ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

Очередной сверхжесткий бюджет
для сверхмягкой Думы

Спроектирован проект
последнего в этом веке
российского бюджета

25 августа правительство направило на рассмотрение Государственной Думы проект государственного бюджета на 2000 год. В этом году кабинет министров уложился во все сроки (крайней датой представления было 29 августа) не помешала даже "смена коней на переправе" в начале месяца. К счастью, замена премьера не отразилась на Минфине, и разработанный еще при Степашине проект с минимальными уточнениями был утвержден при Путине. Корректировка проекта произошла в основном в сторону ужесточения его параметров: увеличения доходов в гораздо большей степени, чем расходов. За счет этого должен быть обеспечен более высокий первичный профицит (т.е. превышение доходов над расходами без учета выплат по государственному долгу). Такие изменения бальзам на душу миссии Международного валютного фонда, прибывшей в конце августа в Москву с инспекционным визитом. Зато Дума, конечно, не помилует "господ монетаристов": на носу парламентские выборы, и депутатам нужно доказывать избирателям свою пламенную любовь к ним. Расправа над "сверхжестким" бюджетом для этой цели самое подходящие занятие.

Бюджет "в экспортном исполнении", или Где брать деньги?

Проект федерального бюджета на 2000 г. продолжает многие линии, заложенные бюджетом-99 и прежде всего более жесткое, чем раньше, отношение к бюджетному дефициту. Проект предусматривает доходную часть в размере 745,1 млрд. руб. и расходную в 803 млрд. руб. Таким образом, доходы планируется увеличить на 271,4 млрд. руб., а расходы всего на 227,9 млрд. Если первичный профицит в бюджете-99 был зафиксирован на отметке 1,64% от валового внутреннего продукта (и это записывалось правительством Примакова себе в большие заслуги), то теперь его предлагается увеличить до 3,18% от ВВП. Для сравнения: кабинет Степашина проектировал первичный профицит в размере 2,8% ВВП, тогда как МВФ требовал поднять его до 3,5%.

Изменение позиции Минфина между июлем и августом связано не только с давлением извне (хотя оно налицо), но и с неожиданно благоприятной статистической информацией о состоянии российской экономики. До требуемого показателя правительство Путина не дотянуло, но и цифра в 3,18% произведет на фонд благоприятное впечатление. Это, в свою очередь, критически важно для России: кредиты МВФ в размере 2,6 млрд. долл. уже заложены в проект бюджета и составляют более 11% его доходов. Кредит будет предоставлен, лишь если фонд убедится в готовности должника следовать его рекомендациям, именно поэтому бюджет в очередной раз верстается "на экспорт".

Оборотная сторона "сверхжесткости" слабая реалистичность проекта. Как и в прошлом году, некоторые расходы государства существенно занижены, доходы завышены. Так, по проекту, в 2000 г. ежемесячные бюджетные доходы должны быть более 62 млрд. руб. Пока только один раз, в июле этого года, удалось преодолеть отметку в 50 млрд. руб. Значит, доходы будут реальны, лишь если продолжится экономический рост либо состоится резкое обесценение рубля. Рост ВВП в новом бюджете заложен умеренный в размере 1,5% ВВП, но даже этого показателя, учитывая ограниченный потенциал процессов импортзамещения и начавшуюся инфляцию издержек, достичь будет трудно. Достаточно вспомнить о катастрофической ситуации с инвестициями, чтобы скептически оценить перспективы продолжения того скромного роста, который сейчас наблюдается.

Стало быть, повышение доходов государства до установленного в проекте бюджета-2000 уровня возможно в трех случаях: обесценения рубля, жесткого фискального давления на налогоплательщиков и включения печатного станка. Последнее, учитывая идейный и политический профиль правительства Путина, рассматривать не будем. Но вот вариант обесценения рубля вполне вероятен. Не случайно среднегодовой курс, заложенный в бюджете, составляет 32 руб. за доллар. Получаемый благодаря падению курса инфляционный налог позволит увеличить доходы бюджета, но нанесет новый удар по реальному сектору: негативно скажется на системе расчетов, вновь увеличит бартеризацию экономики, приведет к удорожанию кредита.

