СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 


     Чеченский народ переживает четвертое в своей истории массовое уничтожение. Первое происходило во время затяжного колониального завоевания русской армией в XIX веке. Второе при Сталине. Оба раза народ терял половину своей численности. Третье обошлось чеченцам в сто тысяч человек. Четвертое происходит сейчас.

     Главная цель упрочить один из кланов нынешней российской власти. Исполнитель Путин, взращенный в КГБ и после возглавивший то же ведомство под новым названием. Вторая цель дать армии возможность реванша за жалкое поражение, остановившее расправу N3. В российской военной истории так бывало нередко: сначала армия терпит поражения, но потом, когда политический ветер подул в другую сторону и в армии наведен порядок, она сокрушает всей своей мощью. Поражение под Нарвой победа под Полтавой. Поражение, а затем победа в Финляндии в 1939-1940-м. По всей вероятности, чеченцы будут побеждены и истреблены. Наконец, третья цель показать, что Россия может вновь создать нешуточную угрозу Закавказью, а затем, может быть, и Украине, и прибалтийским странам. Короче говоря что при удобном международном положении она способна хотя бы частично восстановить империю.

     Интересно отметить, что российское правительство действует чисто советскими методами. Серия террористических актов весьма сомнительного происхождения разогрела общественное мнение в России и подготовила заграницу. Солгали насчет размаха операции: вначале утверждали, что речь идет лишь о "санитарном кордоне", потом о создании более глубокой "зоны безопасности", а теперь в Чечню вторглись со всех сторон и целью стал захват Грозного. Марионеточное чеченское представительство просит у России "братской помощи", и та немедленно откликается. Наконец, информация поставлена под контроль, а заграничную печать и телевидение на места событий не допускают.

     Самое печальное состоит в том, что война с первого дня, по-видимому, приобрела популярность. Население России, во всяком случае немалая его часть, воспротивилось первой чеченской войне, а теперь принимает вторую, как будто военная победа укрепит его национальное достоинство и яснее очертит национальный облик. Демократия и рыночная экономика "размягчали" народ теперь создается впечатление, что кровавое подавление малой нации его сплачивает. Десять лет Россия колебалась и неужели это и есть тот "путь", который она "обрела"? Если это так, то она утвердилась на направлении, быть может, самом катастрофическом для нее и всего мира. Истинные друзья русского народа испытывают боль и горе.

     США и Европа пока пассивно созерцают этот ужас. Они делают вид, как будто поверили, что розыск "террористов" действительная цель массированных бомбардировок населенных пунктов и уничтожения мирного населения. Они не возражают, когда говорится: Россия, мол, делает в Чечне то, что они сами делали в Сербии, хотя прекрасно знают, что Россия делает то же самое, что делала Сербия в Боснии и Косове. Почему? Дело, безусловно, в соотношении сил: права человека это не для всех. Но даже без вооруженного вмешательства, как в Косове и Тиморе, они могли бы протестовать, закрывать кредиты, разоблачать преступление. Они от этого воздерживаются.

     Нужно предположить, что некий "торг", подспудный или откровенный, охраняет российское правительство. Он стал результатом югославских дел, участвовать в которых неосторожно пригласили Россию. Там она показала, что способна причинить вред и, следовательно, оказать услугу, не причиняя его слишком много. Теперь она получает за это плату. Цена наших ошибок может оказаться трагической, но мы утешаемся, думая, что последствия обрушатся не на нас, а на весьма отдаленные народы, мы же этого даже не узнаем.


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4292, 11 ноября 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....