РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

АЛЕКСАНДР ГОРЯНИН

ПОПРАВКИ К ОБРАЗУ РОССИИ

Про наш кризис

      Все это прекрасно, слышу я голоса современных Чернышевских (выходцев из все тех же прокуренных кухонь), но как же кризис? Не делайте вид, дорогой товарищ, будто не понимаете, что все "достижения" предшествующих лет возникли из воздуха, финансировались из мошеннической пирамиды!

      Может, они правы? Может, надо было жить бедно и честно, не сдерживать рост доллара с помощью ГКО? Пусть бы он оставался все время дорогим, все время вне пределов досягаемости среднего человека. Не надо было раскатывать за дешевые доллары по забугорью, оканчивать какие-то, видите ли, курсы, переобучаться. Не надо было накачивать страну бытовой техникой, электроникой, компьютерами. Обходились бы пока пишущими машинками и холодильниками "Газоаппарат". Да и автомобилей что-то подозрительно много стало, больше, чем в каждой третьей семье. Не по чину это нам, друзья, не по чину. И столько глянцевых журналов не следовало издавать. А уж понастроили сколько всего! Зачем бедной стране вести себя, как богатая, зачем так много строить? Вот все и кончилось крахом.

      Гм. Может быть, это и крах, но, что любопытно, построенное не рассыпалось от краха в прах (извините за рифму). И автомобили не встали на прикол пробок на дорогах только больше. Магазины после краткой заминки заполнились снова. Если не читать газеты и не смотреть ТВ, можно ли догадаться, что страна в глубочайшем, как уверяют, кризисе? Речь не только о Москве. Я задавал себе тот же вопрос в Таганроге и Челябинске, Екатеринбурге и Перми, Самаре и Воронеже и еще в десятке городов. Внешних признаков кризиса, вроде заколоченных витрин, не видно нигде, газеты деловых объявлений выходят толщиной в палец. Импортозаменяющие производства бурно растут и работают порой в три смены.

      Годы дешевого доллара дали возможность наладить инфраструктуры хозяйственной и интеллектуальной жизни, которые иначе могли и не возникнуть. Многие предприятия, особенно среднего размера, успели переоснаститься, закупив новейшее оборудование. При "нормальном" курсе им бы это не удалось. При "нормальном" курсе, возможно, не было бы книгоиздательского бума, не стал бы могучей силой русский Интернет и уж точно не расцвел бы туристский бизнес, десятки миллионов людей не увидели бы другие страны. А главное, еще большее количество людей не получили бы той социальной мотивации, которую имеют сегодня. Они вошли во вкус другой жизни, чем известная им с детства.

      Да, кризис больно ударил по многим. Но он же покончил с таким антирыночным явлением, как "приятельский капитализм", когда мигом раздувшиеся от важности молодые столоначальники (в сугубо непроизводственных сферах, конечно) брали себе в подчиненные дармоедов и прихлебателей из родни и бывших одноклассников, устанавливали всем непомерные оклады в уверенности, что так будет всегда. Кризис, как волк-санитар, перегрыз горло целым отраслям воздухоторговли, добил самые (с отдельными печальными исключениями, конечно) нежизнеспособные и дурно управляемые предприятия и фирмы. Он сбил спесь с неосновательно обогатившихся (и потому мигом просевших) карикатурных "новых русских" из числа тех, что носятся по улицам в сверкающих катафалках. И он же сделал вновь рентабельной нефтедобычу главную кормилицу России (30% всех доходов страны).

      Наши финансово-экономические трудности печальная реальность, но кто осмелится назвать их непреодолимыми? Что до российского внешнего долга, его судьба будет наверняка такой же, что и у прочих внешних долгов нашего столетия. Страны расплачиваются в разумных пределах, а неподъемные долги им списывают. Сначала идет реструктуризация, потом отсрочка, потом новая отсрочка и новая реструктуризация, потом забвение и тихое списание. Германия, Бразилия, Индия, Польша лишь самые яркие примеры. Об этом говорил в свое время недавно скончавшийся лауреат Нобелевской премии Василий Леонтьев: смело берите в долг, всего отдавать не придется. Кажется, лишь Румыния времен Чаушеску да Чили времен Пиночета разбились в лепешку и выплатили все долги, но никто этого не оценил. Мало того, в печати гуляют гипотезы, что печальная судьба Чаушеску как раз и была следствием его полного расчета по долгам. Наводит на раздумья и готовящаяся расправа над Пиночетом. Но не будем отвлекаться.

      Ясно, что такой мощи и силы бескровные революции, как наша либеральная революция, не могут протекать гладко и незатруднительно. Сегодняшнюю российскую жизнь можно уподобить жизни в доме, где идет капитальный ремонт без отселения жильцов (и какой ремонт! в каком доме!). Для миллионов людей это тяжко. Особенно для населения малых городов и городов промышленной монокультуры, для людей пониженной адаптируемости, для старых по возрасту и старых от рождения. Может быть, самая важная задача государства сегодня адресно помогать этим людям. Тяжко и тем, кому полработы не показывай, хотя жаль, конечно, и их. Не жаль только помянутых выше "политологов", сеющих разлад, уныние и ненависть.

К началу статьи ||| Предыдущая часть ||| Следующая часть

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4276, 01 июля 1999 г.
N 4277, 08 июля 1999 г.

[ 5 / 7 ]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....