В этой связи заложенный в бюджет уровень годовой инфляции в 18% слишком занижен: государство планирует увеличить налоги и акцизы с ТЭКа, что обернется дальнейшим удорожанием топлива и подтолкнет вперед инфляцию. Менее чем через год должны состояться президентские выборы, и поэтому предусмотренное сокращение социальных расходов выглядит блефом. Популистские действия власти ведут к бурному росту цен, особенно во второй половине года, и реально можно ожидать инфляцию в размере более 30-35% годовых. В результате выполнение бюджета по доходам не даст ожидаемого первичного профицита. Самым реалистичным прогнозом представляется показатель в 1,5-2% ВВП, т.е. примерно на уровне 1999 года.

Политика против экономики

Очевидно, что в ходе обсуждения в Федеральном собрании параметры бюджета серьезно изменятся. У депутатов нет никаких причин принимать очередной сверхжесткий бюджет в преддверии намеченных на декабрь выборов в Думу. К тому же, в отличие от прошлого года, правительство не пользуется поддержкой парламентского большинства, а потому не может рассчитывать на восприимчивость к уговорам. Влиятельные парламентарии уже заявляют о неприемлемости представленного в Думу варианта бюджета. Так, председатель комитета ГД по промышленности Владимир Гусев (близкий к КПРФ) заявил, что проект бюджета-2000 худший из когда-либо представлявшихся в Думу, а глава бюджетного комитета ГД Александр Жуков высказал сомнения, что проект в нынешнем виде будет одобрен депутатами до конца года. Если этот прогноз сбудется, то перспективы принятия бюджета в нынешнем виде близки к нулевым: в новом составе парламента окажутся сторонники основных кандидатов в президенты, и они явно потребуют увеличить расходы на пенсионное обслуживание, зарплату бюджетникам, другие социальные статьи, оборону.

Недовольство нижней палаты вызовет и ситуация с государственными вложениями в реальный сектор. Прямые инвестиции заложены в размере всего 8,2 млрд. руб., а бюджет развития в объеме 25 млрд. руб. думцев устроить не может. Эти средства по большей части представляют собой государственные гарантии под кредиты, которые правительство старается не давать, чтобы не раздражать МВФ. Даже бывшему первому вице-премьеру Юрию Маслюкову, которому принадлежит авторство идеи бюджета развития, не удалось добиться его исполнения. Это понимают и депутаты, которые будут требовать увеличить прямые финансовые вливания в реальный сектор. Они также резко выступят против очередного сокращения расходов на поддержку сельского хозяйства.

Правительство, конечно, может применить обычную уловку с обещанием увеличить бюджетные расходы при появлении дополнительных источников дохода, но депутаты вряд ли на нее клюнут: источников для подобных поступлений практически нет. Например, доходы от приватизации заложены на явно завышенном уровне 18 млрд. рублей (в первой половине этого года продажа государственной собственности принесла лишь 2 млрд.) При этом все "лакомые куски" продать планируется уже в текущем году.

Итак, у кабинета Путина есть единственный шанс добиться утверждения бюджета: как можно раньше начать согласительные процедуры и пойти на максимально возможные уступки депутатским требованиям (не перехода, однако, границу, за которой проект станет неприемлем для МВФ). Если бюджет не примут в октябре-ноябре его, скорее всего, не примут вообще. Продемонстрировав расчетливость и зрелость в Дагестане, новый премьер должен хорошо подготовиться к думским баталиям ведь от этого в том числе зависит, как оценит результаты работы Путина президент и сохранит ли он за ним выданный авансом статус своего "преемника"...

КОНСТАНТИН СИМОНОВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4282, 02 сентября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....