РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

АЛЕКСАНДР ГОРЯНИН

ПОПРАВКИ К ОБРАЗУ РОССИИ

Люди, которым есть что терять

      Насколько жизнь в России, вопреки причитаниям "прогрессивной" публицистики, меняется, можно убедиться, поездив по стране. Самое главное впечатление: бесчисленные новые дома. Речь не о наглых "новорусских" особняках их, кстати, почти не видно. Я говорю об основательных, хотя и без вызова, совсем нередко двухэтажных, в основном из силикатного кирпича, одним словом, хороших домах. Сам бы не отказался от такого.

      Одного этого достаточно, чтобы заподозрить, что мы живем в одной стране, а СМИ в каком-то ином пространстве. Можно ли, получая информацию только из ТВ, понять, почему падение курса национальной валюты в четыре раза (!), которое в любой другой точке глобуса привело бы к экономическому параличу и к распаду страны, у нас вызвало, по большому счету, лишь легкую рябь, почему правительственный кризис мая 99-го вообще не отразился на курсе рубля, почему на товарных рынках точно так же, как и год назад, не протолкнуться от покупателей? Взялся ли бы кто-нибудь предсказать в начале 90-х, что, например, в Екатеринбурге через считанные годы будет 15 успешных коммерческих телеканалов (помимо общероссийских) и 250 периодических изданий (сведения на декабрь 1998)?

      Когда-нибудь мы все это поймем, но не сегодня. Слишком много неизвестных входят в российское экономико-социальное уравнение, чтобы его можно было решить по Малинину и Буренину. Как действуют внутренние механизмы нашей страны, неизвестно никому. А если кому-то и известно, этот "кто-то" не спешит поделиться своими познаниями.

      В первой половине данной статьи (которая, напомню, есть расширенная версия моего выступления на только что прошедшем в Москве и Сочи первом всемирном Конгрессе русской прессы) я говорил о трех чудесах современной российской истории. Пора сказать о четвертом. Это неправдоподобно быстрая и, казалось бы, никак не подготовленная предшествующими десятилетиями идейная и интеллектуальная трансформация российского общества. Все как-то быстро забыли ту удивительную готовность к свободе, которая оказалась присуща России. Странно, никто не вспоминает, что именно из России пошли начиная с 1986 г. идеи и импульсы свободы столь смелые и последовательные, что поначалу местные элиты в советских республиках и будущие вожди национальных "народных фронтов" и "рухов" в ужасе шарахались от них и в лучшем случае лепетали: "Больше социализма!" Сегодня в каждой из новых стран самоутверждения ради сложен свой миф про свободу, вырванную местными героями у злых русских, которые тащили и не пущали. Не будем высмеивать эти мифы. На стадии государственного возрождения такие мифы жизненно необходимы любому народу. Бог с ними. Мы знаем правду, нам достаточно.

      В истории постоянно воспроизводится один и тот же алгоритм: мыслители, публицисты, поэты и прочие властители дум громко мечтают о "новом человеке" ("новом" в разных смыслах), зовут его, горюют, что им не дожить до его прихода, и, увлекшись, не видят, что он уже пришел. Тогда они обижаются, не хотят его признавать, говорят, что он неправильный. Или искусственный. Или манипулируемый.

      После выборов 1996 г. много писали, что Ельцин победил благодаря тому, что СМИ манипулировали избирателями, что банки вложили в его победу страшные деньги. Такое объяснение вызывает улыбку. Наверное, вложили. Но могли и не вкладывать. Результат был бы тот же самый, потому что страна голосовала не столько за Ельцина, сколько против возвращения коммунистов. Судьбу России решило тогда чувство самосохранения людей, которые точно знали, что именно они не хотят потерять. В том-то и состоит наше счастье, что люди, которым есть что терять, впервые с 1917 г. вновь составляют большинство населения России. Они и есть новые люди. Их уже достаточно, чтобы исключить победу коммуниста и на следующих президентских выборах. Горжусь: весной 1996-го, когда у Ельцина было самое малое число очков, я напечатал в "РМ" статью "Зомби хлопочет впустую", где утверждал, что, вопреки всем рейтингам, у коммунистов нет ни малейшего шанса на победу. Именно в это время многие газеты писали о предстоящем коммунистическом реванше как о деле решенном и неизбежном.

      Наше правое избирательское большинство, грамотное и вменяемое, не стало меньшинством и после августа 98-го, ибо базовые предпосылки его формирования не изменились. Оно состоит из людей, продолжающих твердо помнить, откуда взялся веер неслыханных ранее возможностей, включая возможность видеть мир. Они понимают, благодаря (и вопреки) кому и чему они стали собственниками недвижимости, могут продать, подарить, завещать квартиру. Они больше не желают бессмысленно тратить время на "доставание" и очереди. Они отлично видят, что активному человеку сегодня неизмеримо легче найти возможность лично ему выгодного приложения сил.

      Среди них немало вполне бедных людей. Наша пресса сильно упрощает их мотивации. Считается: раз бедный значит, за красных. Не обязательно. Людям умственного труда, составляющим в России 27% самодеятельного населения (факт абсолютно фундаментальной важности, но почему-то упускаемый из вида), в основном присущи, независимо от материального положения, взгляды и ценности, характерные для среднего класса.

      Пытливая и эрудированная российская интеллигенция дорожит свободой и, если не может в полной мере пользоваться плодами этой свободы сама, хочет сберечь ее хотя бы для детей и внуков. Она ценит возможность открыто и громко обсуждать все и вся, читать что угодно, ценит отсутствие цензуры, издательский бум, театральный бум, информационную революцию. От внимания этих людей, будьте спокойны, не ускользают случаи, когда районный судья отменяет решение заместителя генерального прокурора и даже президента. Никакие новейшие красные батюшки не заставят их забыть об унижениях Церкви при коммунистах. Никакие юбилеи комсомола не вытеснят из их памяти стукачей, глушилки, "железный занавес", спецраспределители, двоемыслие, шутовские выборы, характеристики "от треугольника" и грязь, которую они по осени месили "на картошке". Те же, у кого есть дети-студенты, не могут надивиться тому, как старательно учится нынешняя молодежь. Сами они такими не были.

      Есть данные социологических опросов, которые дают настолько неожиданный результат, что в первое время их не решались публиковать, подозревая ошибку. Эти опросы показывают, что у нас стихийными либералами являются от 60 до 80% населения. Пусть они сами себя так не называют, но их ответы на вопросники не оставляют сомнений.

      Короста коммунизма будет сходить еще долго, но совершенно ясно: российское общество стремительно меняется и плюрализуется (словцо некрасивое, не спорю). От общества образца 1986 г. оно ушло бесконечно далеко. Загнать его в прежнее состояние не по силам уже никому. Таково четвертое из российских чудес 90-х годов.

К началу статьи ||| Предыдущая часть ||| Следующая часть

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4276, 01 июля 1999 г.
N 4277, 08 июля 1999 г.

[ 4 / 7 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....