РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

 

Конституционный суд занялся законом о свободе совести

21 октября Конституционный суд России приступил к рассмотрению соответствия конституции п.3 ст.27 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Дело рассматривалось по жалобам религиозного общества "Свидетели Иеговы" из Ярославля и религиозного объединения "Христианская церковь Прославление" из Абакана о том, что применение п.3 ст.27 нарушает конституционные права их членов.

Речь идет о положении, по которому созданные до вступления нового закона в силу религиозные объединения, не имеющие документа, подтверждающего их существование на соответствующей территории на протяжении не менее 15 лет, пользуются правами юридического лица лишь при условии ежегодной перерегистрации до наступления указанного срока и в этот период ограничены в правах. Им, в частности, не разрешается получать, издавать и распространять религиозную литературу, создавать собственные СМИ и образовательные учреждения, приглашать иностранных миссионеров, проводить религиозно-просветительскую работу в медицинских учреждениях, а их духовные лица не получают освобождения от службы в армии.

Обе организации, обратившиеся в Конституционный суд, получили от местных прокуроров представления о том, что, в соответствии с новым законом, им запрещается распространять собственную религиозную литературу и приглашать иностранных миссионеров, а "Христианской Церкви Прославление" было запрещено также проводить служения в местном пансионате для престарелых.

Выступая в Конституционном суде, представитель "Свидетелей Иеговы" Артур Леонтьев отметил, что подобные запреты ущемляют права, гарантированные гражданам как конституцией, так и международными документами, к которым Россия присоединилась. "Свидетельствование словами и делами неразрывно связано с существованием религиозного объединения, заявил он. Таким образом, исповедание своей веры конкретными делами, конкретными средствами, включая религиозную литературу, это неотъемлемое право личности на свободу религии. В том числе и тогда, когда группа лиц пользуется такими инструментами, как объединение или юридическое лицо. Посредством этого они реализуют свои права, которые принадлежат им от рождения и неотчуждаемы. И неправомерно отрезать права личности от прав религиозного объединения и говорить, что лишение религиозного объединения каких-то прав не отражается на правах личности".

Представлявший "Христианскую Церковь Прославление" директор Института религии и права Анатолий Пчелинцев также указал на нарушение конституционных прав граждан в связи с применением ст.27 закона о свободе совести. В то же время он особо подчеркнул, что, направив данной религиозной организации упомянутое предписание, "с формальной стороны прокуратура города Абакана поступила абсолютно правильно, поскольку она является органом власти и осуществляет высший надзор за осуществлением закона". А церковь "Прославление" 15-летнего стажа существования на территории города не имеет; она была зарегистрирована по закону 1990 г., когда при создании религиозной организации предъявлялись совершенно другие требования. Пчелинцев также указал, что министерство юстиции предприняло попытку дать толкование ст.27 закона, выпустив "Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации религиозных объединений в органах юстиции РФ". Эти правила в качестве альтернативы 15-летнему сроку существования религиозных объединений предусматривают возможность их вхождения в централизованные организации. В самой статье этого нет. "Но это позиция органа государственной власти, которая заслуживает уважения, поскольку направлена на смягчение последствий антиконституционной нормы, указал Пчелинцев. Это своего рода признание того, что ст.27 не только несовершенна, но и прямо противоречит конституции".

Главным оппонентом заявителей в Конституционном суде выступил постоянный представитель Государственной Думы в КС Валерий Лазарев. Представив суду документы о том, что обе обратившиеся к нему организации были зарегистрированы министерством юстиции и, таким образом, ни одна из них на данный момент не подпадает под ст.27 действующего закона о свободе совести (а значит, их права не ущемляются), он заявил, "что ситуация позволяет применить статью о прекращении производства по делу", так как "выясняется ситуация ненадлежащего лица, обратившегося в Конституционный суд". Однако официального ходатайства об этом Лазарев не заявил. Большая же часть его речи была посвящена достоинствам закона о свободе совести, среди которых он, в частности, назвал закрепление в нем деления религиозных объединений. "Правовой статус не может быть одинаковым, о равенстве здесь и речи быть не может, эта воля законодателя вполне конституционна, заявил он. Права различных объединений не относятся к числу основополагающих, они всегда расширяются или ограничиваются сообразно времени и обстоятельствам".

Лазарев заявил, что осуществлять права человека и гражданина, в том числе и право на свободу совести, можно, не вступая ни в какую организацию. "Я иногда захожу в церковь и вместе с другими верующими прошу Бога, Отца и Сына и Святого Духа, чтобы Он помог нам выйти из тех тупиков, в которые заходит наше общество, сообщил он суду. А иногда я прошу Аллаха, чтобы моим безвременно ушедшим друзьям из Татарстана ханство небесное было обеспечено. И мне нет необходимости осуществлять свои права и иметь какого-то посредника". Свою речь Лазарев закончил утверждением, что установленные законом ограничения вполне укладываются в рамки конституции, более того законодатель при этом прямо следовал нормам конституции, обязывающим его установить подобные ограничения.

С указанием на то, что заявленные в Конституционный суд жалобы основаны на недостаточно корректном толковании п.3 ст.27 закона, выступили и представители Совета Федерации Виктор Ульянищев и Николай Воробьев. Последний также заявил, что закон действительно ограничивает права некоторых организаций, но абсолютно не затрагивает отдельных граждан. Кроме того, Николай Воробьев счел своим долгом напомнить, что "речь идет не о вечном ограничении, а о каком-то конкретном сроке" и подпадающие под действие этих статей члены религиозных объединений, будучи верующими, должны принимать его как испытание.

Представитель министерства юстиции Александр Кудрявцев в обсуждение статьи не вступал, а лишь отметил, что, на его взгляд, обратившиеся в Конституционный суд организации на данный момент не являются надлежащими истцами, так как уже после своего обращения они были зарегистрированы в установленном порядке как члены централизованных организаций.

В то же время заместитель председателя правительственной комиссии по взаимодействию с религиозными организациями Андрей Себенцов, выступая перед судом, указал, что к заявителям была применена норма закона, причем применялась она формально обоснованно, но тем не менее эта норма противоречит действующей конституции.

Заслушав стороны, суд прекратил заседание. Как ожидается, вердикт по данному делу будет оглашен в течение ближайших двух недель.

ВАРВАРА КОЛОБОВА


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4290, 28 октября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....