СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Антенны направлены на избирателей

Российские телеканалы вступили в предвыборную гонку

Приближение избирательного марафона 1999-2000 гг. постепенно разогревает ситуацию на российском медиа-рынке. Главным орудием предвыборной борьбы предстоит стать телевидению: аудитория газет и журналов по сравнению с электронными СМИ на порядок ограничена. В результате уже резко увеличился объем информационного вещания ведущих телеканалов, и соответственно возрос градус политической ангажированности тележурналистов. Образуются целые "зрительские партии" и "группы поддержки" популярных телеведущих Сергея Доренко, Евгения Киселева, Николая Сванидзе.

Соотношение сил

Наиболее серьезной политической "телесилой" остается медиа-холдинг Бориса Березовского, в состав которого входят Общественное российское телевидение (бывший первый общесоюзный телеканал) и ТВ-6. ОРТ занимает первое место по охвату вещания, а легендарная программа "Время" по-прежнему вызывает особый пиетет со стороны старшего поколения и части провинциальной аудитории. При грамотной организации вещания ОРТ может стать мощнейшим орудием пропагандистского давления на избирателей. Первые шаги в этом направлении уже предприняты. Добившись замены на посту гендиректора ОРТ излишне самостоятельного Игоря Шабдурасулова более лояльным Константином Эрнстом и урегулировав свой недавний конфликт с кремлевской администрацией, фактический владелец канала Борис Березовский попытался подверстать сетку вещания под предвыборные нужды, добившись увеличения общественно-политических программ. Самыми сильными ходами ОРТ стали возобновление еженедельной аналитической программы "информационного киллера" Сергея Доренко и перенос в "прайм-тайм" программы "Однако" Михаила Леонтьева, организующего ежедневные "десятиминутки ненависти" к политическим оппонентам ОРТ.

Результат не замедлил сказаться: не замеченные в беспристрастности, но обладающие способностью излагать общедоступным языком собственное видение политического процесса, эти журналисты за несколько недель стали "властителями дум" значительной части зрителей, создавая образ "борцов за правду". Хотя не все утверждения телеведущих ОРТ были восприняты населением как убедительные (в частности попытки опровергнуть обвинения, выдвинутые против Бориса Ельцина и членов его семьи, не дали заметного успеха, оказавшись слабее представления о коррумпированности любой власти), в целом старт новой информационной политики оказался вполне удачным. К тому же в засадном полку у Березовского есть еще один "информационный киллер" скандально известный петербургский журналист Александр Невзоров, также способный говорить с телезрителем "народным языком". По ряду сообщений, в ближайшее время Невзорову будет предоставлен эфир на телеканале ТВ-6, крупный пакет акций которого недавно приобретен Березовским.

Несколько более аморфным выглядит Российское телевидение (РТР). Его политическая позиция нередко совпадает с ОРТ по причине наличия у тележурналистов общего врага в лице блока ОВР Лужкова и Примакова. Однако РТР все же серьезно уступает по популярности другим телеканалам и к тому же в силу государственного статуса не может себе позволить откровенно скандальных сюжетов. Определенную беззубость телеканалу придает то обстоятельство, что журналистам РТР приходится быть слугами двух господ. С одной стороны, принято считать, что телекомпания находится в "доверительном управлении" "молодых реформаторов", что обусловлено политическими симпатиями ведущих сотрудников, а также (в меньшей степени) некоторыми общими финансовыми интересами. С другой стороны, будучи государственными служащими, журналисты не могут игнорировать официальную позицию Кремля. Там, где интересы президентского окружения и Анатолия Чубайса совпадают, проблем, как правило, не возникает. Однако нередко журналисты все же оказываются перед выбором. В частности, серьезные колебания у них вызывает оценка чеченской кампании: исполнительная власть рассчитывает здесь на максимальную поддержку РТР, в то время как "молодые реформаторы" не скрывают своего скептицизма относительно расширения наземной операции в ЧР.

