ВОЙНА НА БАЛКАНАХ

 

Хорватия:

эхо войны

В конце прошлой недели Хорватия оказалась в центре мировой политики. 21 мая президент Франьо Туджман на встрече с послами "восьмерки", европейской "тройки", а также КНР и Ватикана выдвинул собственный план мирного урегулирования в Косове. Он заявил, что Хорватия непосредственно заинтересована в окончании войны, поскольку несет огромные убытки. На данный момент они составляют 2 млрд. долларов, но могут возрасти до 5-6 миллиардов.

Обосновывая свои предложения, президент Хорватии заявил, что "в представлении широких масс сербского народа Косово является колыбелью сербского государства и сербской нации", что у них иррациональное отношение к Косовской битве, что их пугают прогнозы относительно демографической угрозы со стороны албанцев. По мнению Ф.Туджмана, все эти обстоятельства надо принимать во внимание при поиске возможных решений, хотя ни одно из них не оправдывает преступлений Милошевича. Независимо от того, сохранит ли власть президент Югославии, надо искать взаимоприемлемые решения. Одним из них, по мнению хорватской стороны, был бы полный вывод частей ЮНА и военизированных формирований из южной части Косова. Вместо них туда должны войти международные силы, состоящие в основном из военнослужащих стран НАТО, которые и обеспечили бы возвращение беженцев. В северной же части Косова должны остаться югославские войска при размещении там контингентов международных сил, преимущественно российских.

Реакции на предложения президента в самой Хорватии были противоречивыми. Официальные масс-медиа всячески подчеркивали достоинства плана и его своевременность. Но практически ни одна из партий, входящих в "оппозиционную шестерку", не поддержала позиции президента. Аргументация оппозиции сводится к тому, что подход Туджмана амнистирует политику Милошевича (Крестьянская партия), что он соглашается признать сербскую косовскую мифологию, но забывает, что схожие мифы уже привели к войне в самой Хорватии и в Боснии и Герцеговине (Социально-либеральная партия), что он попросту не продуман (социал-демократы), что раздел территории не решит косовской проблемы (либералы).

Независимая печать высказывается еще более резко. Газеты пишут, что это возврат к геополитике в стиле XIX века, что по сути предлагается отказаться от возвращения косоваров на север Косова, а сербов на юг, что речь идет о признании результатов этнических чисток и создании моноэтничных государств. Обращается внимание и на то, что предложения президента идут вразрез с политикой НАТО и России, поскольку ведут к фактическому присоединению юга к Албании, а севера к Сербии.

Хорватские масс-медиа пока не сообщали о реакции сербской стороны на предложения Туджмана.

Сдержанный прием встретили предложения Хорватии в Словении, а также в Боснии и Герцеговине. Не видно энтузиазма и в столицах государств, послы которых первыми услышали предложения. Пока произносятся лишь общие слова, что они "интересны" и "изучаются".

Среди многочисленных откликов в самой Хорватии на высказывания президента бросается в глаза практически полное равнодушие к позиции России. Эту тему затрагивают лишь очень немногие политики и журналисты. Например, лидер либералов В.Готовац заметил, что план неприемлем еще и потому, что российским войскам не доверяют косовские албанцы. В пространном комментарии "Ютарнего листа" отмечается, что Хорватия пытается продолжать титовскую политику неприсоединения и лавирования между интересами Запада и России, а предложения президента это тактический маневр. Туджман как бы сигнализирует, что условия демократизации внутриполитической жизни Хорватии, на которых настаивают прежде всего США (принятие закона о выборах, предоставление доступа на телевидение оппозиции и др.), вряд ли будут выполнены. Но без выполнения этих условий Хорватию не примут в "Партнерство ради мира". Следовательно, заканчивает автор статьи, Туджман ставит Западу свои условия: если вы будете продолжать настаивать на своих требованиях, я повернусь лицом к Москве.

Косовская ловушка для России

Но захочет ли Москва согласиться на такую роль? Этот вопрос не праздный, и касается он не столько данного предложения, сколько основ политики России на Балканах вообще. Ведь, судя по всему, идея раздела Косова как единственно реального пути пользуется довольно большой популярностью в Москве. При этом политики и аналитики либерального направления, осуждая этнические чистки и не принимая принципов моноэтнических государств, исходят из того, что после всего происшедшего никто не сможет принудить сербов и албанцев жить в одном государстве. Националистически настроенные круги, симпатизирующие президенту Югославии, считают такое решение приемлемым и наилучшим в принципе.

Однако участие самой России в подобном разделе может быть сопряжено с различными внутри- и внешнеполитическими осложнениями. Во-первых, такой раздел может стать прецедентом для самой России с наличием в ней национальных и региональных центробежных тенденций. Во-вторых, введя свои силы на север Косова, Россия не получит никакого реального влияния на ситуацию: Милошевич воевал в Косове не для того, чтобы позволить любому иностранному государству (в том числе и России) вмешиваться в свои "внутренние дела". Не говоря уже о том, что у некоторых российских политиков появилось желание создать в Югославии свои военные базы, на что ни один сербский руководитель никогда не пойдет. Кроме того, непонятно, какова цель нахождения российских войск в северной части Косова: служить гарантами сохранения власти Милошевича? Не говоря о том, что, не имея никакого влияния, Россия несла бы ответственность перед НАТО за действия Милошевича, а перед Милошевичем за действия НАТО. Вряд ли улучшились бы отношения и со всеми демократическими силами региона.

СЕРГЕЙ РОМАНЕНКО

Загреб

© "Русская мысль", Париж,
N 4271, 27 мая 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»:
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....