ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

 

Уроки топливного кризиса

Страхи относительно всеобщего бензинового голода, остановившихся автомобилей и неубранных хлебов постепенно уходят. Теперь можно без эмоций разбираться, в чем причины бензинового (или даже шире топливного) кризиса, в считанные дни захлестнувшего всю страну.

На мой взгляд, существует прямая аналогия между ситуацией на бензиновом рынке и на валютном.

Проблема ведь не в том, что бензина не хватает. Проблема в том, что при существующем ценообразовании спрос превышает предложение. Особенностью же ценообразования как на валютном рынке, так и на рынке бензиновом является то, что власти считают их наиболее государственно важными, а следовательно, не собираются отдавать их на прихоть "стихии рынка" и усиленно регулируют. В результате не происходит свободного движения цен вслед за изменениями соотношения спроса и предложения, государственные органы играют против рынка, долгое время искусственно поддерживая заниженную цену на постепенно становящийся дефицитным товар, будь то твердая валюта или бензин. В конечном счете всегда выясняется, что умнее и сильнее рынка быть нельзя и чем больше ты сдерживал естественную динамику цены, тем сильнее будет ценовой скачок, когда искаженные пропорции восстановятся.

Между тем, для всех участников рынка от домашних хозяйств до предприятий и банков важно не только, растут ли цены, но и то, как они растут: плавно или скачкообразно. Есть объективный показатель инфляции индекс потребительских цен. Понятно, что цены на различные товары и услуги в разные моменты времени могут от него отклоняться, но в целом они следуют в общем потоке. Если цену доллара долгое время держали и не давали ей расти в меру темпов инфляции, получали сначала 11 октября 1994 г., затем 17 августа 1998-го. Если цену бензина искусственно занижали, в то время как накопленная инфляция с августа прошлого года превысила 230%, получили июльский бензиновый кризис.

Есть, конечно, и специфика, связанная с особенностями нынешней мировой конъюнктуры на рынках нефти и нефтепродуктов (рост цен в 2-2,5 раза относительно предшествующего года), налогообложением в отраслях производства и торговли нефтепродуктами и пр. В целом, обобщая общие и специфические характеристики рынка, можно сформулировать следующие выводы.

Во-первых, следовало бы отказаться от административного регулирования топливного рынка, включая практику заключения так называемых картельных соглашений.

Во-вторых, необходимо обеспечить нормальную конкуренцию на рынке нефтепродуктов. Сейчас ее нет, поскольку независимые розничные торговцы, как правило, уклоняются от налогообложения, в то время как крупные вертикально интегрированные компании налоги платят у места переработки. В этом смысле переход к налогообложению розничной торговли (АЗС) способствовал бы становлению конкурентного рынка.

В-третьих, необходимо обеспечить нормальную конкуренцию на рынке нефтепродуктов. Дело в том, что на нефтеперерабатывающих заводах России в силу их устарелости коэффициент переработки весьма низок (0,6 против 0,8-0,85 в мире). То есть в народнохозяйственном смысле для нас вывоз нефтепродуктов гораздо менее эффективен, чем вывоз сырой нефти. Экспортные пошлины помогли бы оптимизировать ситуацию. С другой же стороны, это естественный механизм консолидации в бюджет доходов, связанных не с собственной деятельностью нефтяных компаний, а с динамикой рыночной конъюнктуры (мировая практика windflow taxation дословно: налогообложение упавших с ветра доходов).

В-четвертых, властям нужно постоянно помнить о сезонности российской экономики и наличии в ней некоторых лагов между фундаментальными обстоятельствами и их проявлении в виде изменений динамики цен или дефицитов и не обольщаться тем, что вот, мол, цены сдерживаем, деньги печатаем, а ничего особенного не происходит. Обязательно произойдет.

АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4282, 02 сентября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....