советоваться с Иоанном Кронштадтским, которому был тогда 71 год. Братство вышло из кризиса укрепившимся.

Но проблемы священнического окормления оставались. После 1905 г. многие приходские священники имели трудные отношения с крестьянами и боялись рабочих. Семинарии пустели. В 1908 г. Черниговская епархия насчитывала 67 вакантных приходов, некоторые из них до 10 тысяч человек.

Неплюев много путешествовал по Европе, а из европейских стран приезжали в Воздвиженск. Жозеф Вильбуа, руководивший в Москве в 1907 г. французской школой, бывал на "пятницах" братства, посвящавшихся духовным вопросам и молитве. По мнению Вильбуа, "верующие русские разделяются на два лагеря. Одни ищут спасения через аскетизм, а другие через христианскую организацию жизни".

Еще в 1918 г. братство продолжало жить и работать, о чем рассказал посетивший его Пьер Паскаль, впоследствии известный славист. Затем сведения о братстве становятся все более скудными. В 1920 г. оно подверглось чистке как "рассадник толстовства" и было преобразовано в советские школы. Окончательно же оно прекратило свое существование лишь в 30-е годы, когда Сталин начал планомерное подавление и уничтожение крестьянства на Украине.

Сохранилось высказывание одной посетительницы братства в советские годы: "У вас тут не боятся ни жить, ни умирать".

НИКОЛАЙ БОКОВ

Париж

© "Русская мысль", Париж,
N 4267, 29 апреля 1999 г.


    ....