СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Бунт на корабле Егора Строева

Руслан Аушев заявил о своем недоверии
«патриарху российской политики»

В начале июля сразу несколько руководителей российских регионов выступили с критикой шагов центральной власти и отдельных федеральных чиновников. Сначала руководители Татарстана заявили о своем недовольстве политикой Кремля на Балканах и очередным приступом «интеграционной лихорадки» в отношениях с Белоруссией. Дальше больше: президент Ингушетии Руслан Аушев заявил о своем недоверии к председателю Совета Федерации Егору Строеву политику, известному своим умением находить баланс интересов между центром и региональными лидерами. Свою позицию Аушев мотивировал «постоянными нарушениями спикером принципов коллективного свободного решения вопросов в парламенте страны, игнорированием мнения членов Совета Федерации при формировании повестки дня заседаний, необъективным ведением заседаний палаты, навязыванием своего субъективного мнения по обсуждаемым вопросам». Этому выступлению предшествовала инициатива главы администрации Чукотского автономного округа Александра Назарова: он предложил применять периодическую ротацию к должности председателя Совета Федерации и постановить, что спикер верхней палаты избирается на срок не более одного года. Сразу же в печати появились утечки информации о том, что Назарова готовы поддержать еще 44 сенатора.

Все это произошло на фоне в целом лояльного поведения верхней палаты парламента по отношению к федеральным органам исполнительной власти: сенаторы воздержались от каких-либо демаршей после отставки Евгения Примакова, поддержали предложенные правительством законопроекты из «пакета МВФ», а также без особых возражений одобрили направление российских миротворцев в Косово.

Выступление Аушева, вероятно, не преследовало цели сместить Строева (слишком несопоставим политический вес двух сенаторов, даже с учетом того, что за Аушевым в некоторых вопросах стоит движение «Вся Россия»). Эмоциональный демарш президента Ингушетии в немалой степени был подготовлен новым обострением осетино-ингушских отношений. Так, по сообщению Аушева, 3 июля на осетино-ингушской границе был остановлен премьер Ингушетии Магомед Дасигов, направлявшийся во Владикавказ, причем попытки добиться расследования инцидента на уровне высших должностных лиц РФ не принесли результата.

Однако не исключено, что заседание Совета Федерации 3 июля, на котором Строев снял с обсуждения вопрос об осетино-ингушском конфликте, был лишь поводом для атаки Аушева. Брожение среди части сенаторов во многом вызвано «аполитичным» поведением Строева на фоне стремительного роста политической активности региональных лидеров, уже создавших собственные движения («Вся Россия», «Голос России»). Между тем Строев, воздерживаясь пока от открытого участия в предвыборной борьбе, опирается на пассивную часть сенаторов, не имеющих достаточных ресурсов или амбиций для участия в политической борьбе на федеральном уровне, отмежевывающихся от тех или иных идеологических принципов и рассчитывающих найти общий язык с победителями парламентских и президентских выборов. Подобные лица присутствуют и среди создателей «Голоса России» и «Всей России».

Несмотря на то, что фигура Егора Строева вызывает определенную антипатию в президентском окружении, не следует ожидать, что Кремль поддержит атаку на председателя Совета Федерации. Разногласия, имевшиеся между главой государства и Строевым во время «дела Скуратова», к настоящему времени утратили актуальность. Кандидатуру, сопоставимую по авторитету и влиянию на сенаторов, Кремль вряд ли способен предложить. «Политические тяжеловесы» (Юрий Лужков, Минтимер Шаймиев, Эдуард Россель), ранее рассматривавшиеся как возможные конкуренты Строева, сейчас не претендуют на занимаемый им пост: их внимание сосредоточено на других, предвыборных задачах. Выдвижение же на должность председателя верхней палаты фигуры малоавторитетной станет причиной нового провала стратегии АП в отношениях с верхней палатой, сравнимого с «делом Скуратова».

Поэтому президенту выгоднее сохранить нынешнюю конфигурацию сил в СФ, включая фигуру его председателя. Возможность же пересмотра регламента и введения ротационного принципа могут с успехом использовать как Кремль, так и различные группы и лидеры в самом губернаторском корпусе как «кнут» в отношениях со Строевым и инструмент давления на него с целью решения собственных задач.

М.В.

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4278, 15 июля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....