СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

"Правое дело" выходит
на финишную прямую

Объединение как факт

29 мая в Колонном зале Дома Союзов состоялся I съезд коалиции демократических сил "Правое дело".

С приветственными посланиями к съезду обратились президент России Борис Ельцин, лидер движения "Наш дом - Россия" Виктор Черномырдин и самарский губернатор Дмитрий Аяцков. Последний заверил, что и он сам, и вся подчиненная ему область - за "Правое дело".

Председательствовавший на съезде Борис Немцов огласил список 12 партий и движений, которые уже вошли в коалицию: "Демократический выбор России" (лидер Егор Гайдар), "Вперед, Россия!" (Борис Федоров), Партия социальных демократов (Александр Яковлев), партия "Демократическая Россия" (Юлий Рыбаков), Партия экономической свободы (Константин Боровой), Крестьянская партия (Юрий Черниченко), Республиканская партия (Бэлла Денисенко), движение "Демократическая Россия" (Лев Пономарев), "Россия молодая" (Борис Немцов), Партия свободных демократов (Марина Салье), а также объединения молодых республиканцев и российских налогоплательщиков. Буквально в последний момент к коалиции примкнуло "Общее дело" Ирины Хакамады.

Главным итогом съезда стало утверждение "тройки", которая возглавит общефедеральный список коалиции на парламентских выборах: Борис Немцов, Борис Федоров, Ирина Хакамада. Штаб избирательной кампании возглавит Анатолий Чубайс.

Что бы ни говорили телекомментаторы и пишущая братия о "карликовых партиях", объединение электората, стоящего за каждым из политиков, вошедших в "Правое дело", - само по себе большое достижение. Оно становится еще значимей с учетом неизбежного психологического фактора - давно ожидаемого объединения в единую команду популярнейших демократических лидеров.

Да, безусловно позитивным итогом съезда следует признать сам факт состоявшегося объединения. Дальше начинаются сплошные вопросы, главный из которых сформулировал Сергей Ковалев: "Не поздно ли?" Вопрос, безусловно, риторический, ответ на него будет известен только в декабре. Другие вопросы, вполне практического свойства, так или иначе звучали почти в каждом выступлении.

Первый касался оценки текущего момента, что в итоге вылилось в дискуссию об отношении к фигуре нового премьера Сергея Степашина. Второй: в какую сторону качнет колеблющегося Кириенко? И, наконец, последний вопрос, на который демократы уже столько лет не находят ответа, - как быть с "Яблоком"?

Отношение к правительству

Если бы съезд прошел сутками раньше, этот вопрос вряд ли вообще стал предметом дискуссии. Состоявшаяся буквально накануне отставка с поста первого вице-премьера Михаила Задорнова спутала карты и заставила дать политическую и нравственную оценку происшедшему. "Это еще больше увеличивает значение съезда", - заявил Борис Федоров. Егор Гайдар, чье выступление должно было быть посвящено законодательным инициативам коалиции, был вынужден изменить тематику доклада (тезисы его выступления см. на этой же странице). Однако в конце концов выяснилось, что единой точки зрения у лидеров нет.

Позицию, которую можно было бы назвать позицией "политической целесообразности", наиболее последовательно изложил Борис Немцов. Согласно ей, "Россия перед решительным выбором - или бандитский капитализм, или рынок и демократия". Помочь ей сделать этот выбор в силах только Степашин, поскольку другого просто нет. Позиция хоть и спорная, но имеющая свои резоны. Однако Борис Немцов на этом не остановился, предприняв уже ничем не мотивированную попытку вылепить образ национального героя: мол, Степашина, "настоящего русского офицера", чуть ли не воплощение офицерской чести, постоянно унижают. Необходимо помочь премьеру сформировать "свое" правительство. Мало того, что за рамками разговора Борис Немцов удивительным образом оставил всех, кто "унижает" (по умолчанию подразумевалось, что тот самый "бандитский капитализм"). Сам того, возможно, не желая, он продолжил галерею славных героев новейшей российской истории, в которой уже увековечены "лучший в мире министр обороны", "элитный генерал" и прочие персонажи, о которых забыли, едва за ними захлопнулась дверь.

