ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

Армянское христианство

Семьсот лет прошло с тех пор, как Данте в трактате «Монархия» заговорил о том, что «весь человеческий род» ("omne genus humanum") представляет собой единое целое человечество. В сущности он не только ввел в оборот впервые в истории это слово, но и показал, что объединяет людей, живущих по всему свету, культура, прежде всего язык.

Каждый из нас с рождения говорит на своем родном языке, а многие владеют другими языками и тем самым обеспечивают единство человеческого рода.

Армянский народ в течение всей своей истории в какой-то мере выпадал из этого единства, ибо в отличии от итальянского, русского и даже восточных (китайского или арабского) языков, которыми владеют не только их носители, но тысячи людей по всей планете, армянского языка, за исключением самих армян, по-настоящему серьезно не знает никто.

И это при том, что армяне живут по всему миру, а армянские церкви есть и в Нью-Йорке, и в Париже, и в Москве, и в Буэнос-Айресе. В Ялте армянская церковь возвышается высоко над городом, а в Афинах находится в двух шагах от Парфенона. Поэтому Патриарх всех армян не случайно носит титул Католикоса, то есть Патриарха вселенского, но в чисто национальном отношении.

Армяне дорожат своим христианством, которое исповедуют почти 1700 лет с 301 г. (когда царь Тиридат стал христианом), но только внутри своего этноса и своего языка. Их христианство до такой степени замкнуто, что армянская религиозная поэзия, исторические хроники и богословские трактаты почти не переведены на иностранные языки за исключением «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци. Однако и эта удивительная по красоте языка и глубине чувства поэма (в какой-то мере сопоставимая с Великим каноном преп. Андрея Критского) переведена как на французский, так и на русский языки хотя и точно, но до предела сухо. И это несмотря на то, что сам святой Григор адресовал ее не только армянам, но людям всякого языка, живущим повсюду и во всех странах.

Однако отсутствие переводов или их сухость (в случае с Григором Нарекаци) вполне объяснимы, ибо задача переводчиков, которые переводили Григора не на свой, а, наоборот, со своего языка, заключалась лишь в том, чтобы познакомить с творчеством поэта французов или русских и не более того. А поэтический перевод, как известно, получается только в том случае, когда переводчик «заболевает» текстом и где-то в глубинах своего «я» остро осознает, что просто не может не воссоздать его на своем родном языке. Это бывает лишь тогда, когда переводчик открывает поэта в оригинале. При переводе с подстрочника такой эффект почти никогда не достигается.

Армяне с легкостью проявляют себя в культуре любого народа (достаточно вспомнить Герберта Караяна, Уильяма Сарояна и Шарля Азнавура), но сделать свою культуру достоянием человечества они оказываются не в силах. Быть может, такое было бы возможно, если бы нашелся грек, француз или русский, влюбленный в Армению и ее христианскую традицию, который бы начал знакомить с этой традицией мир. Этого, однако, не произошло.

Покойный патриарх Гарегин, похоже, был вторым после Григора Нарекаци армянином, решившим обращаться не только к своему народу, но ко всему человечеству, не деля людей на своих и чужих, как к этому и призывал Данте. Делясь тем духовным опытом, что вызревал в недрах армянской души в течение 1700 лет в совершенно особых и очень трудных условиях, Гарегин достиг удивительных результатов. Он начал (увы, только лишь начал) открывать миру сокровище, сохраненное с первых веков христианства, ибо в истории народа, который почему-либо оказывается в изоляции, всегда сохраняется в неизменном виде что-то из того, что утрачивают другие. Здесь действует какой-то особый механизм исторической памяти, который включается только в экстремальных условиях.

Вот почему в своих книгах Патриарх Гарегин заговорил с нами не только от лица своего народа и своей Церкви, но и от лица христиан далекого прошлого, эпохи св. Григора Просветителя и его младших современников Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Свящ. ГЕОРГИЙ ЧИСТЯКОВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4278, 15 июля 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....