Третьей мощной силой является "информационная империя" Юрия Лужкова, в которую входят столичный правительственный канал ТВЦ и телекомпания НТВ важнейшая составляющая медиа-холдинга Владимира Гусинского. Причем НТВ, всегда отличавшееся наибольшей мобильностью и к тому же опережавшее конкурентов в качестве информационного вещания, в последнее время несколько сдает. Тому есть несколько причин. Во-первых, НТВ все больше становится каналом, престижным для политической элиты, это придает программам НТВ тяжеловесность и неповоротливость, вызванные ощущением собственной значимости у приглашенных в студию политиков, а иногда и телеведущих. К тому же в последние недели НТВ вновь пришлось "засветиться" в информационных войнах: "Медиа-Мост" с особым рвением освещал "Рашенгейт", рассчитывая дискредитировать кремлевских правителей.

Сближение позиций НТВ и столичного мэра постепенно вытесняет на второй план былого фаворита телеканала лидера "Яблока" Григория Явлинского, который явно не торопится определять свою позицию в конфликте между кремлевской и лужковской группами. Другой канал "московской группы" ТВЦ переживает сейчас модернизацию, стремясь, помимо откровенной и некритичной апологетики в отношении столичного мэра, освоить и другие жанры. Новая команда ТВЦ, которую привели сюда Сергей Ястржембский и Сергей Лисовский, добилась определенных успехов, однако ее самостоятельность по-прежнему крайне ограничена. Многим на телеканале новый стиль работы представляется излишне раскованным и рискованным. При этом по ряду позиций старой команде ТВЦ удается находить поддержку Юрия Лужкова, который пока не сделал окончательного выбора между новыми технологиями воздействия на общественное мнение и психологически более удобным для него аппаратно-советским стилем работы с аудиторией.


Журналисты свой выбор сделали?

Что нынешняя расстановка сил сулит участникам предстоящих парламентских и президентских выборов? В наименее выигрышном положении, как и в 1995-1996 гг., оказалась КПРФ. Ее представители часто мелькают на экранах, однако явно не пользуются сочувствием тележурналистов. К тому же сторонники Зюганова не имеют гарантий от попыток создания информационной блокады вокруг компартии в разгар предвыборной борьбы.

Гораздо более прочны позиции блока ОВР, прежде всего Юрия Лужкова: НТВ и ТВЦ однозначно ориентированы на его поддержку. Однако этого оказывается недостаточно для противодействия "информационной войне" против столичных властей, предпринятой в последние недели ОРТ (в том числе его "золотыми перьями" Доренко и Леонтьевым). Несмотря на то, что безапелляционные обвинения по адресу московской администрации нередко весьма топорны, они создают серьезную угрозу популярности Лужкова. Немаловажно, что мэр Москвы предпочитает избегать открытой полемики с оппонентами в прямом эфире, надеясь обратить ситуацию в свою пользу с помощью административного и судебного давления. Это дает повод критикам Лужкова заявлять, что московскому мэру просто нечего сказать в ответ на обвинения в злоупотреблениях и непорядочности.

Другой лидер центристов, Евгений Примаков, находится в несколько парадоксальном положении. Он традиционно не слишком популярен среди журналистов и не имеет особых рычагов давления на телекомпании. В то же время экс-премьера никто и не атакует. ТВЦ и НТВ, естественно, не будут "бить по своим", а ОРТ и Российское телевидение предпочитают не ссориться с Примаковым, который вовсе не стремится участвовать в информационных войнах и своей осторожной позицией (контрастирующей с радикализмом Лужкова) дает Кремлю основания рассчитывать на охлаждение отношений между лидерами ОВР.

В еще более интересном положении оказался Владимир Путин. Перед ним стоит задача обеспечить благожелательное освещение в СМИ как войны в Чечне, так и других своих действий с прицелом на президентские выборы. Первой цели премьер пока достиг: как и политическая элита, российские журналисты растеряны и дезориентированы недавними успехами федеральных войск и не готовы выступить с критикой действий правительства, хотя и не убеждены в целесообразности перехода Терека и захвата Грозного. Очевидно, что в случае серьезных неудач в Чечне Путин легко может стать жертвой роста "пораженческих" настроений. Появится удобный повод заявить, что премьер пытается купить повышение собственного рейтинга кровью российских солдат. Весьма двусмысленно для Путина выглядит позиция ведущих телеканалов (как ОРТ, так и НТВ), принимающих активное участие в "игре на повышение" рейтинга премьера. Не исключено, что тот же Березовский, несмотря на свои сложные отношения с Путиным, не хотел бы обострять противоречия и даже рассчитывает использовать "политприкрытие" в лице премьера.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N4289, 21 октября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....