МИР ИСКУССТВА

 

Вокруг наследия и наследства Казимира Малевича

По материалам голландской печати

После того, как Нью-йоркский музей современного искусства в июне этого года вернул наследникам Казимира Малевича одну из его работ ("Супрематическая композиция", 1923-1925) и выплатил им значительную сумму денег, многие европейские музеи, среди которых Городской музей Амстердама ("Стеделик"), почувствовали себя, мягко говоря, неуютно. В коллекции Городского музея в Амстердаме находятся 36 произведений Малевича, приобретенных в Берлине в 1958 году.

Теперь, когда в Нью-Йорке произошел, так сказать, "прорыв", наследники Малевича ожидают и от европейских музеев признания их претензий на произведения художника и заключения определенных соглашений.

Клеманс Туссен, германский детектив по произведениям искусства, выступающий от имени наследников, отозвался с энтузиазмом об акции нью-йоркского музея: "Ясно, что в Соединенных Штатах зарождается новая музейная этика, которая должна стать образцом для музеев в Европе и соответственно в Нидерландах". Туссен делает упор на то, что коллекция Малевича в Амстердаме имеет якобы ту же историю, что и коллекция в Нью-Йорке.

В 1927 г. в Берлине проходила выставка произведений Казимира Малевича. Неожиданно автор был срочно отозван в Советский Союз. Все его произведения с выставки остались в Германии. За границу его уже никогда больше не выпустили. В 1935 г. Казимир Малевич умер.

Из 70 картин, привезенных Малевичем на ту берлинскую выставку, 36 находятся в настоящее время в Городском музее Амстердама, шесть в Нью-Йорке, пять в других музеях, пять в частных руках. Местонахождение 18 холстов неизвестно.

Директор амстердамского Городского музея Руди Фукс сказал, что его не беспокоит соглашение, заключенное в Нью-Йорке. "Насколько мне известно, заявил он, история нашей коллекции произведений Малевича весьма отлична от нью-йоркской. Если в наш адрес поступит претензия, мы ее рассмотрим. Мне неизвестно, на каком основании мои нью-йоркские коллеги пришли к решению о передаче. Я свяжусь с ними по этому поводу в ближайшее время".

Под "другой историей" господин Фукс подразумевает тот факт, что Городской музей в 1958 г. произведения Малевича купил, а не взял в пользование, как музей в Нью-Йорке. Но, по мнению живущих в России и Польше наследников Малевича, контракт по приобретению его произведений, заключенный музеем, не имеет силы, так как тогдашние хранители его работ не были их владельцами и, следовательно, не имели полномочий на продажу.

Исследование и переговоры по поводу притязаний наследников Малевича продолжались в Нью-Йорке в течение десяти лет. Еще шесть лет назад мало кто верил в успех. Каким образом все же это соглашение стало возможным? "Благодаря блестящим американским адвокатам", считают в Городском музее.

Наследники Малевича взвешивают возможность подключить тех же адвокатов из конторы "Херрик, Фейнштейн" к защите своих интересов в отношении европейских музеев. Но сперва они учредили фонд Малевича, куда должна поступить часть доходов в случае удовлетворения их притязаний к музеям.

Между тем, мнения юристов по поводу возможных претензий к Городскому музею разделились. Х.Сухонис, адвокат из Наймегена, полагает, что здешняя коллекция Малевича "легко оспариваема". Профессор нотариального права М.Ван Мурик утверждает, что, "рассуждая чисто юридически", музею нечего особенно опасаться. Сделка о купле-продаже в 1958 г. в Берлине была заключена в соответствии с германским законом того времени. Харинг, хранитель произведений Малевича, имел юридическое право на владение ими, правда, всего лишь в связи с "невостребованностью" и "за давностью лет".

ЗИНАИДА БАЛ-ПЕЧЕРСКАЯ


Хейзен (Нидерланды)


©   "Русская мысль", Париж,
N 4290, 28 октября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....