СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Наступление партии войны

Чеченский вопрос все более становится главным в набирающей темпы избирательной кампании, которая только формально идет за места в новой Думе, а фактически уже и за пост президента. До начала активных военных действий наиболее агрессивно по отношению к Чечне и чеченцам вел себя лидер "Отечества" московский мэр Юрий Лужков. Теперь у "партии войны" новый лидер председатель правительства Владимир Путин. На прошлой неделе президентский рейтинг Путина, если верить опросам Фонда общественного мнения (ФОМ), впервые превысил рейтинг Евгения Примакова.

Социологические опросы, в том числе имеющие наибольший пропагандисткий эффект опросы ФОМ, это отдельная тема. По некоторым свидетельствам, опросы эти опять все более и более "корректируются" под интересы заказчиков, и рост личного рейтинга премьера и рейтинга правительственного блока "Медведь" Сергея Шойгу не так велик, как утверждают социологические фирмы. И если они не сменят тактику накануне самих выборов, то социологическая наука опять провалится, как это случилось в 1993 году. Но то, что значительная часть общества поддерживает "решительную политику" правительства Путина в Чечне, видно и не вооруженным социологией глазом.

Что касается мэра Москвы, то его личная война с чеченцами оказалась столь не "точечной", что стала работать против него. Чеченцы, а вместе с ним и дагестанцы чувствуют себя в Москве, как евреи в Германии вскоре после прихода к власти Гитлера. Но и другие немосквичи испытывают в столице значительные трудности, став объектом поборов и унижений.

Лужкова уже боятся меньше, чем Путина

До недавних пор самым "неприкосновенным" лицом в российской политике был Лужков. Президента страны не боялись оскорблять как угодно, а мэра Москвы опасались и просто критиковать. Теперь это уже не так.

14 октября Московский молодежный союз "Яблоко" (председатель Андрей Шаромов) устроил у памятника Пушкина ("мулата без московской регистрации") пародийное сатирическое действо "Москвичи за перегистрацию инородцев". В пресс-релизе молодые "яблочники" разъяснили смысл своей акции: "Перед лицом опасности терроризма, когда нужно объединяться для борьбы с бандитизмом, свившим гнездо на территории Чечни, московская мэрия, наоборот, раскалывает народ по национальному признаку. Эти действия ведут к ослаблению России и чреваты развалом страны".

Между тем, без молчаливого согласия премьера, который сейчас фактически исполняет обязанности президента, московские эксцессы были бы все-таки невозможны. Но Путину этого никто не ставит в вину.

О своей поддержке Путина как премьера сейчас и возможной поддержке после думских выборов (если он и дальше будет вести себя "решительно") заявили коммунисты. Полностью одобряет его политику Лужков. Когда некоторые деятели выражают сомнения в целесообразности перехода федеральными войсками Терека (Явлинский, Примаков), а также в том, что бомбардировки Чечни такие уж "точечные" (Явлинский), они оговаривают свои сомнения все теми же словами о "поддержке" Путина.

Союзник Явлинского Степашин в интервью петербургской газете "Час пик" безоговорочно одобряет и бомбардировки: "Нынешние точечные операции, выдавливание боевиков и создание санитарного кордона правильные решения". У Степашина сомнения только в том, правилен ли у Путина отбор коллаборационистов в марионеточное правительство: "Также верными можно назвать и попытки создать политическую оппозицию чеченскому режиму. Но только не так, пусть меня Владимир Владимимрович Путин простит, примитивно. ...Скорых побед на Северном Кавказе не бывает... Я предупредил его: будь аккуратнее, не то мы заплатим очень высокую цену. ...потерь и жертв надо постараться избежать".

На сегодняшний день вооруженные силы России потеряли во время боевых действий в Чечне и Дагестане 179 человек, из них 29 офицеров, это по официальному сообщению главного управления кадров Минобороны. Зато к награждению представлены 3,5 тыс. человек, в том числе 12 к званию Героя России (из них трое посмертно).

Популярность войны до первых больших потерь. Но не исключено, что Путин и его советники все спланировали заранее, учтя опыт кампании 1995-1996 годов. Тогда тоже была начата "предвыборная война", чтобы победами поднять упавший рейтинг Ельцина. Когда побед не получилось и война стала крайне непопулярной, когда сам Ельцин наивно признался с телеэкрана: "Не выберут, если буду воевать", тогда весной 1996 г. был заключен "предвыборный мир" (после победы на выборах войну было возобновили, но с такими катастрофическими результатами, что срочно пришлось посылать Александра Лебедя в Хасавюрт). У Путина тоже есть этот вариант, но, прежде чем "предвыборная война" сменится "предвыборным миром", погибнет много людей.

От Путина до Манилова один шаг

Вряд ли дома в Москве и Буденновске взрывали по приказу Путина или Волошина (хотя и то, что этот приказ отдавал Басаев и вообще чеченцы, никто не доказал), но пропагандистскую пользу "партия войны" извлекла из этих взрывов в полной мере. Более 150 тыс. беженцев из Чечни, скопившихся в Ингушетии (по данным правозащитного центра "Мемориал"), правительство мало беспокоят. Главное это доказать, что действия, в результате которых 100 тыс. человек превратились в лишенных крова беженцев, это не война, не государственный терроризм, а всего лишь "антитеррористическая акция".

"Партия войны" явно берет в пример действия НАТО в Сербии. Но такая политика (которую Россия, кстати, справедливо осуждала) даже при действительном стремлении натовцев ограничиться уничтожением только военных объектов и при точности натовской техники все равно привела к гибели сотен невинных людей.

У наших войск о точности и "точечности" никакой и речи нет, а при ксенофобской истерии нет и никакого желания ограничиться военными объектами. По свидетельствам представителей правозащитного центра "Мемориал", федеральные войска в ходе "зачисток" уничтожают мирное население. Но телевидение, следуя официальной версии генералов, все убийства мирных жителей в Чечне относит на счет спецотрядов, составленных из чеченских боевиков "со славянской внешностью" и переодетых в российскую военную форму. Кроме того, в Чечне, как объяснил популярный телекомментатор, и школ-то никаких нет это не школы, а центры обучения боевиков.

Война в Чечне побудила Кремль задуматься о пересмотре официальной военной доктрины, проект которой вскоре будет обсуждать Совет безопасности РФ. На днях первый заместитель начальника генерального штаба РФ генерал-полковник Валерий Манилов, излагая этот проект, заявил, что Россия "может применить ядерное оружие, когда под угрозу будут поставлены существание государства, его независимость и территориальная целостность", и это "касается любых ядерных, неядерных, каких угодно государств".

Кажется, Манилов тоже хочет быть премьером. А что ничего невозможного в этом нет.

ВЛАДИМИР ПРИБЫЛОВСКИЙ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N4289, 21 октября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....