РОССИЯ И ЗАПАД

 


 

Открытые двери

Заметки со Всемирного конгресса русской прессы

Первый Всемирный конгресс русской прессы завершился тем, что его участники, представлявшие русские газеты, радио и телекомпании из 47 стран мира, одобрили идею создания Всемирной ассоциации русской прессы. Зачем и для чего, каковы ее цели и задачи, так и не было оговорено. Это, видимо, будет ясно из устава новорожденной ассоциации, из устава, который еще только предстоит написать и утвердить. Войдут ли в это объединение все участники конгресса или кто-то останется в стороне, мы также поймем не скоро лишь через месяц, когда в оргкомитет начнут поступать заявления о приеме. Не сомневаюсь, что желающих окажется немало, ведь в Сочи, где после Москвы продолжил свою работу Конгресс русской прессы, стремление к единению было всеобщим.

"За" идею Всемирной ассоциации при голосовании высказалось, (ну, прямо как в советские времена) 99,9% участников. Более того, никто не хотел, чтобы это образование оказалось мертворожденным, и поэтому главой его подавляющим большинством голосов был избран генеральный директор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко. Лишь немногие пытались обратить внимание на нонсенс: ассоциацию русской зарубежной прессы возглавил глава российского государственного информационного агентства. Но те, кто голосовал "за" и, конечно же, сами тассовцы, оправдывали свой выбор тем, что только у Игнатенко (т.е. у ТАСС) есть возможности, сила и власть придать идее конкретные очертания. Инициатива, как говорится, наказуема: ИТАР-ТАСС был инициатором акции, затем в лице своего генерального директора получил почетное звание председателя ассоциации отныне участники конгресса ждут от "локомотива" движения вперед.

А куда, собственно, предстоит двигаться? Два дня действительно рабочих заседаний Конгресса в Сочи, вдали от московских предвыборных баталий, показали, насколько различны интересы собравшихся, несмотря на то, что всех (и это можно произнести без пафоса) объединяет русский язык, любовь к России и тяга к русской культуре. Можно было бы условно поделить всю русскую прессу, а также радио и телевидение, на три группы.

С одной стороны, это те, кто живет в бывших республиках Советского Союза и по-настоящему страдает из-за отрыва от России. Они, за малым исключением, просят и ждут помощи из Москвы. Они не без оснований считают себя брошенными, укоряют российский центр за отсутствие идеи и целенаправленной политики, прежде всего в области поддержки русской культуры, страдают от отсутствия профессиональных журналистов, которых ранее готовили в Москве, сожалеют о том, что без государственной поддержки российские телеканалы ограничивают или вовсе прекращают вещание на переферию СНГ.

Ко второй группе интересов можно было бы отнести страны Прибалтики. Позицию издателей русских газет Эстонии, Латвии и Литвы, наверное, лучше всего выразила главный редактор газеты "Бизнес и Балтия" Татьяна Фаст. Она, как и ее прибалтийские коллеги, не просила помощи от Москвы. Напротив, она говорила, о том, что порой бесцеремонное политическое вмешательство России, якобы ратующей за права русских, оказавшихся за пределами родины, только осложняет внутреннюю ситуацию в прибалтийских государствах. Финансово обеспечить себя русские издания в этих странах уже научились, понимать проблемы русских могут без внешней помощи, наличие государственной границы с Россией для них не является препятствием для доступа к русской культуре. Интересует их прежде всего свободный обмен информацией.

Русские издания, выходящие далеко за пределами России, в странах "дальнего зарубежья", представляют собой, пожалуй, наиболее широкий спектр интересов и возможностей. Далекая Америка кичится численностью русских, живущих на ее территории, более двух миллионов. Причем это не только и не столько старые иммигранты, сколько вновь приехавшие, не утерявшие российского гражданства, а значит и потенциальные читатели русских газет. Под стать читателям и газеты, наполненные местными новостями, рекламой и пересказом российских новостей. Они, в принципе, самодостаточны, им есть о чем писать, ведь в русской нью-йоркской или чикагской общинах всегда что-нибудь происходит. Они польщены особым вниманием со стороны Москвы, которая не оставляет своей вне сферы интересов такое число удаленных от России избирателей. В этих газетах работают веселые, симпатичные люди, которые в то же время не забывают о прибыльности своих изданий и пишут съедобные для большинства местных русских читателей статьи и заметки.

Русская пресса в Германии также не претендует на выход за пределы отдельно взятого государства. Последняя, довольно многочисленная волна иммиграции из России вполне оправдывает то многообразие русскоязычных изданий в Германии, которое мы видим сегодня. Как признавалась на Конгрессе главный редактор газеты "Восточный экпресс" Нелли Коско, ее задача помочь интеграции недавно прибывших русских немцев, которые еще не говорят по-немецки и в любом случае еще долго будут с болью переживать отрыв от той страны, где родились и выросли.

Русские израильтяне поразили многих чересчур горячей признательностью тем, кто организовал конгресс. Их было много, и они много говорили о себе. Но организаторов конгресса эти израильские граждане, наверное, меньше всего интересовали как потенциальные избиратели.

На редакторов русских газет, выходящих в Сеуле или Улан-Баторе, на некоего "последнего представителя Белой армии" из Аргентины или старообрядческой русской общины из Румынии, насчитывающей до 40 тыс. человек и выпускающей свою газету "Зори", участники конгресса смотрели как на экзотику.

И тут надо отдать должное оргкомитету конгресса из ИТАР-ТАСС: он действительно с немалым трудом нашел более сотни изданий на русском языке и пригласил всех, и всем дал слово, не оглядываясь на их политическую окраску и отношение к России. С каким бы скепсисом ни относились мы к государственному агентству, не желающему расставаться с "торговой маркой" ТАСС, без него у нас, журналистов, работающих за пределами России, никогда бы не было возможности собраться всем вместе, близко познакомиться, завязать контакты и обсудить деловые проекты.

Новая Россия, к сожалению, дает еще немало поводов для того, чтобы ей не всегда доверяли, выискивали в любой инициативе из Москвы тайные интересы Кремля, "имперские амбиции" и опасались быть использованными в качестве статистов в "большой московской игре". Но эта же самая Россия сама открывает двери тем изданиям, которые еще пятнадцать лет назад считались "подрывающими советский государственный и общественный строй", она прислушивается к мнению со стороны и невообразимо быстро меняется.

ИРИНА КРИВОВА

Москва Сочи Париж

© "Русская мысль", Париж,
N 4276, 01.07.99 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....