РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Игорь Дуэль

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

(Очерк о сельском хозяйстве в Ивановской области)

[ 2/3 ]

К началу очерка: часть 1-я.

2.

Даже в Ивановской области, при всех ее общеэкономических сложностях, при явном снижении покупательной способности промышленного населения, один универсальный закон нынешнего периода нашей экономической жизни действует безотказно: тем хозяйствам, что ближе хоть к какому-нибудь рынку сбыта, живется намного легче, чем расположенным по медвежьим углам.

В этом еще раз убеждаешься, когда попадаешь в сельхозпредприятие имени Арсения, расположенное впритык к окраине старинного города Шуи. Конечно, не все ивановские пригородные хозяйства могут похвастать такими успехами, как это, недавно реорганизованное из ТОО в СПК. Но то, что географическое положение создало для арсеньевцев весьма благоприятные возможности, факт, не вызывающий сомнений. Однако и труда, конечно же, потребовалось приложить изрядно, чтобы из удачного стечения обстоятельств извлечь конкретную пользу.

Руководитель СПК им. Арсения Надежда Петровна Ясникова ростом невелика и вида начальственного не имеет. Есть что-то домашнее в ее округлых движениях и легком окающем говорке (смягченный вариант нижегородского, откуда она родом). И хозяйством управляет она мягко, рассудительно, по совести, словно большой семьей, в которой, конечно, не все детишки паиньки, есть и шалуны, есть и настоящие озорники.

Здесь нет каких-то особых рыночных механизмов, как в лучших хозяйствах продвинутых регионов. Но подхода Ясниковой вполне хватает на то, чтобы успешно руководить небольшим (по нашим меркам) предприятием, на полях и фермах которого трудится 69 полноправных членов СПК и 20 ассоциированных. Общая площадь сельхозугодий арсеньевцев 2250 гектаров, из которых 1250 пашня, остальное пастбища и сенокосы.

И вот это хозяйство, расположенное в одной из труднейших российских областей, сработало в последние годы так, что даже вошло в книгу "Элита российского агробизнеса" . Надежда Петровна точно помнит, что написано про СПК имени Арсения в этом издании на 77-й странице.

Ясникова убеждена, что произошедшее здесь реформирование сильно повлияло на мозги трудящихся крестьян. Даже на первом этапе, в 1992 г., который уже чуть ли не каноном стало называть "формальным" и "сменой вывесок", когда колхоз преобразовали в ТОО, арсеньевцы из такой перемены сумели извлечь некоторую пользу.

Надежда Петровна, работавшая тогда главным экономистом хозяйства, вспоминает о том рубеже: "Мысль была такая: раз уж мы разъединяемся, а потом объединяемся, то надо бы хоть малость избавиться от балласта от тех, кто не столько работал, сколько обворовывал колхоз. Им было сообщено, и не однажды, что при реформировании, так сказать, "неблагонадежных" будем ущемлять, заставим всех "упираться". Кто не намерен, тому предложили написать заявление о выходе из предприятия и создании фермерских хозяйств. Некоторым такой вариант показался вполне подходящим. Так появились горе-фермеры. У них на участке ничего, кроме бастыльника, не растет. Ну разве что несколько каких-нибудь крохотных грядочек вскопают.

Конечно, обидно смотреть, как обращаются эти "вольные хлебопашцы" с нашей кормилицей. И потихоньку на них теперь наступаем: у троих уже отобрали землю, доберемся и до других. В 1992 г. нам было важно, чтобы все увидели: предприятие создается заново, на новых принципах, как сообщество собственников имущества и земли. И в какой-то мере мы такого понимания добились. А это было очень важно, потому что далее 226 работников именно столько насчитывал колхоз никакая экономика бы не выдержала. В общем, психологическая ломка уже тогда была серьезная. И поскольку в деревне знали, что именно от меня исходит инициатива по поводу некоторых перемен, то нередко, когда шла по улице, летел мне в спину отборный мат с такими пожеланиями и угрозами, что, добравшись до дому, не сразу приходила в себя".

Второе преобразование хозяйства из ТОО в СПК, прошедшее в прошлом году, двигалось уже в соответствии с обкатанными на первом принципами: наше имущество, наша земля, от нас зависят наши доходы.

Насколько я смог понять, в этом хозяйстве форму сельского производственного кооператива выбрали по двум причинам. Она проще, понятнее, чем другие. Но в то же время это явно не прежний колхоз, ибо здесь есть разделение на полноправных членов, ассоциированных и просто работников, что дает возможность проводить рубеж между теми, кто внес в развитие хозяйства серьезный вклад, и теми, кто по разным причинам остался на уровне колхозного наследия (пенсионеры конечно, особая категория).

И полноправные члены СПК ведут себя иначе, чем другие категории работников. На них главная опора. Во всяком случае под их активным влиянием кончились разговоры, прежде постоянно возникавшие на планерках: "Вот в Качаловском платят", "Вот в "Новой жизни" отвалили".

И когда Надежда Петровна обращается к своим: "Давайте немного подожмемся с зарплатой, надо побольше в землю вложить. Соберем хороший урожай, продадим, тогда и посчитаем, где больше платят", первая поддержка ей от полноправных членов, уже получивших в прошлом году солидную тринадцатую зарплату.

