ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Николай Пунин
Первые футуристические бои

«Все грады и веси, писал Д.Философов, переполнены "свинофилами"»; свинофилами он называл черносотенцев-антисемитов и футуристов.

Войтоловский из "Русских ведомостей" инсинуировал: "Между мелким издевательством квартального, плевком Бурлюка... действительно, имеется глубокая родственная связь. И если одно сословие выдвигает Хвостовых и Пуришкевичей, то другое служит питомником Бурлюков, мелко издевающихся исправников, мелко хихикающих педагогов" и т.д.

Буржуазные радикалы, пугая накрахмаленными Европой латами, больше, пожалуй, чем черносотенные "нововременцы", хохотавшие пошло и самодовольно, ненавидели футуризм и боролись с ним. Это в их адрес, с наивным чистосердечием, писал в 1914 г. открытое письмо Николай Бурлюк:

"Некоторые из вас борцы за свободу религии и труда и вот какое позорное противоречие. МЫ ВАШИ БРАТЬЯ, а вы нас оскорбляете и унижаете за то, что мы не рабы и живем свободой... Вы лицо той старой России, которая пережила 1905 год... Вы жалуетесь на реакцию и безвременье. Вы же их создали... Вы хуже и опасней черной сотни, она не скрывает своего дикарства и изуверства; вы же одеваетесь в манишку западничества..." и т.д. Конец письма Н.Бурлюка не мог быть напечатан "по независящим от редакции обстоятельствам".

В том и заключается особенность русского футуризма, что он никогда не был только профессионально-художественным, формалистическим движением; в нем бились пришедшие в движение культурно-социальные энергии эпохи. Резонируя залпами Пресни, он, вместе с тем, был эхом перекатывавшегося по стране революционного гула. Русский футуризм не мировоззрение, не система художественных приемов, не течение в искусстве, это род революционного темперамента: явление общественное, иногда даже бытовое "пощечина общественному вкусу": эстетизму и мещанству, в первую очередь; догматизму и рационализму.

Из всех боев, которые вел футуризм, самыми тяжелыми были бои с рационализмом.

Витрувий где-то говорит: "rationatio", т.е. теория, знание это тень творчества. Рационализм это система таких теней. Бывают периоды, когда творчество Витрувий называет его "fabrica" задушено; в такие периоды только тени бродят по земле, слоняются и тоскуют; теории, теории, одни теории.

Творческие силы, десятилетиями не получавшие выхода, прорвались футуризмом; понятно, что футуризм вступил в борьбу с этими расплясавшимися тенями; но как случилось, что он их не одолел?

И вы, стихии Октября?..

Как то осенью, ночью, кажется, 1919 года, я возвращался откуда-то с Лурье; он был тогда "комиссаром МУЗО"; у нас были ночные пропуска; после девяти часов на улицу не выпускали; встретившийся патруль нас не проверил; мы шли одни; дул зверский ледяной ветер; снег еще не выпал; шарила над застывшей землей сухая метель; нигде никаких огней: электрические станции стояли за отсутствием топлива. Ветер, громады домов и больше ничего. Мы говорили о преодолении рационализма. Жизнь, казалось, была разворочена, недра ее обнажены, все теории опровергнуты, стихии развязаны, было все передоверено, поручено, отдано интуиции. Мы знали: это счастье Октября!

К началу публикации ||| Предыдущая часть ||| Следующая часть

Публикация
Леонида Зыкова

Санкт-Петербург

© "Русская мысль", Париж,
N 4268, 06 мая 1999 г.,
N 4269, 13 мая 1999 г.,
N 4270, 20 мая 1999 г.

[3 / 8]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....