.

ПО ВЫСТАВОЧНЫМ ЗАЛАМ

 

Урок русской истории в Турине

Удивительное чувство видеть русскую выставку там, где полностью увлекаешься изучением другой культуры и традиций, и вдруг опять Москва, Санкт-Петербург, наши музеи, знакомые имена и названия. В Турине, живописно-барочном североитальянском городе, в обширном палаццо хранилище городского архива, с середины апреля до второй половины июня проходила выставка "Великолепие царского двора: русский царский двор от Екатерины Великой до Николая Второго".


Фигурка. Изделие фабрики Фаберже.

В сопроводительном буклете приводится цитата английского современника Екатерины: "Богатство и роскошь русского императорского двора не поддаются описанию... Азиатский размах, восточная изысканность. Великолепие и роскошь, превосходящие своим размахом европейские дворы". Обилие изящных предметов (костюмов, утвари, живописи), принадлежавших двору, представлено на фоне грамотно исполненного исторического "ликбеза" хронологического и генеалогического пояснения того, кто есть кто в русской императорской истории.


Фрагмент экспозиции.

С тем, что русский двор (как и всякий другой) имел пристрастие к роскоши, трудно спорить. Однако становится немного обидно, что подобная подача материала вольно или невольно формирует и поддерживает стереотипный образ "сказочно богатой в прошлом восточной империи". Если же отвлечься от подобных размышлений, то остается только радоваться, что благодарный и искренне заинтересованный итальянский зритель может оценить чудесные произведения из музеев и запасников Павловска, Царского Села и Сергиева Посада.

Выставку открывает парадный портрет Екатерины Второй работы Дмитрия Левицкого и витрина с письмами Екатерины, Дидро и Вольтера друг другу. Их сменяют платья, сервизы, несессеры и письменные принадлежности, часы и походные офицерские наборы немые свидетели жизни русских императоров и членов их семей. Прекрасные портреты Левицкого ("Портрет Великой Княгини Марии Павловны", 1790) и Боровиковского ("Портрет Александра I", 1802), энергичный "Александр III" в рост кисти Валентина Серова и верещагинский "Николай II" (все работы из Павловска). Обилие немецкого и английского фаянса, французской бронзы временами вызывали недоуменное: "А сколько у них нерусского..." То, что сначала представлялось самобытно-русским, при ближайшем рассмотрении оказывалось знакомым западному зрителю образчиком Мейсона или Веджвуда. Но мебель и ювелирные изделия, выполненные отечественными мастерами, вызывали пристальный интерес как, например, туалетный дамский комплект (столик, стул, зеркало, бронза, сталь, серебряная инкрустация), исполненный тульским мастером (Павловск, 1789).

В разделе выставки, посвященном семье Николая II, представлены костюмы сестер милосердия, принадлежавшие царским дочерям, фотографии, среди них миниатюрная квадратная карточка, изображающая белокурого мальчика в матроске. Он сидит на корточках, глядя на трех котят, которые начинают лакать из миски. (Цесаревич Алексей на палубе "Штандарта", 1908). Тут же на витрине крохотные батистовые распашонки наследника-младенца, портрет с матерью около 1907 года. Незаметно выставка перерастает границы, очерченные своим программным названием, и царские титулы сменяются человеческими судьбами, великолепие трагедией.

Видимо? для того, чтобы не завершать экспозицию на столь траурной ноте, в последнем зале помещен обеденный стол из Белой столовой Павловска, сервированный знаменитым гербовым сервизом (Императорский фарфоровый завод, СПб, 1827).

ЮЛИЯ ЛУКШИНА

Турин Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4275, 24.06.99 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

   ....