Основные доходы дают арсеньевцам овощи. На вложенный рубль получают два. Но чтобы вышла такая арифметика, приходится в страдную пору работать от семи до семи. И никто не жалуется. Это уже вошло в привычку. Еще одна характерная деталь. Раньше в колхозе было 35 тракторов, теперь 12, но потеря оказалась незаметной. Имеющейся техники вполне хватает и на овощи, и на зерно, и на заготовку кормов, и на обслуживание животноводства.

Общие показатели хозяйства таковы. Рентабельность 23%, прибыль за прошлый год 733 тыс. руб. Надой молока 3993 литра.

Реализуют свою продукцию арсеньевцы по большей части в той же Шуе и в областном Иванове, где наладили контакт с 17 магазинами, имеют четыре свои точки по сбыту молока.

Официальная зарплата 700 руб. в месяц плюс натуроплата картофелем, зерном, молоком, которую и подсчитать в рублях трудно. Еще есть своя столовая, где полноценный и сытный обед стоит работнику хозяйства четыре рубля.

В Шуе такими доходами из жителей мало кто может похвастать. Поэтому 15 человек городских регулярно ездят на работу в СПК и за места свои держатся.

Крестьяне же реагируют на нынешнюю оплату труда так, как некогда мечтали большевистские идеологи: сокращают свои личные подсобные хозяйства. Во всяком случае, число коров в частном секторе здесь заметно поубавилось.

И еще: поскольку крестьяне вполне естественно чувствуют зависимость своего благосостояния от успехов СПК, растащиловка, раньше, как и всюду бывшая бичом хозяйства, здесь практически прекратилась. По всему по этому Надежда Петрова убеждена: "Переворот в сознании людей произошел".

Однако, это вовсе не значит, что СПК имени Арсения не несет потерь от воровства. Но воруют чужие, те, кого называет Ясникова "плюшевым десантом", То, что представляет великое благо для кооператива, близость Шуи оборачивается и его бедой. Дальние поля впритык подходят к Осиновой горе, за которой уже городские кварталы. И вот сюда постоянно совершают набеги шуйские жители, чтобы поживиться картошкой, морковью, капустой. И даже нанятая охрана ничего не может сделать. Часто они ловят этих самых татей с сумками наворованных овощей, но прокурор прямо заявил: за одну сумку дело возбуждать не стану. Между тем есть мастера, которые за день по пять-шесть сумок утаскивают. Сносят их в мелиоративную канаву, там прячут, вечером подъезжают мотоциклы с колясками и все натасканное за день увозят. А на следующее утро те же арсеньевские овощи воры реализуют в Шуе на базаре, сбивая цену на овощи, которые тут же рядом продают сами арсеньевцы, продукцию эту вырастившие.

Эту ситуацию Надежде Петровне хочется круто изменить, но пока не удается. Что же до прочего, она в основном нынешним положением дел в хозяйстве довольна, революционных сдвигов не жаждет и вполне удовлетворена, что перемены здесь происходят медленно, без шумихи. Едва ли не самой важной из них считает Надежда Петровна ту, которую по науке надо назвать "перераспределением капитала". Время от времени у кого-то из местных крестьян возникает нужда в деньгах, и они высказывают желание продать свою долю в кооперативе. В продвинутых реформаторских районах при таких обстоятельствах нередко в роли покупателя выступает руководитель хозяйства, что со временем делает его тем эффективным собственником, появление которого приветствуют все сторонники реформ: ведь он-то убытков не допустит.

Однако Надежда Петровна против такой практики. Не только потому, что и она, и ее прямые помощники не настолько богаты, чтобы скупать доли. Нет, она в принципе против, ибо считает: "Если кто-то начнет выделяться, это ни к чему".

А вот когда собственность покупает предприятие, все его 69 полноправных членов становятся чуть богаче. Оно вроде бы и неплохо, однако СПК по своей сути двойственная организационно-правовая форма. Она и новая, и ясно несет не себе "родовые признаки" бывшего колхоза. Во всяком случае каждый его полноправный член, независимо от того, какой частью собственности владеет, на собрании имеет один голос. А это способно породить ситуацию "колхозной демократии", которую Егор Семенович Строев однажды точно оценил, вспомнив знаменитую приговорочку по поводу голосования в колхозе: "Руки-ноги подняла, ни черта не поняла". Для разного рода демагогов и корыстолюбцев, от появления коих в своих рядах ни одно успешное предприятие не застраховано, невольно складывается питательная среда. И если вдруг обстоятельства жизни изменят не в лучшую сторону соотношение в руководстве предприятия, положение его может оказаться весьма шатким, уж во всяком случае от реальных законов рынка не зависящим. К сожалению, насколько я мог понять, умудренная опытом Надежда Петровна Ясникова не ощущает пока в полной мере этой опасности и должных мер к тому, чтобы она стала невозможной, еще не нашла.

В этом опять же одна из примет региона, недавно вступившего на путь реформ. Уверен, что сложившаяся ситуация будет преодолена как детские болезни. Не исключено, что СПК имени Арсения придется еще раз менять свою организационно-правовую форму так, чтобы доля имущества, принадлежащая управленцам, соответствовала их вкладу в успехи предприятия и давала руководителю такие права при принятие жизненно важных решений, которых любое стечение неблагоприятных обстоятельств в принципе неспособно его лишить. Но все это прогнозы, догадки, все это дело будущего. Хотя, искренне надеюсь, для арсеньевцев уже недалекого.

К окончанию очерка: часть 3-я.


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4297, 16 декабря 1999 г.,
N 4298, 23 декабря 1999 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 01.01.2000:   ]