СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Прошлая думская неделя получилась на редкость насыщенной. Среди прочего депутаты успели обсудить вопрос о повышении минимальной зарплаты с 83 до 200 руб., послушать Лукашенко, продлить на полгода (до 1 июля 2000 г.) срок перерегистрации общественных объединений и поссориться из-за то ли ново-, то ли мертворожденной группы "Народный депутат".

История с "Народным депутатом" такова. 21 октября лидеры группы Елена Панина и Степан Сулакшин (члены группы "Народовластие") с примкнувшим Геннадием Райковым (член группы "Российские регионы") подали документы на регистрацию группы. Панина с Сулакшиным уверяли в необходимости сплотить всех по-настоящему независимых депутатов. Скептики утверждали, что новообразование создают по инициативе исполнительной власти, чтобы потрепать нервы ОВРагу, точнее, парламентской ипостаси блока мэра с экс-премьером: группе "Российские регионы" (в новенькую группу записалось 10 человек из 44 "росрегионщиков", значит, осталось в "Регионах" 34 человека, а необходимый минимум для законного существования депутатской группы 35 депутатов).

По версии Паниной, 25 октября под председательством Дмитрия Красникова (агрария, выразившего желание войти в число "народных депутатов") прошло заседание комитета по регламенту, на коем "Депутат" был благополучно зарегистрирован в числе 43 душ. Однако, по словам некоторых других членов комитета по регламенту, например, коммуниста Николая Коломейцева, заседания комитета по регламенту не было, и никто никого не регистрировал.

28 октября Совет Думы склонился к мнению, что заседания все-таки не было и не признал регистрацию группы. В связи с этим решением 29 октября под занавес заседания разразился скандал с криками о подлоге и с выяснением того, являются ли члены группы "Народовластие" крепостными крестьянами председателя оной Николая Рыжкова. Председатель нижней палаты Геннадий Селезнев попросил думскую комиссию по этике "исследовать вопрос в корне". На этом думская неделя закончилась, а началась она с бюджета.

Все хорошо, что хорошо кончается

26 октября бюджет страны на 2000 г. был принят в первом чтении с четвертого раза, если учитывать, что бюджет один раз провалился при голосовании и два раза голосование откладывалось из-за полной очевидности провала. В результате торговли, в которой, после того как судьбой бюджета заинтересовался президент, принял участие и премьер-министр Владимир Путин, доходы бюджета выросли по сравнению с ранее представленными правительством цифрами на 54 млрд.руб, что позволило при увеличении расходов на те же 54 млрд. сохранить дефицит в размере 1,08% валового внутреннего продукта.

Казалось бы, коммунисты, которые буквально выжимали из правительства все эти деньги, победили. Однако не надо присматриваться чересчур внимательно, чтобы увидеть, что большую часть страшной цифры в 54 млрд. (как-никак два миллиарда долларов) составляют предполагаемые доходы, о чем честно и откровенно написано в соответствующих бумагах. Возникает вопрос: неужели левых так легко обвести вокруг пальца? Трудно поверить. Дело скорее в том, что требовать увеличения финансирования школ и больниц это одно. Больше денег для пенсионеров и врачей дело хорошее, это каждый левый избиратель понимает. А вот оставить страну без бюджета это поступок, который даже в глазах преданных сторонников тов. Зюганова выглядит сомнительно. Утопи коммунисты бюджет окончательно, они дали бы своим противникам на парламентских выборах мощный козырь в руки.

Видимо, поэтому, доведя членов правительства до изнеможения, а председателя собственного бюджетного комитета Александра Жукова до белого каления, левое большинство Думы удовлетворилось бюджетным журавлем в небе и поддержало бюджет в первом чтении. Из 244 голосов за бюджет коммунисты дали 65 ( во фракции 128 депутатов), громче всех рыдавшие аграрии 17 (из 35-ти), "Народовластие" 28 (из 45-ти). Фракции ЛДПР и НДР голосовали, как всегда, "за", "Яблоко", как всегда, против, "Российские регионы" по-разному (18 за, 2 против, большинство просто не голосовало). Второе чтение бюджета 5 ноября.

Гастролер

27 октября в Думе прошли гастроли заезжей знаменитости с неопределенным статусом. Сам гастролер называет себя президентом Белоруссии. В России многие, в том числе президент, Юрий Лужков и три четверти Думы, ему верят (или считают нужным делать вид, что верят). В то же время большинство в Европе, а у нас фракция "Яблоко" и люди, озабоченные правами человека, полагают, что президентом упомянутый деятель не является, так как продлил свои полномочия абсолютно незаконно.

Итак, по приглашению Думы Александр Лукашенко дал представление беспрецедентной длины. Его монолог длился час сорок минут еще ни один оратор в Думе себе такого не позволял (регламент в таких случаях составляет полчаса). Но никто не возмущался наоборот, депутаты сидели в креслах как пришитые и бурно аплодировали. А иностранный гость неутомимо и с растущим энтузиазмом оскорблял Россию.

Для сведения: Россия "стоит на коленях перед жульем из МВФ", в Белоруссии русскому человеку живется куда лучше, чем в России, российский министр иностранных дел ездит в Париж "оправдываться перед этой мадам" (имеется в виду Олбрайт), единственное окно, через которое Россия общается с цивилизованным миром, это Белоруссия, и прочая и прочая. Аудитория была в полном восторге, всякие глупости типа вмешательства во внутренние дела ее явно не смущали.

Объяснения этому феномену может быть два. Первое: депутаты не отождествляют себя ни с теми, кто стоит на коленях перед МВФ (хотя это странно, они же только что приняли бюджет), ни с Россией в целом вот им и не обидно, когда ее ругают. В эту версию, правда, плохо вписывается то, что отбивали себе ладони не только левые, но и депутаты умеренного толка из НДР и "Российских регионов". Второе: мы навыбирали в Думу по преимуществу мазохистов, вот они и получают удовольствие от унижения. С другой стороны, встречается и здоровая реакция: яблочники, например, на представление не пошли.

Закон для всех один

Насладившись выступлением Лукашенко, депутаты перешли к обсуждению закона о выборах российского президента и бодро 366 голосами приняли его в первом чтении. Во время обсуждения несколько раз прозвучало предложение (в нынешнем контексте его следует воспринимать как не столько антиельцинское, сколько антипримаковское) ограничить максимальный возраст кандидата в президенты 65 годами. Представлявший закон председатель ЦИК Александр Вешняков каждый раз объяснял, что подобное ограничение может установить только конституция. Депутаты особенно не возражали, поскольку их гораздо больше волновали парламентские выборы, чем президентские, и большинство вопросов, обращенных к Вешнякову, было посвящено именно текущей кампании.

Думцы жаловались, что местные избиркомы "придираются" к ним на том основании, что они ведут агитацию в рабочее время. Вешняков отвечал на это, что в соответствии с принятым Думой законом о выборах агитацией следует заниматься в нерабочее время. Депутаты утверждали, что рабочий день у них ненормированный и они просто представить себе не могут, что бывает какое-то "нерабочее" время. Вешняков на это сообщил, что нерабочее время это праздники и выходные дни. "Что же, пищали депутаты, и на встречу с избирателями нельзя поехать на служебной машине?" "Нельзя, отвечал неумолимый Вешняков. Закон есть закон. Вы сами его приняли".

Прелесть ситуации в том, что, когда депутаты запрещали вести избирательную кампанию в рабочее время и записывали в закон о выборах статью о злоупотреблении должностным положением, они имели в виду прежде всего губернаторов. А получилось, что закон писан не только для губернаторов, но и для них самих. Действительно незадача.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4291, 04 ноября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....