ВОЙНА НА БАЛКАНАХ

 

Албания:
эхо войны
Косовский меридиан Тираны

Нынешний балканский кризис, поток беженцев из Косова, наплыв военной техники и солдат НАТО, а также широкое присутствие международных гуманитарных организаций все это оказывает неизбежное влияние на расстановку политических сил внутри самой Албании. Об этом, к сожалению, мало говорят и пишут.

После массовых волнений и фактически гражданской войны зимы-весны 1997 г., вспыхнувшей после крушения финансовых пирамид, косовский кризис стал для нынешнего премьер-министра социалиста П.Майко уникальной возможностью объединить граждан своей страны на общенациональной основе. Национальный вопрос мог бы "затмить" коллапс экономики страны и даже частично оправдать его наличием беженцев из соседней Югославии.

Еще накануне операции НАТО, в феврале 1999 г., П.Майко открыто заявил на пресс-конференции в США, что "все албанцы, где бы они ни находились: в Албании, Косове, Македонии или Черногории, имеют право организовать собственную коллективную самозащиту, если сербы продолжат преследования". Когда же начались международные усилия по мирному разрешению косовской проблемы и на повестке дня стоял вопрос о встрече в Рамбуйе, Тирана постаралась выступить в роли "покровителя" всех политических сил косовских албанцев. По приглашению премьера в Албанию прибыл тогдашний представитель ОАК А.Демачи, удостоенный приема чуть ли не на официальном государственном уровне. Это дало повод политическому представителю ОАК А.Курти сделать заявление, в котором Албании откровенно отводилась роль "подлинного объединителя всех албанцев", поддерживающего исключительно косовских боевиков, но никак не умеренного И.Ругову. Министр иностранных дел Албании П.Мило в свою очередь усилил надежды оаковцев, сообщив о курсе Тираны на тесную и постоянную координацию с боевиками.

Казалось бы, ситуация достаточно однозначна. Однако это лишь на первый взгляд. В действительности премьер и его правительство теперь стали, с одной стороны, заложниками национальной идеи, но с другой обязаны считаться с точкой зрения Запада, который не склонен заниматься объединением всех албанцев под черным двуглавым краснознаменным орлом Тираны.

Делая ставку на АОК, П.Майко попытался использовать атмосферу культивируемого "всеалбанского единения" и для нескольких встреч с лидером антикоммунистической Демократической партии бывшим президентом Сали Беришей, фактически свергнутым социалистами в 1997 г. Премьеру было важно предстать в глазах общественного мнения страны политиком, выступающим с общенациональных, а не узкопартийных позиций. Бериша, со своей стороны, получал от этих встреч главное: возвращался из своего политического небытия.

В сентябре 1998 г. бывший президент и его партия, как полагают многие, активно способствовали неудавшемуся перевороту, целью которого было отстранить социалистов от власти. До сих пор в тюрьме госбезопасности в Тиране сидят свыше 20 участников этих событий, а с самого Бериши не сняты обвинения. В этой коллизии интересен один факт: большинство задержанных выходцы из Косова.

Ни для кого не были секретом теплые отношения между С.Беришей и И.Руговой. Поэтому к умеренному лидеру албанцев Косова нынешние власти в Тиране относились с подозрением. Правда, несмотря на это, социалисты разрешили издание в Тиране газеты "Релиндья", органа Косовской демократической лиги, руководимой И.Руговой, которая к тому же после ее запрета в Приштине стала выходить в Албании при финансовой и организационной поддержке Демократической партии С.Бериши.

Понятно, что политические силы внутри страны стараются использовать югославский конфликт для усиления собственных позиций. Так, Демократическая партия резко критиковала официальные власти, т.е. правящую соцпартию, за пассивность в Рамбуйе. Ныне демократы прямо выдвигают требования независимости Косова, а их лидер С.Бериша критикует Запад за отказ от поддержки этого требования. Даже сравнительно умеренная, центристская Партия демократического союза поддержала идею предоставления Косову независимости, ничего не сказав, однако, о его объединении с Албанией.

Прекрасно понимая, что власти, прежде всего премьер-министр П.Майко, по многим внешнеполитическим причинам не могут выступать так радикально, оппозиционные партии пытаются набрать себе политические очки. Этот курс дает определенные результаты и способствует эволюции официальной позиции Тираны. Теперь и П.Майко, в отличие от своего предшественника на посту премьера социалиста Ф.Нано, не делает заявлений о невозможности предоставить Косову независимость.

Два существующих политических полюса в лице Социалистической и Демократической партий влияют на восприятие косовских событий в общественном сознании. Достаточно причудливо толкуются и оцениваются конкретные политически фигуры и отдельные факты нынешнего кризиса в межпартийной полемике. Правые, среди которых шдпаной силой по-прежнему остается Демократическая партия, используют тезис "идеологического родства" албанских и сербских социалистов. Это дает одновременно и объяснение, и обвинение "умеренности" П.Майко и его партии. Оценки югославского руководства, даваемые демократами и социалистами в Тиране, во многом схожи: С.Милошевич "кровавый диктатор" и великосербский шовинист, В.Шешель крайний шовинист, В.Драшкович монархист и сторонник усиления роли православия, а Милютинович марионетка Милошевича. До недавнего времени социалисты были склонны относиться к Милютиновичу более благосклонно, рассчитывая, что он усилит свои позиции.

"Косовский фактор", наложившийся на сплетение политических, социальных и экономических проблем современной Албании, превратился в пробный камень внутриполитических сил, одновременно способствуя их объединению и разъединению.

Особую роль во внутриалбанских делах играет албанская диаспора в США и европейских странах. От того, на чьей стороне будет ее большинство, зависит престиж политических сил в самой Албании. Это связано с тем, что масштабы западной экономической и политической поддержки страны в некоторой степени зависят и от албанского лобби. Для многих партий важно и прямое финансирование, оказываемое богатыми соотечественниками из-за рубежа. Достаточно показателен пример мощной албанской диаспоры США (около 400 тыс. человек). Она активизировала свою поддержку ОАК и фактически отвернулась от И.Руговы, которого раньше поддерживала. Радикализация настроений зарубежных соотечественников становится еще одним важным внутриполитическим фактором.

АРТЕМ УЛУНЯН

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4269, 13 мая 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»:
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....