ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Николай Пунин
Первые футуристические бои

Подобно тому, как футуризм род темперамента, питавшего художников разнообразных направлений, методы кубизма замешаны во всех течениях современного искусства. Понимать кубизм, уметь его применять, значит жить с нами. Многие, конечно, живут с Крамским, Репиным, Александром Бенуа. Самое ценное в кубизме это масштаб; за этот масштаб можно простить кубизму его рационалистический уклон. Хотя какой рационализм во "Флейте и скрипке" Пикассо, которая теперь совсем бессмысленно висит в Эрмитаже. Это прогулка по краю мира, разговор по прямому проводу с мирозданием, радиопередача векам.

Кубизм нашел правильные отношения между "я" и вселенной; в сущности он упразднил "я", как обособленный "внутренний мир" человека; кубизм научил отсчитывать не от себя; поднял восстание против гипертрофии личности и победил. "Я" в кубистическом произведении даже не проекция мира ("Мир это мое представление" формула индивидуалистов), а только условие, при котором проекция стала возможной; строго говоря, личности в условиях кубистического миропонимания не дано даже страдать; страдать может только человечество, группа людей класс, партия, коллектив. Вот почему так часты измены кубизму, и постоянные отказы от его принципов это бунт личности.

Все мы, в конце концов, изменили кубизму и теперь предаемся воспоминаниям. Среди гор, где я сейчас пишу, я тоже вспоминаю, как подымался на одну из вершин, откуда открывались: внизу туманы экспрессионизма, затем цепи, кое-где сверкали снега; было холодно, но величественно.

Воспоминания, впрочем, я обрываю; тем более, что современникам все это может показаться субъективно-лиричным, а потомки поймут кубизм по-своему и без меня.

Когда уходишь с моря, всегда хочется сказать ему: долго тебе еще шуметь после того , как я угомонюсь в земле, долго. Так и кубизму.

В первых "футуристических боях" кубизм играл роль широко задуманного стратегического плана; но, как всегда бывает в боях, бой идет, а план кажется бессмысленно отсутствующим в деле. Однако, когда бой кончился, все поняли, что он разыгрывался по плану. Так и с кубизмом. В "первых футуристических боях" критика фактически проглядела кубизм. Желтые кофты, татуировка Бурлюка, поваренные ложки в петлицах, мочалы и окурки, воткнутые в холст, захватили всецело; на что-либо другое внимания уже не хватало. Между тем, "футуристические бои" были, в сущности, боями за основные принципы кубизма. Русский футуризм не оставил картин, кубизм повернул и живопись и литературу на новые дороги; ритм и стиль времени стали другими после кубизма.

Искусство оформляет сырье жизни; жизнь формирует искусство; в этой качалке они располагаются удобно. Но это схема. Нельзя с точностью сказать, где кончается жизнь и где начинается искусство, незаметно они проникают друг в друга. Чтобы картина стала возможной, она должна существовать, именно как сырье, в жизни.

Забывают, что художник это человек и что прежде, чем что-либо собрать на поверхности холста, надо собрать самого себя. Роль искусства роль собирателя, очистителя, конденсатора; оно перегоняет сырье жизни в произведения искусства. От живописно-пластического качества этого сырья зависят во многих случаях ценности искусства.

После кубизма стиль времени стал другим; не кубизм его создал, кубизм был создан им; но время оказалось одетым в новый стиль усилиями кубистов. Новый ритм и новые качества; новые качества новый вкус. Вкус ко всему современному, твердое "да" эпохе великих сдвигов" вот что такое кубизм-формовщик наших жизней, неопознанный вождь первых футуристических боев.

Футуризм и кубизм попали в Россию транзитом через Москву; Москва поставила на них свои печати: "Давид Бурлюк отец русского футуризма", "Михаил Л"(арионов), "Мастерская Татлина", "Малевич алогизмы", Велимир Хлебников и Владимир Маяковский... Давид Бурлюк мало имеет отношения ко всему, что произошло за пределами Москвы; он местный отец; сын не в отца: и серьезнее, и много значительнее. О Ларионове я только слышал... легендами, но с этим именем связаны для многих из нас самые глубокие живописные переживания. Чтобы изучить источники современного живописного реализма, надо идти руслами Ларионова. Еще в 1904 году Ларионов, не впадая в импрессионистическую стилизацию "Мира искусства", в Дени, в Герена, в Карьера, отверг оптический натурализм Клода Монэ и теорию Синьяка.

Надо знать: импрессионизм попал в Россию в самой плохой интерпретации в немецкой. Усилиями "Мира искусства". "Мирискусники" отвели течения русской художественной культуры от живописного импрессионизма больших реалистических традиций: недооценили Э.Манэ, Ренуара, Сера; Сезанна не поняли вовсе; люди, лишенные стиля, не могли обойтись без позы на "большой стиль", сперва Беклина-Штука, потом Пюви де Шаванна и Цорна. Ларионов обошелся без "Мира искусства". Это был человек революционного темперамента: он дал понять профессору Серову, что его место в русской школе живописи скромнее, чем думали почитатели Серова. Как и все поколение русских "футуристов", Ларионов рос вопреки учителям.

К началу публикации ||| Предыдущая часть ||| Следующая часть

Публикация
Леонида Зыкова

Санкт-Петербург

© "Русская мысль", Париж,
N 4268, 06 мая 1999 г.,
N 4269, 13 мая 1999 г.,
N 4270, 20 мая 1999 г.

[5 / 8]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....