Со ставкой на Степашина (опять же по умолчанию - надежду демократии и рынка) категорически не согласились Бэлла Денисенко ("это правительство не наше, необходимо от него дистанцироваться") и особенно Сергей Ковалев, который "политической целесообразности" последовательно противопоставляет тезис о нравственности в политике (фрагменты его выступления также см. на этой странице).

Тут требуется отступление. Как сообщила мандатная комиссия, на съезде присутствовали 473 делегата. Кроме того, в Колонный зал набилось около полутора тысяч гостей, журналистов и иной публики (проходной режим на демократических съездах по-прежнему оставляет желать лучшего). Так вот, не берусь судить, кому принадлежит сомнительная заслуга того, что случилось во время выступления Сергея Ковалева: собственно съезду или двухтысячной демократической тусовке. Когда Сергей Адамович дошел до самой острой части своего выступления: "Зачем нам тащить Степашина в демократы?" - оратора сначала осторожно, а затем все бесцеремоннее стали захлопывать, в конце концов заставив прервать выступление. Тени I съезда народных депутатов СССР, десятилетний юбилей которого отмечался совсем недавно, явственно проявились под сводами Колонного зала.

Может быть, кому-то эти наблюдения покажутся чересчур пристрастными, но за столь воинствующим единомыслием почудился не столько осознанный выбор большинства, сколько подзабытая уже слепая вера в вождей. Факт, с точки зрения исхода предстоящих выборов, может быть, кого-то и радующий ("все, как один"). Но в рассуждениях о судьбах демократии - что может быть более удручающим?

С "Яблоком", но без Явлинского?

Спустя полгода после создания коалиции, всего за полгода до парламентских выборов нет абсолютно никакого единства по самому, может быть, главному вопросу предвыборной тактики: как взаимодействовать с "Яблоком"?

Борис Немцов озвучил свою известную позицию: "Необходимо искать контакты и с обновленным движением "Наш дом - Россия", и с "Яблоком", близким нам по идеологии" (в этот момент по залу прошелестел отчетливый ропот: "Предаст!").

Ему возразила Бэлла Денисенко: "Можно сколько угодно заклинать Явлинского, но в этом зале ни один человек не верит, что такое возможно. Наша задача - выйти из тени Явлинского". Парадокс в том, что сторонники и той, и другой точки зрения так и не могут до сих пор внятно объяснить (похоже, что не очень и стремятся): как "искать контакты" или "как выйти из тени". Между тем времени для риторики практически не осталось.

Позицию Сергея Ковалева, несколько огрубляя, можно было бы свести к формуле: с "Яблоком", но без Явлинского.

Евгений Лякин, один из недавних лидеров демократического шахтерского движения, в перерыве между заседаниями так описал мне ситуацию в своем родном Кузбассе, который он и представлял на съезде: "Мне лично не нравится позиция Явлинского. Но и мои коллеги, и наши местные "яблочники" одинаково уверены, что разборки не принесут никакой пользы. На недавних выборах в Кемеровский областной совет мы сотрудничали, согласовывали позиции. Перед парламентскими выборами наверняка будем договариваться, чтобы хотя бы не мешать друг другу".

"Все будем вместе"?

Представляя в начале съезда участников коалиции, Борис Немцов ни словом не обмолвился о "Новой силе" Сергея Кириенко. Отказался тот от участия в коалиции (о чем с плохо скрываемым удовлетворением поспешили сообщить накануне съезда многие СМИ) или нет, Немцов не сообщил.

Первую половину съезда Сергей Кириенко так и оставался фигурой умолчания, что создавало некую неловкую напряженность. После перерыва он появился в зале и был встречен бурными рукоплесканиями и фразой Немцова, которую тот произнес с очевидным облегчением: "Вот видите, как и договаривались, все будем вместе". И усадил гостя в президиум.

Впрочем, оказалось, что "вместе" пока не получается. И хотя Кириенко начал с комплимента: "Никто так последовательно не отстаивает праволиберальные и демократические ценности, как участники коалиции", - дальше из его выступления следовало, что этого мало. Что отстаивать означенные идеи похвально, но недостаточно, надо идти дальше.

