ВЗГЛЯД С ЗАПАДА

 

[2/7]

     Страшное наводнение в обычно климатически спокойной и умеренной Венесуэле вызвало поразительное количество жертв, сотни тысяч бездомных и десятки тысяч без вести пропавших людей. Сейчас в прессе мелькают сообщения о том, что правительство страны было предупреждено об опасности грядущего стихийного бедствия и не приняло нужных мер, чтобы оградить население от его последствий. Но на самом деле что можно было сделать? Это те моменты в жизни человечества, когда оно хотя бы отчасти осознает свою хрупкость и беспомощность; однако вопрос о том, в какой мере мы сами, своим безумным стремлением к быстрой и легкой наживе, а следовательно, пренебрежением к природе и ее законам, навлекаем на себя часть происходящих катастроф, этот вопрос вновь был поднят, и, может быть, будут вынуждены задуматься те, кто до сих пор так упорно сопротивлялся изменениям в индустриальной и торговой политике. Оказывается, недавний мятеж в Сиэтле против действий Всемирной торговой организации был не таким бессмысленным и политически направляемым, каким пытались его представить. Но поклонение "золотому тельцу" пожалуй, самая самоубийственная черта человечества.

     Недавно в одной из французских газет довелось читать рассуждения автора, причисляющего себя к философам, о том, как христианству, родившемуся, как он считает, в давние темные времена суеверия и невежества, приходится изворачиваться и приспосабливаться к современному мышлению, чтобы сохранить право на существование в мире. Удивительно, что именующий себя мыслителем автор не задумался над тем, насколько именно христианство содержит всегда благоразумный и реалистичный ответ на все вопросы и проблемы человеческого пути на земле.

     За Латинской Америкой последовала Западная Европа, на которую обрушились невиданные в ее истории ураганы, сильно превосходящие тот, который некоторое время тому назад потряс и изувечил Москву. Более всего пострадала Франция, в результате чего несколько дней ее средства массовой информации вполне естественно заняты были почти исключительно описанием своей беды. Но чеченская война продолжала присутствовать хотя бы где-то на втором плане. В те дни мы отметили в прессе других стран возрастающий интерес к тому, что происходит в России: очевидно, изображение второй чеченской войны как акта защиты от международного терроризма перестало вызывать доверие.

     Терроризм, правда, в мире продолжал существовать и даже проявился в такой форме, которая производит наибольшее впечатление, в угоне самолета. Индийский самолет со 160 заложниками на борту, захваченный пакистанскими (по-видимому) террористами, одиноко стоял в совершенно пустом афганском аэропорту, окруженный талибами (игравшими до сих пор не понятую роль), до тех пор, пока индийское правительство не освободило из заключения трех пакистанских сепаратистов во главе с одним из самых известных лидеров движения за отделение от Индии Кашмира. После этого заложников отпустили, а захватчики исчезли неизвестно куда, очевидно, получив убежище все у тех же талибов. Но отнюдь не только те обозреватели и аналитики, которые в каждом российском действии готовы видеть доказательство растущего агрессивного национализма, отказываются верить в то, что чеченская война направлена против террористов, а не ставит себе целью просто полное покорение "мятежной колонии".

     Ричард Пайпс относится, конечно, все-таки к первой категории упомянутых нами комментаторов: для него Россия всегда и только плоха. Газета "Уолл-стрит джорнал" еще в конце декабря опубликовала статью, в которой он утверждал, что посткоммунистическая Россия якобы окончательно выбрала свой путь: это агрессивный национализм и планы экспансии ради восстановления и расширения сверхдержавы или империи. Чеченская война, разумеется, дала ему аргументы для уже давно и безоговорочно принятого им тезиса; слабость Пайпса состоит в том, что он всегда, нередко не стесняясь и натяжек, подыскивает доводы для доказательства того, что догматически постановил априорно и от чего ему очень трудно было бы отказаться. К сожалению, Россия нашего времени действительно заставляет всех, в первую очередь ее настоящих друзей, задать себе вопрос: какой же путь она избрала для себя? Другой вопрос, который, на наш взгляд, задают слишком мало и слишком редко: в какой мере она в состоянии после той истории, которая была ею прожита, этот путь определить и оценить?

 

< <  К началу обзора  |||   Следующая часть  > >

 

ИРИНА ИЛОВАЙСКАЯ


Рим


©   "Русская мысль", Париж,
N 4299, 06 января 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 14.01.2000:   ]