МНЕНИЯ, ОЦЕНКИ, ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

ЗАМЕТКИ ЭКОНОМИСТА

ОТРИЦАНИЕ СОЦИАЛИЗМА

Либерализм от Адама

      Суть идеологии либеральной экономической политики сформулировал в свое время А.Смит: "Для того чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении, все остальное сделает естественный ход вещей". Казалось бы, все ясно: легкие налоги и есть малые изъятия расширенного правительства. Следует ли из этого, что Вьетнам более либеральная страна, чем Норвегия, а в Туркмении и Азербайджане проводились более либеральные реформы, чем в Польше и Чехии? Здесь важно обратить внимание на тезис о терпимости в управлении. Государство должно быть нейтрально относительно бизнеса и иных форм частной жизни (если только одна форма частной жизни не начинает подавлять другую здесь государство должно вмешиваться для обеспечения равенства правил игры для всех).
      Либерализм это экономическая свобода. Свобода прежде всего от государственного интервенционизма, но не только. Свободу может ограничивать и корпоративный интервенционизм. Исторический пример его цеха и гильдии мы уже приводили. Более современный пример корпоративный социализм. Самая известная его разновидность югославское "самоуправление трудящихся", в котором "организации объединенного труда" играли роль локальных центров интервенционизма при формально невысокой доле изъятий расширенного правительства. Есть примеры локальных очагов корпоративного социализма даже в развитых рыночных демократиях.
      Но и государственный интервенционизм может осуществляться по-разному. И фискальная его форма (наращивание патерналистских государственных обязательств и повышение налогового бремени и бюджетного перераспределения для их финансирования) наиболее безобидна. Здесь по крайней мере можно обеспечить "прозрачность", выявить эффективность (или неэффективность), принять очевидные количественные меры (санировать расходы, например).
      Вообще говоря, налоговое бремя это вопрос договоренности, контракта государства с гражданским обществом (там, где оно есть): общество может согласиться на высокий уровень налоговых изъятий в обмен на предоставление государством социальных услуг должного качества. Или общество может согласиться на сокращение государственных обязательств при условии снижения налогового бремени. Ситуация же "ножниц", характерная для России, при которой общество не допускает снижения государственных обязательств ниже 45% ВВП, но и не желает платить налогов больше чем 31-32% ВВП, при этом государственные обязательства девальвируются по факту, означает, что на самом деле гражданского общества нет, есть лишь его имитация. Это же утверждение может быть отнесено и к государственным институтам.
      Есть формы государственного интервенционизма, гораздо более опасные для экономической свободы. Это различные формы государственной монополии (внешней торговли, валютных операций, собственности на определенные виды активов, осуществления определенных видов предпринимательской деятельности и др.), государственная собственность на бизнес-активы, лицензирование и регламентация различных видов деятельности, искажение основных рыночных критериев и параметров (цены, курс валюты, критерии эффективности и др.), создание преимуществ одним участникам рынка при ущемлении других (налоговые, таможенные, кредитные льготы, субсидии предприятиям, государственный заказ и пр.). Эти формы непрозрачны, неверифицируемы, открывают наибольший простор неэффективности и злоупотреблениям. Именно они в максимальной степени антилиберальны.

К началу статьи ||| Следующая часть

АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4270, 20 мая 1999 г.,
N 4271, 27 мая 1999 г.

[2a / 8]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....