По его словам, "люди в стране хотят того же самого, о чем мы говорим". Более того, в России сегодня нет противников реформ, только каждый хочет неких гарантий сохранения своего благополучия.

Утверждение достаточно смелое, если помнить его собственные уроки лета прошлого года с рельсовыми войнами, шахтерской блокадой Белого дома, бойкотом всех либеральных законопроектов думским большинством и т.п. Увлекательные споры о реальной социальной базе "правых" и составят, судя по всему, смысл дальнейших переговоров с Кириенко о возможности его вхождения в коалицию.

Безусловно, цена вопроса высока. Затянувшийся на полгода период "жениховства" бывшего премьера с "Правым делом" (напомним, что в декабре Кириенко вошел в оргкомитет коалиции) грозит "правым" серьезными осложнениями. Одно дело - расстаться с чересчур разборчивым "женихом" сейчас, другое - ждать, пока "жених" сбежит прямо из-под венца. Накануне выборов такой шаг был бы равнозначен удару ножом в спину.

С другой стороны, для самого Кириенко сейчас тот самый момент, который летчики называют временем принятия решения. Или ты взлетаешь, или проскакиваешь взлетную полосу и зарываешься носом в землю. Если так, то, может быть, справедлива фраза, уже брошенная кем-то в кулуарах оргкомитета: "Через год о нем никто не вспомнит".

Кто по ту сторону баррикад?

Согласимся, что вопрос не праздный. От правильного выбора цели зависит и верный выбор оружия. Итак, кто враг?

Ну, во-первых, коммунисты всех мастей. Академик Александр Яковлев, чей доклад на съезде был первым, изложил это таким образом: "Мы не должны поддаваться уговорам о согласии в политике, пока существует большевизм. Мы будем топтаться на месте, пока не признаем, что переворот 17-го года был контрреволюционным переворотом. Большевистский строй преступен, а его вожди - Ленин и Сталин - подлежат суду".

Ему вторил Борис Немцов: "Зло консолидировано. Консолидированы коммунисты, фашисты, националисты", - и далее продолжил: - В массовое сознание вдолбили два мифа: о том, как было замечательно при коммунистах, и о том, что во всех нынешних бедах виноваты сидящие в президиуме съезда".

С коммунистами, положим, все понятно. Миф о "прекрасном вчера" действительно целиком на совести коммунистов, но тут хотя бы ясно, что ему можно противопоставить.

Во втором "мифе" чудится некое противоречие, которое, будучи нераскрытым, грозит демократам новыми бедами. Представляется, что его авторы - не столько коммунисты, сколько как раз те (стыдливо не называемые по именам и потому не узнаваемые в лицо) адепты "бандитского капитализма", которые, по словам Немцова, и "унижают" ныне Степашина, а по Гайдару - издеваются над демократией.

Так что дело не в мифе самом по себе (он давно стал общим местом), а в мифотворцах, которые, собственно, и похоронили осенью 1997 г. "правительство реформаторов". Или реформаторы готовы еще раз наступить на те же грабли?

То, что такие опасения не беспочвенны, подтвердилось буквально через несколько часов после завершения съезда. "Новости" (ОРТ) с нескрываемым презрением сообщили о состоявшемся съезде. Особо досталось Анатолию Чубайсу. В воскресенье только аналитическая программа "Зеркало" (РТР) с Николаем Сванидзе предоставила возможность Борису Немцову подробно рассказать о состоявшемся съезде. "Обозреватель" (ТВ-6) обозвал Чубайса "другой, не менее одиозной личностью" (первый среди одиозных, понятно, Гайдар), о Кириенко сообщили, что он "явно стесняется своих коллег", и т.п. "Итоги" (НТВ) не произнесли по поводу съезда "Правого дела" ни слова!

Не так ли начиналась осень-97? И не стоит ли к осени-99 готовиться основательней?

См. также:
Из выступлений
Егора Гайдара и Сергея Ковалева
на съезде "Правого дела"

АЛЕКСАНДР ВОДОЛАЗОВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4272, 03.06.99 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»:
ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....