РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

Памяти Ариадны Тырковой

(1869-1962)

Исполнилось 130 лет со дня рождения Ариадны Тырковой-Вильямс, видной деятельницы российской конституционно-демократической партии и автора поучительных воспоминаний.

Тыркова была единственной женщиной в ЦК к.-д. партии, известной также как Партия народной свободы, а с легкой руки недоброжелателей получившей имя кадетской (то есть партии младших; на деле конституционные демократы били как раз старшими из тех, кто боролся за свободу: и по возрасту, и по исторической осмотрительности). Эта женщина прожила долгую жизнь, протянувшуюся от первых лет царствования Александра II до порога брежневской поры.

Ариадна Владимировна родилась в 1869 г. в Новгородской губернии, неподалеку от державинской Званки; свои мемуары начала писать в захваченной нацистами Франции, а умерла в 1962 г. в Вашингтоне. В промежутке были три русских революции и две мировых войны. В дореволюционной России, этой лаборатории политических катаклизмов столетия, Тыркова непосредственно наблюдала многих. Ей, например, довелось видеть идеолога народников Михайловского, побывать на его именинах, с которых, впрочем, она ушла, так и не познакомившись с хозяином. А вот как она знакомилась с марксизмом:

"Личная жизнь противников Михайловского, марксистов, была очень чинной. Я знаю это потому, что три основоположника русского марксизма, Михаил Туган-Барановский, Петр Струве и Владимир Ульянов были женаты на моих школьных подругах. Благодаря им я рано познакомилась с русским марксизмом, вернее, не с марксизмом, а с марксистами. Теорию их я никогда не изучала и чем дольше слушала длинные разговоры о Карле Марксе, его учении, его письмах к Энгельсу, с указанием, в каком издании, на какой странице находится та или иная цитата, тем меньше было у меня охоты изучать его".

Задолго до какого бы то ни было политического становления Тыркова дважды побывала в тюрьме. В тюрьму тогда мог попасть всякий. Власть и общественность смотрели друг на друга волком и понимать друг друга отказывались. Правда, царские тюрьмы, превосходно описанные Тырковой, советскому человеку показались бы санаторием. Из своего второго заключения, уже осужденная, Тыркова была отпущена под залог по болезни. Друзья уговорили ее в тюрьму не возвращаться, а ехать за границу и она послушалась их. Она уезжает в Штутгарт, к Петру Струве, издававшему там газету "Освобождение".

Струве сыграл важную роль в жизни Тырковой. От него, ставшего к тому времени главным идеологом конституционных демократов, Тыркова почерпнула знания и политический опыт. Кажется, именно Струве первым произнес подхваченную в наше время формулу: либеральный консерватизм.

В эмиграции Тыркова провела около полутора лет и сильно тосковала по родине. После царского манифеста 1905 г. и амнистии она поспешила домой, в Петербург и тут всерьез включилась в политику, ибо политика впервые в русской истории перестала быть прерогативой власти. Партии наконец-то были разрешены, что не помешало конституционным демократам (которых Ленин усиленно обвиняет в сделке с монархией) остаться не только в твердой оппозиции, но, по свидетельству мемуаристки, и на полулегальном положении. Русские либералы стали душой общественной жизни последнего десятилетия России. Тыркова с ними с первого дня. На втором съезде партии (похожей скорее на клуб университетских профессоров-единомышленников) ее избрали в центральный комитет (тоже бесконечно далекий от того, что нам слышится в этих словах).

Для Тырковой началась лучшая пора ее жизни: она стала думской журналисткой в медовый месяц русского парламентаризма, целые дни проводила в ложе для прессы, даже участвовала в работе парламентской фракции своей партии.

Наладилась и ее личная жизнь, до той поры неудачная. В Таврическом дворце, где заседала Дума, Тыркова была неразлучна со своим вторым мужем, англичанином Гарольдом Вильямсом, в то время корреспондентом газеты "Манчестер гардиан". Период небывалого гражданского подъему сменился годами мировой войны, а затем пришла большевистская революция, и Тыркова оказалась за границей, в своей второй, на этот раз окончательной эмиграции.

Но, как ни долог, как ни богат событиями жизненный путь Тырковой, в известном смысле еще длиннее и богаче оказался путь ее духовной эволюции, прослеженный в мемуарах "На путях к свободе", вышедших в 1952 году. Дочь шестидесятницы, сестра народовольца, смолоду убежденная противница самодержавия и чуть ли не нигилистка, к концу жизни она стала монархисткой и христианкой. Сходным путем шли тогда и многие другие, в том числе и те, кто начинал с марксизма, например, Бердяев и Струве.

Мемуары Тырковой написаны просто и выразительно. Лучшие их страницы посвящены, может быть, не самой важной для мемуаристки теме: ей самой, ее жизни в дореволюционной России. С необычайной свежестью и достоверностью рисует она Петербург поры Александра III, Ярославль накануне революции 1905 г., портреты думских деятелей и министров, быт и характеры русских людей разных сословий. Очарование ее писательского дара в интимной, доверительной интонации, в непосредственности и самостоятельности автора. Ее правдивость, при наличии незначительных и неизбежных неточностей, представляется безупречной.

Неприятная чертой мемуаров добродушное и едва уловимое, но стойкое высокомерие к двум категориям современников: к людям ученым и инородцам. Патриотизм Тырковой, к которому сама она пришла поздно, постепенно отрекаясь от нигилизма молодости, не свободен от чувства превосходства от той формы национальной гордости, которую Ключевский называл "сомнительным побуждением, суррогатом национального сознания".

Великодержавная греза, всегда замешанная на угнетении, град Китеж Победоносцева, проявляется в сознании Тырковой во второй половине ее жизни. Переоценка увлекла ее в другую крайность. В частности, справедливо упрекая оппозицию начала века в ребяческом нежелании сотрудничать с исторической властью, а самодержавие в косности и слепоте, она в чем-то главном берет сторону этой исторической власти, не случайно осужденной историей.

ЮРИЙ КОЛКЕР


Лондон


©   "Русская мысль", Париж,
N 4299, 06 января 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...      
Aport Ranker       [ с 18.01.2000:   ]