МНЕНИЯ, ОЦЕНКИ, ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

ЗАМЕТКИ ЭКОНОМИСТА

ОТРИЦАНИЕ СОЦИАЛИЗМА

      Приватизация становится не формальной, а реальной только тогда, когда дополняется принципиальными институциональными изменениями (утверждение контрактного права, механизма финансовой ответственности предприятий, включая банкротство, механизма ипотеки, современных форм бухгалтерской отчетности и аудита и т.п.), которые приводят рыночную организацию на микроуровне в соответствие с рыночной организацией на макроуровне.
      Снижение доли государственных изъятий, расходов расширенного правительства в ВВП, как мы уже отмечали, не является интегральным показателем и не оказывает прямого воздействия на содержание и темпы системной трансформации. Страны, дальше других продвинувшиеся в "капиталистическом строительстве" (прежде всего страны Вышеградской группы), имеют более высокий уровень государственных изъятий в ВВП, чем остальные постсоциалистические страны, таких успехов не добившиеся.
      Другое дело, насколько долгосрочной может оказаться стратегия сохранения больших объемов государственных обязательств (главным образом социальных), хотя бы и в полной мере профинансированных за счет высоких государственных изъятий. Она имеет довольно ограниченные временные рамки. Об этом же говорит и опыт развитых рыночных экономик. Те из них, которые долгое время держали завышенной долю расходов расширенного правительства в ВВП (прежде всего скандинавские страны), столкнулись с долгосрочной тенденцией затухания экономического роста и вынуждены были пойти на весьма радикальное сокращение государственных социальных расходов.
      В макроэкономическом смысле капитализм это система эффективных финансовых рынков, связанных институционально-правовой и денежно-кредитной сетями отношений. И в этом макроэкономическом смысле сокращение государственного присутствия в экономике означает рост присутствия в ней капитализма. Государство, прежде подменявшее собой финансовые рынки, уступает им место. Но количественно измерить как это присутствие государства в экономике, так и его сокращение непросто, и показатель доли государственных изъятий в ВВП измеряет его весьма приблизительно.
      Во всех постсоциалистических странах реформирование социальной сферы проведено весьма в небольшой степени. Огромный груз государственно-патерналистской системы удовлетворения социальных потребностей, зафиксированный в бесконечном реестре государственных социальных обязательств, сохраняется повсюду. И даже там, где он существенно уменьшился, это не результат продуманных реформ, а специфический феномен послевоенных кризисных экономик, когда сама разруха девальвирует государственные обязательства.
      Отчасти это связано с повышенной инерционностью самой социальной и коммунальной системы. В свое время она дольше всего сопротивлялась вторжению социализма, его отношений и критериев. Теперь она точно так же препятствует утверждению капиталистических отношений и институтов.
      Отчасти это связано и с разноуровневостью решения социальных проблем, большей их вмененностью региональному и муниципальному уровням власти, а также их большей политической "температурой". Если реформирование социальной сферы не попадает в первое "окно" политически возможного сразу после распада социалистической системы, то затем оно становится вообще практически неосуществимым, даже на градуалистской основе, до открытия второго "окна", что может быть связано с чрезвычайным обострением бюджетного кризиса либо внеэкономическими катаклизмами.
      Развитие контрактного права важно потому, что оно создает институциональную структуру, присущую капиталистической рыночной экономике.

К началу статьи ||| Предыдущая часть ||| Следующая часть

АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ

Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4270, 20 мая 1999 г.,
N 4271, 27 мая 1999 г.

[7b / 8]

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....