СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

От политики до войны один шаг

На выборах в Карачаево-Черкесии сражаются бомбами, во Владивостоке избирательными бюллетенями

Многочисленные местные выборы, проходящие в этом году по всей России, ведутся иногда с ожесточением, достойным лучшего применения. Это понятно речь идет о власти, наиболее близкой и важной как для избирателей, так и для местных и федеральных групп интересов. Именно от нее зависят тарифы на электроэнергию и коммунальные услуги, налоговые льготы и скидки для предприятий и организаций, распределение подрядов и бюджетных заказов. Борьба поэтому чаще всего идет не между политическими партиями и движениями, а между конкурирующими хозяйственно-номенклатурными группами, контролирующими значительную часть производства и бизнеса региона и рассчитывающими удержать либо, напротив, захватить государственную власть.

От уровня ставок в этой борьбе и от степени развития традиционной гражданской и политической культуры на конкретной территории напрямую зависят формы и методы борьбы. Два ярких примера в этой сфере продемонстрировали на прошлой неделе Карачаево-Черкесская республика и Владивосток: если на Кавказе в избирательной схватке широко применяются откровенно террористические методы, то в столице Приморья пока ограничиваются созданием параллельных властных структур и избирательных комиссий, ставящих друг другу палки в колеса.

Гангстерская война в Карачаево-Черкесии

В преддверии второго тура выборов главы Карачаево-Черкесии, назначенного на 16 мая, республику захлестнула волна террористических актов. Наиболее распространенное преступление поджог либо взрыв избирательного штаба. Началось все с поджога нескольких штабов Станислава Дерева, нынешнего мэра столицы республики и фаворита первого тура, набравшего около 40% голосов избирателей. Затем начались взрывы и в штабах его соперника генерала армии Владимира Семенова. По данным фактам возбуждено 13 уголовных дел по статье "терроризм", которые расследует республиканское управление ФСБ. Вновь назначенный первый вице-премьер федерального правительства Сергей Степашин, в компетенцию которого входят связи с регионами и охрана правопорядка, ввел в КЧР дополнительные силы милиции и предупредил обоих кандидатов о возможности отмены второго тура, если дестабилизация не прекратится. С Семеновым и Деревым провели воспитательные беседы в администрации президента, потребовав от них соблюдать законность и порядок.

Налицо разительный контраст с ситуацией перед первым туром: тогда ожесточение было тоже довольно высоким, но до терактов не доходило. Единственный зафиксированный случай обстрел автомашины генерала Семенова очень напоминал "самопокушение", целью которого было привлечь внимание избирателей к персоне кандидата. В остальном соперники ограничивались распусканием слухов о связях Семенова с чеченскими полевыми командирами и планах Дерева создать "Великую Черкесию" в составе нынешних КЧР, Адыгеи и Кабарды. Москва не участвовала прямо в предвыборной борьбе, и председатель Центризбиркома Александр Вешняков даже выразил удовлетворение организацией выборов и тем, что в суд не поступило ни одной жалобы.

Теперь, перед вторым туром, ставки резко поднялись: идет дележ электората менее удачливых кандидатов, а сами проигравшие пытаются найти себя в послевыборной расстановке сил, где им уже нельзя претендовать на первые роли. Соответственно, кто-то ведет переговоры о союзе с фаворитами, а те, кого не устраивает ни Дерев, ни Семенов, пытаются не допустить их победы. Прежде всего это нынешний глава КЧР Владимир Хубиев, занявший шестое место в первом туре, и крупный бизнесмен, представитель КЧР в Москве Магомед Каитов. Свои интересы есть и у тех из местных авторитетов, кто поддерживал судью Конституционного суда РФ Бориса Эбзеева. По одной из версий, волна поджогов и провокаций не что иное, как попытка Хубиева вынудить центр отменить второй тур и таким образом продлить свои полномочия. Расчет делается на боязнь Москвы получить в лице КЧР вторую Чечню. Степашин уже заявил публично, что "второй Чеченской Республики на Кавказе нам не надо", и не исключил, что "руководство республикой будет осуществляться из федерального центра".

По другому мнению, меряются силами несколько гангстерских группировок, тесно связанных с местной хозяйственной элитой и поделивших между собой контроль над экономикой КЧР. В случае победы Станислава Дерева, известного как весьма жесткий хозяин, не терпящий конкурентов, грядет передел сфер влияния, и многие криминальные "империи" могут его не пережить. Есть еще "чекистская" и "чеченская" версии причин терактов. По первой происходит "плановая дестабилизация" обстановки на Кавказе (вспомним недавний взрыв на рынке во Владикавказе, взрыв у штаб-квартиры ФСБ в Москве), цель которой создать атмосферу страха и насилия, когда можно будет ввести чрезвычайное или особое положение по всей стране и отменить приближающиеся парламентские и президентские выборы. По второй взрывы устраивают боевики из соседней Ичкерии, рассчитывающими привести к власти генерала Семенова. Он не связан с местными криминальными группами, но в республике опасаются, что Семенов привезет за собой московских или чеченских "друзей". Что-то подобное произошло в 1996 г. в Курске, где победивший на губернаторских выборах генерал Руцкой устроил тотальную "разборку" с местными коммерсантами и промышленниками, норовя отдать самые прибыльные сферы прибывшим с ним "москвичам".

Владивосток: «розовый» избирком против «голубого»

Во Владивостоке выборы в городскую думу по разным причинам срывались и переносились 14 (!) раз и теперь должны пройти 16 мая. Последние перед ними выборы прошли 17 января, но были дезавуированы по требованию краевой администрации. Губернатор Евгений Наздратенко упорно противится возвращению к власти в городе его прежнего мэра Виктора Черепкова. Под давлением губернатора суды признали результаты выборов по шести участкам, в том числе и участку Черепкова, недействительными, что дало Наздратенко возможность назначить исполняющим обязанности мэра своего ставленника Николая Копылова.

Новизна ситуации в том, что во Владивостоке образовались параллельные избирательные комиссии. Одна из них, вновь созданная, работает по указке Наздратенко и Копылова и объединяет ряд районных комиссий, ранее согласившихся признать недействительными результаты январских выборов. Другая, "старая" комиссия возглавляется Ильей Гринченко, вступившим в январе в острый конфликт с губернаторской командой. Конкурирующие комиссии выпустили свои избирательные бюллетени: розового и голубого цвета. На участках для голосования их предложат избирателям на выбор. Отличие в том, что в голубых бюллетенях, выпущенных под патронажем Копылова, нет фамилии Черепкова. В ответ Гринченко подал в суд на Копылова за отказ финансировать выборы, обвинив исполняющего обязанности мэра в том, что он "занялся политическими играми, грубо нарушая местный и федеральный законы о выборах". По мнению Гринченко, Копылов хочет сорвать очередные выборы, поскольку он заинтересован как можно дольше не выпускать из своих рук власть в городе.

В отличие от предыдущих конфликтов, где сторону Черепкова зачастую поддерживала федеральная власть в лице администрации президента, на этот раз Москва внятной позиции выработать не смогла. Единственный орган, попытавшийся вмешаться в фантасмагорическую ситуацию, Центризбирком. Несмотря на смену руководства, он продолжает требовать от краевых и местных властей обеспечения законного проведения выборов. Как говорится в телеграмме председателя ЦИК, "Центризбирком более не допустит провала выборов в городскую думу Владивостока". Но требования эти повисают в воздухе...

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4269, 13 мая 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»:
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....